ЗЕД, зовнішня політика

Избирательные технологии и политическая пропаганда

Повний текст роботи з малюнками та таблицями доступний при скачуванні. Скачати
Дата введення: 2015-10-23       21 ст.

Избирательные технологии и политическая пропаганда

ПЛАН

Введение

1. История и структура избирательных технологий

2. Инструментарий политической пропаганды

Выводы

Литература

Введение

Значение института выборов для построения демократии в России обуславливает повышенный интерес к технологическому инструментарию политической пропаганды, который, проявляясь на выборах в органы государственной власти и местного самоуправления, способен серьезно деформировать систему народовластия. Кроме того, анализ технологий манипулирования необходим для того, чтобы определить пути противодействия деструктивным явлениям в избирательном процессе.

Изучение различных источников по исследуемой проблеме показывает, что схемы политической пропаганды тесно связано с целым комплексом приемов, специальных техник, образов и мифов, используемых при реализации избирательных технологий.

Проблемы избирательных технологий давно находятся в поле пристального внимания ученых. Исторически отечественные научные взгляды в этой сфере формировались на базе представлений о тесной связи избирательных технологий с основными параметрами избирательной и партийной систем, выработанных западной политической наукой (М.Амеллер, К.Боун, Р.Даль, М.Дюверже, Ж.-П.Жакке, М.Каасе, Р.Катц, Д.Ламберт, Э.Лейкман, Р.Шварценберг, М.Шугарт, У.Филипс и др.)[1]. Зарубежные исследователи проявили интерес к анализу и осмыслению практики создания демократических режимов в посткоммунистических странах, включая Россию, что отразилось в работах как вышеуказанных авторов, так и предметно исследовавших реалии «новых» демократий ученых (С.Паттерсон, Т.Погунтке, С.Уайт, Д.Слайдер, Д.Хиббинг и др.)[2]. Проведение первых демократических выборов дало практический материал, который стимулировал исследования отечественных ученых, в частности, таких, как М.Анохин, Г.Голосов, З.Зотова, А.Ковлер, В.Комаровский, С.Устименко, которые сконцентрировали внимание на роли технологий в политической системе, эффективности средств ведения выборной кампании, социологической, технологической, организационной их компоненте, сравнении зарубежного опыта применения избирательных технологий и особенностей использования в России, анализе отечественной и зарубежных партийных систем, выявлении специфики технологий и поведения избирателей в посткоммунистических демократиях[3].

В российской науке одними из наиболее разработанных сфер являются политическое консультирование, политический маркетинг, имидж политика (которыми занимались, в частности, Т.Арсеньева, А.Балашова, О.Гордеева, Е.Егорова-Гантман; планирование и менеджмент избирательной кампании, эффективность института наблюдателей, организационно-технические аспекты выборов, особенности информационных технологий (М.Волкова, А.Гафиатулин, В.Еремин, Е.Морозова, М.Павлютенкова, В.Римский, Н.Чучелина)[4]; проблематика манипулирования на выборах (М.Григорьев, О. Захаров, К.Киселев, Д.Левчик, А.Максимов, О.Попова, А.Салий, Г.Ханов, В.Чупахин)[5]; современные вопросы технологий формирования и осуществления информационной политики представлены в работах Н. Акатовой, В. Лобанова, Е. Тавокина, Ю. Нисневича и некото

рых других ученых[6].

1. История и структура избирательных технологий

Анализ литературы[7] показывает, что в нашей стране избирательные технологии в своем развитии прошли несколько этапов.

На первом этапе (1989-1993 гг.) применялись отдельные элементы избирательных технологий, которые не всегда складывались в системы, но нередко приводили к успеху, так как весь целостный комплекс этих технологий, как считает ряд авторов, не требовался никому[8]. Успеха на выборах можно былодобиться, например, если кандидат превосходил своих соперников в ораторском искусстве, или имел возможность сделать своим избирателям какие-то «подношения», либо мог опубликовать свои программы и т.п.

На втором этапе (1993-1995 гг.) для победы на выборах было достаточно применить комплекс стандартных приемов ведения избирательных кампаний, описанных в руководствах по их проведению в странах с развитой демократией. Среди таких приемов можно назвать разработку стратегии и тактики ведения избирательных кампаний; проведение социологических мониторингов, телефонных опросов и агитации по телефону; адресные рассылки именных писем избирателям; использование компьютерных методов разработки печатной рекламной продукции и многие другие.

На третьем этапе (1995-1999 гг.) для достижения цели требовалось применять новые нестандартные технологии, интегрирующие работу с избирателями, политическими партиями, общественно-политическими движениями, их лидерами, представителями политической, финансовой и предпринимательской элит.

Но постепенно значение технологий работы с избирателями снижалось, и возможности кандидатов и политических сил, которым на выборах были доступны только такие технологии, стали явно ниже возможностей на выборах тех кандидатов и политических сил, которые владели административным ресурсом. Хотя технологии работы с избирателями, безусловно, применялись и применяются, по крайней мере, для соблюдения внешних признаков демократических выборов.

С конца 1999 года России вступила в четвертый период развития избирательных технологий, продолжающийся и в настоящее время. Этот период может быть охарактеризован тем, что результаты федеральных и региональных выборов стали во многом определять мнения и предпочтения представителей власти, а не мнения и предпочтения избирателей. Эти особенности выборов стали результатом приспособления российской власти к ситуации постоянных демократических выборов[9].

В целом же содержание избирательных технологий, по нашему мнению, следует рассматривать сквозь призму структурных компонентов избирательных систем, а также принципов и условий участия в выборах граждан, политических партий и иных общественных объединений; через систему органов, обеспечивающих подготовку и проведение выборов; порядок выдвижения и регистрации кандидатов и списков кандидатов; правила проведения предвыборной агитации; порядок финансирования выборов; порядок организации голосования и т.п.

Указанные компоненты являются не чем иным, как элементами электорального процесса. В литературе[10] они отображаются как конкретные методы и технологии воздействия на сознание людей, как то: публикации новых сообщений; пробуждение у аудитории положительных эмоций с помощью визуальных средств или словесных образов или мифов и т.д. Все эти приемы различаются по силе воздействия и содержанию, но их объединяет одно - все они направлены на создание определенного эмоционального настроя и психологических установок у аудитории, все они являются продуктом пропаганды, которая участвует в воздействии на такие объекты, как:

- сознание людей, обращенное к их собственному критическому восприятию (убеждение);

- сознание личности или группы людей, основанное на некритическом (и часто неосознанном) восприятии информации (внушение),

- общественное мнение и поведение в нужном определенным политическим или общественным структурам направлении (манипулирование).

Те есть, можно сказать, что отличительным свойством выборной коммуникации является высокий уровень задействуемых ресурсов влияния на субъекты электорального процесса.

2. Инструментарий политической пропаганды

Анализ различных источников показывает, что среди исследователей[11] инструментарий политической пропаганды (в терминальном и функциональном виде) рассматривается по ряду аспектов.

1. Каксмысловой аспект взаимодействия субъектов политики путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. Ключевыми словами здесь являются: власть, борьба за власть, взаимодействие политических субъектов. Он связан с целенаправленной передачей и избирательным приемом той информации, без которой невозможно движение политического процесса. Посредством коммуникации передаются три основных типа политических сообщений:

- побудительные (приказ, убеждение) для общества и его граждан;

- собственно информативные (реальные или вымышленные сведения);

- фактические (сведения, связанные с установлением и поддержанием контакта между субъектами политики)»[12].

2. Как совокупность теорий и методов, которыми могут пользоваться политические организации и органы власти с целью определения своих задач и влияния на поведение граждан. Тогда появляется возможность передачи политических знаний и опыта, а также формирования «образа» власти, ибо сегодня, как и во все времена, правители стараются предстать перед массами с самой выгодной стороны, в зависимости от требований, которые предъявлялись к вождю, государю, президенту в каждую историческую эпоху. Следовательно, политическая коммуникация – это своеобразный вид политических отношений, без которых невозможно движение современного политического процесса»[13].

Таким образом, можно отметить, что под политической коммуникацией, в первую очередь, понимается процессы, связанные с целенаправленным воздействием на граждан и общество, с целью формирования требуемого образа власти. В данном контексте стоит полагать, что процесс коммуникации носит явный вертикальный (сверху вниз) однонаправленный характер.

3. Как процесс передачи и обмена политической информацией, которая структурирует политическую деятельность, придает ей новое значение, формирует общественное мнение, обеспечивает процесс политической социализации граждан с учетом их потребностей и интересов, как процесс обмена политической информацией, смыслами, новостями между властью и обществом, между политическими акторами с целью достижения понимания и согласия»[14].

4. Как смысловой аспект взаимодействия субъектов политики путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. В целом политическую коммуникацию можно охарактеризовать как информационно-пропагандистскую деятельность социального субъекта по производству и распространению социально-политической информации, направленной на формирование (стабилизацию или изменение) образа мыслей и действий других социальных субъектов»[15].

5. Как совокупность феноменов информационного воздействия и взаимодействия в сфере политики, связанных с конкретно-исторической деятельностью политических акторов по поводу власти, властно-управленческих отношений в обществе[16]. М.Н.Грачев интегрирует вышеприведенные определения «политической коммуникации», но представляет, что воздействие это однонаправленный процесс взаимодействия. Это уточнение представляется излишним.

6. Как непрерывный процесс взаимодействия политических акторов посредством информационных связей по поводу власти в рамках политической и социальной системы как внутри, так и за пределами государства. В политическую коммуникацию органически вплетаются процессы передачи, обработки и обмена информацией. Под информацией здесь стоит понимать сведения, несущие не только явный политический характер, но и сведения неполитического характера, значение которых в обществе может принимать политическое звучание[17].

В основном же в литературе инструментарий политической пропаганды рассматривается в «PR-м» аспекте[18].

Как справедливо указывает С. Тучков[19], оптимальное применение всего комплекса политических технологий в ходе электоральных кампаний напрямую зависит от того, в какой мере PR-менеджерам удается решить задачу установления прямых и доверительных контактов с избирателями. Именно требование абсолютной прозрачности, достоверности и полноты информации и отличает паблик рилейшнз от такого вида деятельности как, например, политическая реклама. Ведь по самой своей сути политическая реклама никак не может являться средством достижения взаимопонимания. Ее единственная цель - способствовать наилучшей продаже товара, которым в нашем случае является имидж политика, партии или же общественной организации. Однако далеко не все товары на рынке могут быть признаны общественно значимыми, то есть соответствующими запросам большинства потребителей. Не учитывает реклама и таких важнейших факторов, как моральное и материальное состояние различных слоев общества, настойчиво предлагая, например, предметы роскоши, недоступные большинству потребителей. Что же касается паблик рилейшнз, то «…они настолько отличаются от рекламы, насколько различны по своей сути взаимодействие и манипулирование»[20]. PRвсегда основываются на диалоге, обратная связь - важнейший их элемент. Например, зарубежные специалисты в области паблик рилейшнз определяют PRкак «стратегию доверия», а рекламу как «стратегию желания»[21]. В условиях предвыборной кампании успех практически недостижим без согласования интересов кандидата с интересами избирателей. Современный российский избиратель все менее подвержен влиянию средств политической рекламы. Другими словами, он уже не склонен голосовать за «кота в мешке», каким бы привлекательным ни был этот «мешок».

Это объясняется, во-первых, стремительным развитием СМИ и информационных технологий. Как следствие, возрастает число альтернативных источников информации.

Во-вторых, налицо переизбыток политической рекламы, вызывающий у избирателя если не раздражение, то своеобразный иммунитет к информационной агрессии.

В-третьих, несомненное повышение уровня политической культуры всего общества привело к тому, что сегодняшний избиратель уже в состоянии отличить навязываемую ему точку зрения от реального положения вещей.

И, наконец, в-четвертых, низкая эффективность политической рекламы в региональной избирательной кампании объясняется тем, что чаще всего практически все кандидаты (за исключением, пожалуй, «варягов») до начала агитации уже хорошо известны избирателю по конкретным делам в регионе.

Еще одним преимуществом применения PR-технологий является то, что они дают большие гарантии успеха по сравнению с технологиями политической рекламы, так как предполагают проведение не отдельных разовых акций, а полноценной кампании, более продолжительной во времени; формируют цельный, устойчивый образ (миф) кандидата, располагая достаточными ресурсами (в первую очередь временными) для его коррекции и формирования стабильного и позитивного общественного мнения.

С учетом всего вышеизложенного оптимальным для любого кандидата решением было бы привлечение средств PRдля ведения избирательной кампании и, прежде всего, создание постоянных служб PR, работа которых не прекращается с окончанием предвыборной гонки. Речь идет о налаживании системы коммуникативного взаимодействия избранного депутата, губернатора, главы администрации муниципального образования с различными электоральными группами по вполне конкретным проблемам развития территории, на которой расположен избирательный округ. Ценность такого рода служб состоит в том, что их при необходимости можно достаточно быстро развернуть в полноценный избирательный штаб, который организует работу с электоратом.

Как известно, методы и технологии воздействия на общественное мнение в зависимости от их направленности бывают следующие:

1. Методы и технологии, обращенные на одну из сторон избирательного процесса:

- разработка идей, задач, элементов программы избирательной кампании;

- разрушение положительного имиджа и создание отрицательного имиджа конкурентной стороны;

- дискредитация связанных с ней – конкурентной стороной - людей или организаций.

2. Методы и технологии, нацеленные на противодействие и нейтрализацию аналогичных действий одной из сторон.

В литературе выделяют следующие виды воздействия: социальное воздействие; волеизъявление; оценочное и эмоциональное речевые воздействие; разъяснение и информирование[22]; конвенциионально-социальное воздействие; доказывание; аргументирование-манипуляция; аргументирование-ведение адресата; уговаривание; призыв; приказание; принуждение; оценка; эмоциональное воздействие; суггестия (гипнотическая, постгипнотическая)[23].

В работах В. Панкратова[24], В. Сергеечевой[25], П. Паршина[26], М. Желтухиной[27] и ряда других авторов приводятся следующие приемыманипулятивного воздействия (в первую очередь для создания образов и мифов).

К приемам манипулятивного воздействия[28] можно отнести следующие:

- специальный подбор фактов для усиления или ослабления значимой для формирования мнения информации;

- акцентирование несущественных, но выгодных компонентов информации;

- полуправда, когда сообщается лишь та информация, которая выгодна говорящему, и умалчивается та, которая ему невыгодна и которую не должен знать реципиент. Крайнее и в настоящее время редкое проявление этого приема - пристрастная ложь;

- селекция приемлемых фактов и аргументов;

- прием обобщений и типизации событий и явлений, способствующий стереотипизации ситуаций, событий, личностей. При этом игнорируется то, что отличает события и явления друг от друга;

- оперирование сравнительными данными, изменение истинных масштабов событий и явлений - преуменьшение и преувеличение их значимости. Подвидом этого приема является превращение ряда событий в серьезную проблему, например, затрагивающую интересы нации;

- Фактор времени - скорость подачи информации, ее схематичность (детальность), расположение в ряду других фактов и аргументов;

- «двойные стандарты» или «готтентотская мораль», предполагающая смену коннотаций, когда одни и те же доводы признаются убедительными, если они высказываются в защиту своей позиции и неприемлемыми, когда их высказывает оппонент;

- дробление подачи информации, приводящее к ситуации неопределенности;

- создание иллюзии непредвзятости и объективности. При этом при высказывании противоположных взглядов приемлемые для манипулятора взгляды ставятся в «сильную позицию» конца, лексически оформляются нейтрально или позитивно и т.д.;

- использование софизмов и специальных инструментов;

Среди приемов эмоционального воздействия в совокупности с суггестивным воздействием выделяются следующие:

- опора на позитивную и на негативную установку в отношении личности коммуникатора (факта или объекта информации);

- использование позитивных и негативных склонностей адресатов;

- передача своего эмоционального отношения к информации - эффект заражения и уподобления;

- использование эмоционально-оценочных стереотипов (например, осуждение несправедливости), типажей (например, школьный учитель), уникальных символических фигур, стандартных семиотических оппозиций (например, свой - чужой);

- использование управляемых ассоциаций - связей между психическими явлениями, образуемых при определенных условиях, когда актуализация (восприятие, представление) одного из них влечет за собой появление другого;

- использование возможностей речевой динамики (изменение тона, громкости голоса, темпа речи, модуляции и др.);

- эмоционально окрашенные повторы; частое повторение простых лозунгов и призывов. Ослабление концентрации внимания на их смысле способствует тому, что идея оставляет мнемонические следы в памяти человека, достаточно глубоко врезаясь в подсознание (хотя нельзя игнорировать и смысловую аттрицию слова из-за его частого употребления). Постепенное приучение реципиента к какому-либо бездоказательному утверждению (призыву), при помощи его повторения часто заканчивается объявлением его очевидности;

- использование номинаций для игры с эмоционально-оценочными коннотациями: парафразов, эвфемизмов, «ярлыков». Пристрастная оценочность создается контрастом уникальности и типичности, материального благосостояния (с ярлыком «успешности») и его отсутствия; ключевым же инструментом является Несоизмеримость «пользы» в качественном и количественном отношении;

- использование риторических фигур и тропов;

- конкретность смысла высказывания и образность (визуальная, аудиальная) ключевых слов, их яркие кинестетические характеристики;

- использование языковых приемов рефрейминга[29]:

- игра с референтными индексами, то есть конкретными существительными, которые специфически именуют что-либо в опыте реципиента;

- использование обобщенных и абстрактных глаголов, не объясняющих, как именно делать что-либо - реципиенту оставляется свобода выбора.Номинализация - использование абстрактных процессуальных существительных. Этот прием обладает свойством стирания информации (злость - на кого?, «расстройство» - в связи с чем?), инициирует «трансдеривационный» поиск, расширяет выбор реципиента;

- вставленные команды - введение в предложение обращения (имени реципиента, местоимения), так что высказывание, следующее за обращением, становится для реципиента директивой;

- маркировка событий, идей, персонажей интонациями, жестами, прикосновениями и т.д. с тем, чтобы внедрить их, а пределы внимания их зафиксировать в сознании (подсознательном) реципиента;

- использование ассертивов, иначе говоря, преобладание «да» в значении утверждения, согласия и одобрения и избегание слов «нет» и «не» (экспериментально установлено, что последние формируют отрицательное отношение к сказанному - запрет, ограничение, навязывание, желание поставить в подчиненно-зависимое положение).

Можно также выделить некоторые следующие приемы, входящие в технологический инструментарий политической пропаганды.

Во-первых, включение в пропагандистские материалы так называемых «двусторонних сообщений», которые содержат аргументы за и против определенной позиции. «Двустороннее сообщения» как бы упреждают аргументы оппонента и при умелой их критике способствуют созданию определенного иммунитета против них.

Во-вторых, в пропагандистских материалах дозируются положительные и отрицательные элементы. Для того чтобы положительная оценка выглядела более правдоподобной, к характеристике описываемой точки зрения нужно добавить немного критики, а эффективность осуждающей позиции увеличивается в случае присутствия элементов похвалы. Все используемые критические замечания, фактические данные, сравнительные материалы при этом подбираются таким образом, чтобы необходимое заключение было достаточно очевидным.

В-третьих, осуществляется подбор фактов усиления или ослабления высказываний (аргументов). Выводы не входят в пропагандистские материалы. Их должны сделать те, для кого предназначена информация.

В-четвертых, происходит оперирование сравнительными материалами для усиления важности, демонстрации тенденций и масштабности событий, явлений.

Практика показывает, что достаточно часто в каждой из российских избирательных кампаний (как федерального, так и регионального уровня) мы все чаще сталкиваемся с теми или иными «недобросовестными» формами использования разнообразного технологического инструментария политической пропаганды. Нередко, используя технологии, партийные функционеры идут на нарушения избирательного законодательства.Например, активно проводятся мероприятия по дестабилизации предвыборной деятельности других кандидатов. В целом, подобная деятельность может происходить в следующих формах:

- ликвидация (срыв) производства и распространения пропагандистских материалов кандидатов (листовки, тиражи газет, плакаты и т.п.);

- препятствие (срыв) проведению пропагандистских мероприятий кандидатов (пресс-конференция, круглый стол и т.п.);

- проведение мероприятия с целью информационного насилия над конкурентами;

- дестабилизация работы избирательного штаба кандидата[30].

В целом надо отметить, что как в отечественной, так и в зарубежной научной литературе характеристика методов и приемов пропаганды отличается малой степенью систематизации и обобщения[31]. Границы между приемами и методами крайне расплывчаты, а зачастую и противоречивы. Возможная неоднозначность оценки одних и тех же действий коммуникатора в зависимости от конкретной ситуации также существенно усложняет внесение стройности и системности в вопрос о методах пропагандистского воздействия.

Анализ изученных нами источников[32] показывает, что к технологическому инструментарию можно отнести следующие методы[33] политической пропаганды:

1. Проектирование негативных качеств субъекта электорального процесса на конкурентный субъект или его идеологическую платформу с целью дискредитации.

2. Направленность на создание негативного впечатления от субъекта электорального процесса (идеи, действия) посредством демонстрации групп, поддерживающих этих субъектов.

3. Наклеивание ярлыков на субъект электорального процесса - квалификация субъекта как некое жупело.

4.Использование против отдельных субъектов электорального процесса (посредством эксплуатации) общественных стереотипов и латентных подозрений.

5. Создание иллюзий неодобрения деятельностью субъекта электорального процесса со стороны общественного мнения - осуществляется подбором различных реакций (публикации, высказывания, оглашение результатов социологических исследований и т.д.).

6.Внесение коррекции в пропаганду конкурирующей стороны, способной придать ей другое направление, снижение доверия к ней, создание негативного образа контрпропагандистскими средствами.

7.Представление перспективы избрания того или иного кандидата в качестве угрозы жизни, безопасности и благосостояния граждан, устойчивости социальной системы общества и т.д.

8.Использование «неправильных» логических выводов или создание условий для логических выводов делаются на основе специально ограниченной информации.

9. Подбор различных фактов, сведений, образов (на макроуровне - уровне идей и тем, обсуждаемых в СМК; на микроуровне - в одной статье, телевизионном сюжете, плакате), на фоне которых оценка определенных элементов имиджа принимает необходимый оттенок.

10. Создание в общественном сознании положительного «противообраза», ассоциирующегося с целью электорального процесса (занятие поста, набор нужного количества голосов и т.п.).

11. Распространение слухов.

Особо выделим следующие методы технологий политической пропаганды, направленные на нейтрализацию контрпропаганды, применительно к избирательной кампании:

1. Опровержение пропагандистских фактов конкурирующей стороны (метод связан с психологическими особенностями восприятия человека: разрушить создавшийся стереотип значительно сложнее, чем создать новый).

2. Превентивное использование пропагандистской темы, которая может быть использована конкурирующей стороной с измененными и смягченными компонентами или элементами для уменьшения доверия (развитие темы о возможных провокациях, использовании «нечестных» методов со стороны конкурентов, выдвижением аналогичных обвинений, которые предполагала использовать пропаганда другой стороны и т.п.).

3. Игнорирование конкурирующей стороны (метод состоит в переносе внимания целевой аудитории с тем пропаганды противника на другие темы, которые могут быть связаны с избирательной кампанией, соперником, а могут быть произвольной темой, представляющей интерес для общественного мнения).

4. Перенос акцентов на темы, обладающие «меньшим негативом» (кратком затрагивании темы и т.п.).

5. Ограничение доступа аудитории к пропаганде, нарушение работы «пропагандистского аппарата» конкурирующей стороны.

6. Противодействие слухам посредством соответствующих «контрслухов».

7.Замена эмоционально окрашенных обозначений тех или иных объектов или фактов на слова, имеющие меньшую эмоциональную окраску или менее понятные.

Известные примеры применения технологий политпропаганды, в которых были задействованы описанные выше методы, широко представленные в отечественной и зарубежной литературе[34].

Выводы

С формированием многопартийной системы в России стали разрабатываться различные предвыборные политические технологии. В настоящее время особую актуальность приобрели такие направления, как PR и политический маркетинг. Одновременно с ними существуют мощные каналы неформальной коммуникации, элементом которой является многоаспектный технологический инструментарий политической пропаганды, который занимает значительное место в информационном пространстве и при определенных условиях становится средством активного воздействия на общественное сознание.

Технологии политической пропаганды для политической партии необходимы для формирования собственной аудитории будущего политического продукта, товара или услуги. Они - технологии - являются одним из главных ресурсов партий, который используется в политической конкурентной борьбе. Вместе с тем, используемые партиями политические технологии весьма диверсифицированы, быстро трансформируются, модифицируются; появляется опережающая опасность применения латентных, «непрозрачных», «черных», «грязных» технологий, их криминализации.

К технологическому инструментарию политической пропаганды можно отнести комплекс видов (форм, специальных техник, образов и мифов) и методов(средств, приемов) воздействия на субъекты электорального процесса, которые обусловлены принципами и условиями протекания электорального процесса.

В заключение следует назвать основания для типологии технологий политической пропаганды по следующим критериям:

- законность - незаконность: использование методов, направленных на разрушение положительного и создание отрицательного имиджа - является законным методом агитации во время предвыборных кампаний.

- эффективность - не эффективность - технологии политпропаганды могут быть эффективными и вносить существенный вклад в победу в избирательной кампании, или наоборот;

- этичность - не этичность - использование различных форм технологий политпропаганды нередко может являться неэтичным, а сторона, приобретающая такой имидж, нередко обрекает себя на поражение в избирательной кампании.

Одновременно, на наш взгляд, необходимо учитывать, что технологии политпропаганды не являются одним универсальным приемом, не сводятся к нескольким волшебным методам, которые позволяют достичь запланированного результата. Технологии политпропаганды, так же как и другие технологии воздействия на общественное мнение, требуют правильного владения ими, привлечения квалифицированных специалистов. Более того, неправильное их использование может повлечь результаты, обратные запланированным.

Таким образом, рассмотрев технологический инструментарий политической пропаганды, можно заключить следующее.

В современных условиях разработан и активно применяется целый комплексом приемов, специальных техник, образов и мифов, имеющий целью формировать долгосрочные социальные установки, влияющие на сферу мотивации и поведения субъектов электорального процесса.

Содержание избирательных технологий проявляется через принципы и условия протекания электорального процесса.

Инструментарий политической пропаганды можно рассматривать в терминальном и функциональном виде, что детерминирует применение конкретных видов и приемов воздействия на субъекты электорального процесса, а также специальных методов политической пропаганды. Кроме того, формы, методы и технологии воздействия на общественное мнение обусловлены их направленностью, а также системой коммуникативного взаимодействия кандидата (избранного депутата) с органами исполнительной власти (административным ресурсом).



[1]K. Bawn. The logic of institutional preferences: German electoral law as a social choice outcome//American journal of political science. Austin, 1993. Vol. 37. - № 4; Таагепера Р., Шугарт М.С. Описание избирательных систем: Пер. с англ. Г.Голосова//Политические исследования, 1997. - № 3; Лейкман Э., Ламберт Д. Исследование мажоритарной и пропорциональной избирательных систем. - М., 1958; Жакке Ж.-П. Конституционное право и политические институты. - М., 2002; Дюверже М. Политические партии. - М., 2000; Даль Р. О демократии. - М., 2000; KatzR. S. TheoryofPartiesandElectoralSystems. Baltimore: John's Hopkins University Press, 1980; ШварценбергР.-Ж. Политическаясоциология. Ч. III. - М., 1992; Kaase M. Personolized Proportional Representation: The “Model” of the West German Electoral System // Lijpart A., Grofman B. (eds.) Choosing an Electoral System: Issues and Alternatives. - N.Y.; Cambridge University Press, 1984; УэйдФилипс. Конституционноеправо. - М., 1950; АмеллерМ. Парламенты. - М., 1967 идр.

[2]Belin L. An Array of Mini-Parties Wage Futile Parliamentary Campaigns//Transition: Events and Issues in the Former Soviet Union and East-Central and Southeastern Europe, 1996. Vol. 2. February. - P. 130-245; Hibbing J. R. and Patterson S. C. A Democratic Legislature in the Making: The Historic Hungarian Election of 1990 // Comparative Political Studies, 1992. Vol. 24. - № 2; Poguntke T. Germany: Political Data Yearbook 1994//Europian Journal of Political Research. Vol. 28. - № 3-4. -Р. 341–352; Stephen White. The Electoins to the USSR Congress of People's Deputies March 1989 // Electoral Studies. Vol. 9. - № 1, March 1990; Darrel Slider. The Soviet Union / Special Issue: Elections in Eastern Europe // Electoral Studies. Vol. 9. - № 4. December1990 и др.

[3]Комаровский В.С. Модусы поведения в современном избирательном процессе//Представительная демократия и электорально-правовая культура. - М., 1997. - С. 159-176; Комаровский В.С. Электоральное поведение// Социология власти: Информационно-аналитический бюллетень /Ред. В.Э.Бойков. - М., 1998. - № 4-5: Государство и общество. - С. 121–155; Голосов Г.В. Партийные системы России и стран Восточной Европы: генезис, структуры, динамика. - М., 1999; Ковлер А.И. Выборы 1993 г.: освоение методов политического маркетинга // Федеральное Собрание России: опыт первых выборов / Институт государства и права. - М., 1994. - С. 109-119; Ковлер А.И. Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт. - М., 1995; Анохин М.Г. Политические технологии // Вестник Российского ун-та дружбы народов. Сер.: Политология. 2000. - № 2. - С. 101-104; Устименко С.В. Избирательный процесс в России: тенденции и противоречия//Вестник Моск. универ. Сер.18: Социология и политология, 1998. - № 4. - С. 37; Зотова З.М. Методы работы с избирателями // Региональные выборы в России: Сб. ст. / Под общ. ред. З.М.Зотовой и А.И.Ковлера. РЦОИТ. - М., 1996. - С. 23-35; Казаченко А.А. Конституционно-правовое регулирование организации и деятельности политических партий в современном демократическом государстве: Сравнительно-правовой анализ. - М., 2005.

[4]Римский В.Л. Роль и значение наблюдения на выборах // Интернет-мониторинг выборов в России / Под ред. Г.А. Сатарова. - М., 2001. - С. 148–169; Морозова Е. Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт // Выборы. Законодательство и технологии, 2001. - № 2. - С. 54-59; Павлютенкова М. Новые информационные технологии в современном политическом процессе // Власть, 2000. - № 8. - С. 38-43; ЕреминВ.М. О комплексах обработки избирательных бюллетеней // Журнал о выборах, 2005. Специальный выпуск. - С. 54-57; Волкова М.А. Информационные технологии: актуальные проблемы, обмен мнениями // Вестник Центр. изб. комиссии РФ, 2001. - № 3. - С. 52–57; Гафиатулин А.Г. Досрочное голосование в труднодоступных или отдаленных местностях - практика и проблемы // Журнал о выборах, 2005. - № 6. - С. 40–42; Гончаренко В.И. Комплексы обработки избирательных бюллетеней - практика применения на Брянщине // Журнал о выборах, 2005. Специальный выпуск. - С. 22–23; Смирнов П.В., Чучелина Н.Н. Правовая культура в сфере избирательного права и избирательного процесса в Российской Федерации (вопросы теории). - М., 2005; Старостина И.А. Комплексы обработки избирательных бюллетеней в Челябинской области // Журнал о выборах, 2005. Специальный выпуск. - С. 39-40; Федосеева В.А. Выбираем с комплексами обработки избирательных бюллетеней // Журнал о выборах, 2005. Специальный выпуск. - С. 23–25.

[5] Захаров О.Ю. Технологии манипулирования в избирательном процессе современной России: эффективность политико-правовых средств противодействия: Автореф. дисс. …канд. полит. наук. – Орел, 2007; Григорьев М. "Грязная" энциклопедия // Советник, 1999. - № 10. С. 36–39; Советник, 1999. - № 11. - С. 31–33; № 12. - С. 19–23; Максимов А.А. "Чистые" и "грязные" технологии выборов: Российский опыт. М., 1999; Киселев К.В. Деструктивные технологии и принципы их нейтрализации//Полития: Политическое консультирование, 1999. - № 2. - С. 75-92; Левчик Д.А. Российский "черный PR" - бессмысленный и беспощадный//Выборы. Законодательство и технологии, 2000. - № 2. - С. 50–52; Попова О.В. Манипулятивные основы избирательных технологий//Политический менеджмент: электоральный процесс и технологии/Под ред. Л.В. Сморгунова. СПГУ, Санкт-Петербургская изб. комиссия. - СПб., 1999. - С. 102–123; Салий А.И. Приемы фальсификации итогов выборов за последние 5 лет//Политический маркетинг, 2000. - № 8. - С. 8–11; Чупахин В.В. Манипулятивная основа избирательных технологий // Актуальные проблемы права, управления и природопользования / Отв. ред. В.B. Снакин. МНЭПУ. - М., 1999. - С. 260–264; Ханов Г.Г. Скандалы и компромат (использование контрпропаганды в современных политических кампаниях)//Вестик Моск. университета. Сер. 18: Социология и политология, 1998. - № 4. - С. 105-110.

[6] См.: Акатова Н.А. Система государственного управления. Информационные технологии. - М.: ГУУ, 2007; Лобанов В.В. Государственная политика: разработка и реализация. – М., 2000; Тавокин Е.П. Государственная информационная политика. - М., 2001; Смолян Г.Л., Черешкин Д.С. Стратегия перехода к информационному обществу//Системные исследования. Ежегодник. - М., 2001; Абдулова В.Ф. Современная государственная пропаганда: теоретические и прикладные аспекты: Автореф. дисс. …канд. полит. наук. - Казань, 2007 и др.

[7] Ковлер А.И. Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт//РАН. Институт государства и права. - М., 1995. - 115 с.; Кудинов О.П., Колосова С.В., Точицкая Н.Н. Комплексная технология проведения эффективной избирательной кампании в Российском регионе. - М.: Изд. дом «Банк. дело», 1997. - 160 с.; Вартанова Е.Л. Новые СМИ в России: перспективы и проблемы развития//Neue Technologien und Entwick-lung der Medien in Russland und Deutschland (Новые технологии и развитие СМИ в России и Германии). - Франкфурт, 1998; Бондаренко С.В. СМИ и технологии сетевых взаимодействий//Материалы Всероссийской конференции «Роль СМИ в региональных выборах 2002 года». - М., 2003 и др.

[8]Сатаров Г.А. Винюков И.А. Римский В.Л. и др. Интернет-мониторинг выборов в России (новая гражданская инициатива Проекта «Информатика для демократии - 2000+»). - М.: Фонд ИНДЕМ, 2001. - 214 с.

[9] Более подробно см.: Россия в избирательном цикле 1999-2000 годов / Под ред. Макфола М., Петрова Н., Рябова А. - М.: Гендальф, 2000. - 615 с.

[10] Лосенков О.И. Политические интернет-технологии в деятельности политических партий: Автореф. дисс. ... канд. полит. наук. - Черкесск, 2006; Парфенов К.В. Политические коммуникации в современной России: проблемы организации избирательных кампаний: Автореф. дисс. канд. полит. наук. - М., 2006; Золина Г.Д. Формирование положительного образа Краснодарского края в средствах массовой информации: Автореф. …дисс. канд. филол. наук. - Краснодар 2007 и др.

[11] Богатин Е.В. Информационно-коммуникативные технологии как инструменты выработки и реализации политических решений в современной России: Дисс. …канд. полит. наук. - М., 2002; Парфенов К.В. Политические коммуникации в современной России: проблемы организации избирательных кампаний: Автореф. дисс. канд. полит. наук. - М., 2006; Ячков А.В. Информационно-коммуникативные технологии в политической системе: Дисс. канд. полит. наук. - М., 2006; Додин И.С. Информационно-коммуникационные технологии в системе государственного управления регионом: Автореф. дисс. …кандидата полит. наук. - Саратов, 2007; Пацынко С.В. Влияние слухов на электоральное поведение избирателей: Автореф. …дисс. канд. психол. наук. - М., 2007 и др.

[12] Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе: Научное издание. - СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001. - С. 53-63.

[13]Кудрявченко Н.А. Политическая коммуникация и власть // Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов / Отв. ред.: В.Д. Зотов. - М.: МАКС Пресс, 2001. - С. 65-68.

[14]Карасева Е.В. Информационная политика органов исполнительной власти современного мегаполиса: особенности ее формирования и реализации (на примере деятельности Москвы): Автореф. дисс. … канд. полит. наук. - М., 2004. - С. 17.

[15]Кравченко В.И. Власть и коммуникация в информационном обществе: проблемы теории и методологии: Автореф. дисс. … докт. полит. наук. - СПб., 2004. - С. 15-16.

[16]Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. - М.: Прометей, 2004. - С. 75.

[17] Забузов О.Н. Сущность и структура политический коммуникации//Общество и безопасность: история, перспективы эволюции, современное состояние: Межвузовский сборник научных статей / Под ред. Шабанова Н.П. - Саратов: СВИРХБЗ, «Научная книга», 2006. - С. 120-130.

[18] Более подробно см.: PR в России: образование, тенденции, международный опыт: тезисы докладов и выступлений II Всероссийской научно-практической конференции (4-8 октября). - Краснодар, 2005. - 190 с.

[19] Тучков С.М. Связи с общественностью в политических, государственных и муниципальных организациях. - М.: Изд-во «МАКС Пресс», 2001. - 101 с.

[20]Моисеев В.А. Паблик рилейшнз. Теория и практика. - К.: ВИРА - Р, 1999. – С. 91.

[21]Лебедева Т. Искусство обольщения. Паблик рилейшнз по-французски. - М.: 1996. - С. 11.

[22]Федорова Л.Л. Типология речевого воздействия и его место в структуре общения // Вопросы языкознания, 1991. - № 6. - С. 46-50.

[23] Шелестюк Е.В. Способы, типы, приемы и инструменты речевого воздействия// Классическое лингвистическое образование в современном мультикультурном пространстве - 2. Материалы международной научной конференции. - Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2006. - 286 с. / С. 153-164.

[24]Панкратов В. Н. Психотехнология управления людьми: Практическое руководство. - М.: Изд-во Института психотерапии, 2001. - 336 с.

[25]Сергеечева В. Приемы убеждений. Стратегия и тактика общения. - СПб.: Питер, 2002.

[26]Паршин П. Б. Речевое воздействие: основные формы и разновидности //Рекламный текст: Семиотика и лингвистика. - М., 2000.

[27]Желтухина М.Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ: Монография.- М.: Ин-т языкознания РАН; Волгоград: Изд-во ВФ МУПК, 2003. - 656 с.

[28] Более подробно см.: Доценко Е. Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. - СПб.: Речь, 2003. - 304 с.

[29] Гордон Д. Терапевтические метафоры (оказание помощи другим посредством зеркала)/Под ред. Горина С. - Канск: 1994. - С. 39.

[30]Более подробно см.: Хворостин Д.В. Скрытые компоненты смысла высказывания: принцип выявления: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. - Челябинск, 2006. - 22 с.

[31]Хотя на публицистическом уровне существуют целые энциклопедии методов пропаганды – см., например: Сороченко В. Энциклопедия методов пропаганды. Как нас обрабатывают СМИ, политики и реклама//Пси-фактор от 15.02.2005.

[32] Акатова Н.А. Информационные технологии. 5-ая книга. Система государственного управления. - М., 2000; Александрова Т.А. Повышение активности избирателей средствами социально-психологических методов и технологий: Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. - М., 2002. - 25 с.; Богатин Е.В. Информационно-коммуникативные технологии как инструменты выработки и реализации политических решений в современной России: Дисс. …канд. полит. наук. - М., 2002; Бондаренко С.В. СМИ и технологии сетевых взаимодействий//Мате-риалы Всероссийской конференции «Роль СМИ в региональных выборах 2002 года». - М., 2003; Грачев В.Г. Информационные технологии политической борьбы в российских условиях//Полис, 2000. - № 3; Елева В.И. Манипулирование массовым сознанием: Анализ репрезентации проявлений, разновидностей и технологии: Дисс. ... канд. полит, наук. - Ростов н/Д, 2004; Избирательные технологии и избирательное искусство/Под ред. Устименко С.В.. – М.: РОССПЭН, 2000. - 176 с.; Ковлер А.И. Избирательные технологии: российский и зарубежный опыт//РАН. Институт государства и права. - М., 1995. - 115 с.; Кудинов О.П., Колосова С.В., Точицкая Н.Н. Комплексная технология проведения эффективной избирательной кампании в Российском регионе. - М.: Изд. дом «Банк. дело», 1997. - 160 с.; Лосенков О.И. Политические интернет-технологии в деятельности политических партий: Автореф. дисс. ... канд. полит. наук. - Черкесск, 2006; Ячков А.В. Информационно-коммуникативные технологии в политической системе : Дисс. канд. полит. наук. - М., 2006 и др.

[33]Метод(греч. methodos - путь к чему-либо, прослеживание, исследование) - способ достижения цели, совокупность приемов и операций теоретического или практического освоения действительности, а также человеческой деятельности, организованной определенным образом.

[34] Грачев Г.В. Информационные технологии политической борьбы в российских условиях. – М.: Полис, 2000. - № 3; Григорьев М. Как рождаются слухи. Тонкости превентивной пропаганды в СМИ // Открытая политика, - 1999г., - № 9-10, - с. 80-88; Ячков А.В. Информационно-коммуникативные технологии в политической системе: Дисс. …канд. полит. наук. - М., 2006; Любашевский Ю., Толмачева Н. Политический брендинг: сценарии и технологии//PR в России. 2004; Почепцов Г. Психологические войны. - «Рефл-бук». - М., 1999; Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. - М., 1980; Морозов А.М.Психологическая война. - Киев, 1996; Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. - «Орияны». - Киев, 2000; Войтасик Л. Психология политической пропаганды. - М., 1981; Pratkanis, A., & Aronson, E. Ageofpropaganda: TheeverydayUseandAbuseofPersuasion. W.H. Freeman & company. - New York, 2001; Collon, M. Monopoly: L`OTAN à la conquète du monde. EPO, 2000; 3.Cialdini, R. B. Influence: science and practice. Allyn and Bacon, 2001 и др.

Скачати

Схожі роботи