Дипломні » Право

Шпионаж

Повний текст роботи з малюнками та таблицями доступний при скачуванні. Скачати
Дата введення: 2015-08-21       74 ст.

Содержание

Введение…………………………………………………………………………..3

Глава I. Понятие, характеристика и виды преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства………………………...6

1.1. Видовой и непосредственный объекты преступления……………………..6

1.2. Понятие и признаки шпионажа……………………………………………..14

1.3. Его отличия от шпионажа как формы государственной измены………...21

Глава II. Способы (формы) шпионажа…………………………………………37

2.1. Изменения в законодательстве о понятии шпионажа…………………….37

2.2. Вопросы квалификации шпионажа………………………………………..45

Глава III. Элементы состава шпионажа………………………………………...53

3.1. Практика и проблемы квалификации шпионажа…………………………53

Заключение……………………………………………………………………....60

Список используемой литературы и нормативно-правовых актов…………..64

Приложение № 1

Введение

В системе правоотношений, возникающих при обороте информации, особое место занимает институт государственной тайны. Важность и значимость этого института в эпоху информационных технологий, когда информация становится самым основным и ценным ресурсом в обществе, многократно возрастает. Государственная тайна существует во всех странах мира и является неотъемлемой составляющей суверенитета и системы управления[1].

Вопросы, связанные с государственной тайной, ее охраной, а также вопросы разглашения государственной тайны были и остаются актуальными во все времена.

«В начальный период политического реформирования на постсоветском пространстве бытовала точка зрения о том, что институт государственной тайны утратил актуальность и несовместим с такими понятиями, как гласность и демократия.

Однако реалии международных отношений, жесточайшая конкуренция в борьбе за сферы экономического и политического влияния потребовали четкого и детального регулирования правоотношений в сфере государственной тайны. Задача государства - сформировать оптимальный режим такого регулирования для сохранения баланса публичных и час

тных интересов, для обеспечения жесткого и надежного режима защиты определенной информации в сочетании с неприкосновенностью законных прав и интересов граждан»[2].

Защита государственной тайны является одним из наиболее важных направлений деятельности государственных органов. Россия тратит огромные бюджетные средства на обеспечение и защиту безопасности страны и ее граждан. Объектом тяготения иностранных разведок являются защищаемые государством важнейшие сведения (государственная тайна) о состоянии обороноспособности страны, ее внешнеполитическом, экономическом, разведывательном, контрразведывательном и научно-техническом потенциале. Под понятием "государственная тайна" стоят огромные финансовые средства и активы, труд множества поколений ученых, учебных заведений, научно-исследовательских институтов, экспериментальных баз, инфраструктура и т.д.[3]

Уголовным кодексом Российской Федерации (далее по тексту УК РФ) предусмотрено несколько составов преступлений, объектом которых являются правоотношения, связанные с государственной тайной:

- выдача государственной тайны, квалифицируемая как государственная измена (ст. 275);

- шпионаж (ст. 276), субъектом которого может быть иностранный гражданин либо лицо без гражданства.

Уголовная ответственность предусмотрена также за разглашение государственной тайны при отсутствии признаков государственной измены (ст. 283 УК РФ) и за утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК РФ). В отличие от первых двух составов эти преступления могут быть с субъективной стороны и неосторожными, а их субъектами - лица, имеющие допуск к государственной тайне.

Государственная измена и шпионаж относятся к числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность России. Отдельные ученые относят к данной группе также разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК)[4].

Посягательства на внешнюю безопасность характеризуются повышенной степенью опасности, что и обусловило отнесение их к числу особо тяжких преступлений с возможностью определения наказания вплоть до 20 лет лишения свободы.

Наиболее распространенным в мирное время преступлением против внешней безопасности государства является шпионаж.

При квалификации деяний по статье 276 УК РФ иногда возникают у судей проблемы. Например, субъектом шпионажа является иностранный гражданин или лицо без гражданства, достигшее 16-летнего возраста.

Как известно, российское законодательство допускает двойное гражданство. В связи с этим возникает вопрос: как квалифицировать действия лица, имеющего российское гражданство и гражданство иностранного государства и совершившего шпионаж?

При выборе этой темы, мне было интересно проанализировать исторические аспекты шпионской деятельности, правовое регулирование и значимость данного состава преступления для законодателя ведь место, уделяемое рассмотрению шпионажа в учебной литературе сравнительно не велико, когда на самом деле, убытки, которые несут государства из-за деятельности шпионов составляют сотни миллиардов долларов. Так же мне был интересен вопрос, касающийся причин побуждающих людей заниматься шпионажем.

Состав преступления при шпионаже схож с составами других преступлений включённых в главу 29 Уголовного Кодекса РФ и в связи с этим следует провести их разграничение. К примеру, шпионаж тесно связан с государственной изменой.

Таким образом, целью моей выпускной квалификационной работы является – уголовно-правовая характеристика шпионажа.

Для достижения данной цели необходимо рассмотреть следующие задачи.

1. Определить видовой и непосредственные объекты преступленийпротив основ конституционного строя и безопасности государства.

2. Рассмотреть понятие и определить признаки шпионажа как самостоятельного состава преступления.

3. Отличить его от шпионажа как формы государственной измены.

4. Охарактеризовать проблемы квалификации шпионажа.

5. Дать историко-правовой анализ темы.

Объектом исследования является шпионаж как преступление, предметом исследования – уголовно-правовые нормы и судебная практика в данной области.

Методы, используемые при исследовании темы: исторический, логические, юридический, сравнительно-правовой.

Глава I. Понятие, характеристика и виды преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства

1.1. Видовой и непосредственный объекты преступления

К преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства законодатель отнес в основном те преступления, ответственность за совершение которых предусматривалась в Уголовном кодексе 1960 г. в главе "Государственные преступления". Этой главой начиналась особенная часть Кодекса.

Данная группа преступлений выделена в действующем Уголовном Кодексе РФ в разд. X "Преступления против государственной власти" по признаку видового объекта, каковым являются основы конституционного строя и безопасность государства.

Основы конституционного строя - это совокупность общественных отношений, присущих нашему обществу и закрепленных в разделе первом Конституции Российской Федерации, провозглашающем исходные принципы конституционного строя, правовой статус личности, основы экономических отношений и политической системы Российской Федерации.

Основы безопасности государства - состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренней и внешней опасности. Жизненно важными интересами признается совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивают существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

Основы безопасности государства предполагают защищенность не только конституционного строя, но и суверенитета, территориальной неприкосновенности, обороноспособности и других жизненно важных интересов от возможных посягательств на них.

Суверенитет государства означает его независимость во внешних и верховенство во внутренних делах. Уважение суверенитета является основным принципом международных отношений, закрепленным в Уставе ООН и других международных актах. Во внутренних делах суверенитет означает верховенство Конституции РФ и принятых во исполнение ее федеральных законов.

Неприкосновенность территории предполагает сохранение в целостности территории, находящейся под суверенитетом России, в пределах государственной границы Российской Федерации. Государственной является граница, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего Союза ССР, а также договорами Российской Федерации с сопредельными государствами.

Обороноспособность - совокупность экономических, военных, технических, научных, идеологических возможностей государства и его вооруженных сил по обеспечению защиты от нападения извне, его суверенитета и территориальной неприкосновенности.

Видовым объектом преступлений против государственной власти, обусловившим объединение рассматриваемых деяний в самостоятельную классификационную группу, как уже отмечалось, являются основы конституционного строя и безопасности государства.

Непосредственными объектами этих преступлений в зависимости от характера действий выступают внешняя или экономическая безопасность государства, обороноспособность, суверенитет, территориальная неприкосновенность и пр.

Объективная сторона преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства заключается в совершении активных действий. Исключение составляет такое преступление, как утрата документов, содержащих государственную тайну, которая возможна путем как действия, так и бездействия (ст. 284 УК). Подавляющее большинство преступлений данной группы признаются законодателем оконченными с момента совершения описанного в статье действия (безотносительно к факту наступления последствий). Такая конструкция составов является показателем повышенной степени опасности рассматриваемых преступлений.

С субъективной стороны преступления данной группы предполагают наличие только умышленной вины (исключение составляет упоминавшаяся выше ст. 284). В некоторых случаях обязательным признаком субъективной стороны является цель. Так, диверсия осуществляется в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации (ст. 281 УК).

Субъектом этих преступлений являются достигшие 16 лет граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства. В виде исключения субъектом государственной измены (ст. 275 УК) может быть лишь гражданин России, а шпионажа (ст. 276 УК) - только иностранные граждане и лица без гражданства. Отдельные преступления совершаются только специальным субъектом. Так, субъектом разглашения государственной тайны (ст. 283 УК) выступает только то лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены или стали известны по службе.

Лица, не достигшие 16-летнего возраста, к ответственности за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства не привлекаются. Если же в их действиях содержится состав другого преступления, за которое установлена ответственность с 14 лет, они отвечают за это преступление. Так, при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля лица, достигшие 14 лет, могут привлекаться к ответственности по ст. 105 (умышленное убийство или покушение на него), ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и пр.

Несмотря на изменение местоположения рассматриваемых составов в системе Особенной части Кодекса (с первого на четвертое место) степень опасности этих преступлений остается высокой, о чем свидетельствует отнесение законодателем более половины составов к числу особо тяжких преступлений.

Исходя из непосредственного объекта посягательства преступления против основ конституционного строя и безопасности государства можно подразделить на преступления, посягающие на:

1) внешнюю безопасность (государственная измена - ст. 275, шпионаж - ст. 276);

2) лиц, осуществляющих государственную или общественную деятельность (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля - ст. 277);

3) внутреннюю безопасность или политическую систему России (насильственный захват власти или насильственное удержание власти - ст. 278; вооруженный мятеж - ст. 279; публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации - ст. 280);

4) экономическую безопасность и обороноспособность (диверсия - ст. 281, разглашение государственной тайны - ст. 283, утрата документов, содержащих государственную тайну - ст. 284);

5) провозглашенный Конституцией принцип равенства граждан независимо от расы, национальности и вероисповедания (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды - ст. 282).

Примерно такая же классификация предлагается и некоторыми другими учеными[5].

В литературе в отношении приведенной классификации высказывались следующие замечания: 1) не просматривается единое основание классификации; 2) неточным является отнесение разглашения государственной тайны (ст. 283) и утраты документов, содержащих государственную тайну (ст. 284), к преступлениям, посягающим на экономическую безопасность и обороноспособность, так как государственная тайна имеет место не только в экономике и обороноспособности[6].

При одинаковом содержании классификационных групп они различаются по наименованию. Так, третья группа в этой работе озаглавлена: "Преступления, посягающие на легитимность государственной власти", а вторая - "Преступления, посягающие на конституционный принцип политического многообразия и многопартийности", пятая - "Преступления, посягающие на конституционный запрет разжигания расовой, национальной и религиозной розни"

Однако представляется, что в основу предлагаемой классификации положен один критерий - непосредственный объект. Отнесение преступлений, предусмотренных ст. 283 и 284 УК к числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность, как предлагают эти авторы, также весьма условно, поскольку эти преступления могут посягать и на внутреннюю безопасность.

В доктрине уголовного права имеются и иные классификации рассматриваемых преступлений. Некоторые авторы выделяют преступления, создающие угрозу:

внешней безопасности (государственная измена, шпионаж, разглашение государственной тайны и утрата документов, содержащих государственную тайну) и внутренней безопасности (все остальные)[7].

Предлагается эти две группы преступлений дополнить третей группой - преступлениями, посягающими на экономическую безопасность, включив в нее одно преступление - диверсию[8].

Ученые в основном единодушны по поводу того, какие преступления являются посягательствами на внешнюю безопасность. Таковыми признаются государственная измена и шпионаж.

Некоторые различия имеются в содержании классификационных групп (при пятичленной классификации), что объясняется спецификой непосредственных объектов.

Как видно из перечня объектов посягательства, законодатель отнес к преступлениям против основ конституционного строя и безопасности государства значительно меньшее число преступлений, чем было в Кодексе 1960 г. Это только такие преступления, которые действительно представляют реальную угрозу как основам конституционного строя, так и безопасности государства в целом.

В уголовном законодательстве зарубежных стран также предусмотрена ответственность за рассматриваемые деяния. Например, в Уголовном кодексе Франции в книге 4 "Преступления и проступки против нации, государства и общественного спокойствия" раздел первый озаглавлен "Посягательства на основополагающие интересы нации". В этом разделе содержатся главы: "Об измене и шпионаже", "Об иных посягательствах на республиканские государственные институты или целостность национальной территории", "Об иных посягательствах на национальную защиту" и др.

Раздел первый, с которого начинается особенная часть Уголовного кодекса ФРГ, озаглавлен: "Измена миру, государственная измена и создание угрозы демократическому правовому государству". Во второй главе этого раздела - "Государственная измена" содержатся: § 81 (Государственная измена Федерации), предусматривающий ответственность за нарушение целостности ФРГ или изменение основанного на конституции конституционного порядка с применением или попыткой применения насилия; § 82 "Государственная измена земле", в котором говорится о присоединении или отделении Земли либо изменении основанного на основном законе Земли конституционного порядка также путем насилия или угрозы; § 83, устанавливающий ответственность за приготовление к государственной измене; § 83, излагающий признаки деятельного раскаяния.

Второе место в системе особенной части Уголовного кодекса Польши занимает гл. XVII "Преступления против Республики Польша" (13 статей).

В разд. XII УК Белоруссии "Преступления против государства и порядка осуществления власти и управления" выделена гл. 32 "Преступления против государства".

В Уголовном кодексе Швейцарии к числу преступлений против государства отнесены: государственная измена (ст. 265), посягательство на независимость Конфедерации (ст. 266), действия и устремления иностранных государств, направленные против безопасности государства (ст. 266 bis), и др.

В гл. 18 "О преступлениях, связанных с оскорблением монарха", и 19 "О преступлениях против безопасности королевства" Уголовного кодекса Швеции содержатся такие составы преступлений, как призыв к мятежу, вооруженная угроза законному порядку, государственная измена, предательство в переговорах с иностранной державой, шпионаж и др.

Первое место в Особенной части Уголовного кодекса КНР занимает глава "Преступления против государственной безопасности", содержащая 12 статей. Наиболее опасными законодатель считает причинение вреда суверенитету страны, ее территориальной целостности и безопасности, совершенные в сговоре с иностранным государством (ст. 102); организацию, планирование и практическое участие в вооруженном мятеже или вооруженном бунте (ст. 104); совершение измены и переход на сторону врага (ст. 108) и др. В случае причинения особо серьезного вреда государству и народу в результате совершения таких преступлений в ст. 113 предусмотрена возможность применения смертной казни.

К числу преступлений, посягающих на внешнюю безопасность России, относятся государственная измена (ст. 275 УК) и шпионаж (ст. 276 УК). Отдельные ученые относят к данной группе также разглашение государственной тайны (ст. 283 УК) и утрату документов, содержащих государственную тайну (ст. 284 УК)*(20).

Посягательства на внешнюю безопасность характеризуются повышенной степенью опасности, что и обусловило отнесение их к числу особо тяжких преступлений с возможностью определения наказания вплоть до 20 лет лишения свободы.

Непосредственным объектом государственной измены и шпионажа является внешняя безопасность, которая слагается из суверенитета, обороноспособности и территориальной неприкосновенности. Государственная измена и шпионаж могут посягать одновременно на суверенитет, обороноспособность и территориальную неприкосновенность России и на отдельные слагаемые (компоненты) внешней безопасности, например, только на обороноспособность.

1.2. Понятие и признаки шпионажа.

Шпионаж(от нем. Spion — шпион, которое родственно слову spähen — следить, подглядывать), преступление, выражающееся в секретном собирании или похищении сведений, составляющих государственную тайну, в том числе и экономического характера, или иных сведений для использования их против данного государства с целью передачи другому государству. Преследуется по законодательству всех стран.

Шпионаж согласно российскому уголовному законодательству определяется как передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

В российской науке и практике считается, что данное определение распространяется (за исключением указания на субъектов) и на шпионаж как форму государственной измены[9].

Основным объектом шпионажа выступает внешняя безопасность как состояние защищенности суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности от внешнего воздействия.

Предметом данного преступления являются сведения двух категорий: во-первых, это сведения, составляющие государственную тайну; во-вторых, это иные сведения, которые собираются по заданию иностранной разведки и могут быть использованы для нанесения ущерба внешней безопасности Российской Федерации.

Нередко при рассмотрении дела в суде возникает спор, какие данные отнести к государственной тайне.

Примером может послужить дело Виктора Калядина, который был признан виновным в шпионаже. В обоснование его вины суд сослался на экспертные заключения, базирующиеся на Приказе Министра обороны № 055. Решением Верховного Суда от 12 февраля 2002 г., принятым по жалобе адвоката в его интересах о признании незаконным и не подлежащим применению Перечня сведений, подлежащих засекречиванию в Вооруженных Силах Российской Федерации от 10 августа 1996 г., утвержденного Приказом № 055 Министра обороны РФ, Приказ был признан незаконным и не действующим с момента вступления решения в законную силу.

7 мая 2002 г. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ отменила решение и констатировала сомнительность правомерности применения данного ненормативного документа, разработанного для внутреннего пользования, в уголовном судопроизводстве.

Абсолютно четко обозначилась позиция оппонентов Министерства обороны РФ и Главной военной прокуратуры: "Если рассматривать Приказ № 055, как внутриведомственный акт, он не должен и не может распространяться на гражданских лиц, и они не могут нести никакой ответственности согласно данному Приказу, поскольку не являются его субъектами и не могут быть с ним знакомы". Суд признал Перечень ведомственным ненормативным актом, предназначенным для внутреннего применения[10].

Парадоксальная ситуация. Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 "О государственной тайне" гласит, что "...органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, в соответствии с Перечнем сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденным Указом Президента № 1203 от 30 ноября 1995 г., разрабатываются развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию. В эти перечни включаются сведения, полномочиями по распоряжению которыми наделены указанные органы, и устанавливается степень их секретности. В рамках целевых программ по разработке и модернизации образцов вооружения и военной техники, опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ по решению заказчиков указанных образцов и работ могут разрабатываться отдельные перечни сведений, подлежащих засекречиванию. Эти перечни утверждаются соответствующими руководителями органов государственной власти. Целесообразность засекречивания таких перечней определяется их содержанием" (ст. 9).

И Закон, и Перечень носят общий характер сведений, и определить, какой объект является секретным, а какой - нет, можно лишь при наличии развернутого перечня, который, как выяснилось, носит межведомственный характер и не подлежит государственной регистрации и опубликованию. Таким образом, рядовой гражданин, не знакомый с Перечнями министерств, ведомств и других субъектов, наделенных правом засекречивания сведений, не в состоянии определить, что есть секрет, а что нет.

Парадоксальная вещь: мелкая кража мешка картошки или мелочи из кармана уголовным законодательством более урегулирована, чем противоправная продажа государственной тайны стоимостью в миллионы долларов. Огромный аппарат чиновников вооруженных сил не в состоянии урегулировать вопросы защиты государственной тайны[11].

Таким образом, в данном составе преступления самостоятельным признаком выступает предмет посягательства. Таким образом, сюда входят сведения, составляющие государственную тайну, а при определённых условиях и иная информация. Различие будет составлять субъект преступления, так как при шпионаже субъектом преступления является иностранный гражданин или лицо без гражданства, а при государственной измене гражданин Российской Федерации. Шпионаж по объективной стороне отличается от выдачи государственной тайны как формы государственной измены тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного. Так же шпионаж имеет определённое сходство со ст. 283 УК, так как в обоих случаях присутствует государственная тайна. Следует заметить, что шпионаж – преступление, посягающее на внешнюю безопасность Российской Федерации, но не из внутри, а из вне. Как свидетельствует текст ст. 276 УК РФ шпионаж – деятельность иностранных граждан или лиц без гражданства и, следовательно, как справедливо замечает доктор юридических наук профессор А. И. Рарог, «шпионаж – деятельность агентов иностранных спецслужб».

В зависимости от содержания предмета преступления различают два вида шпионажа:

а) предметом первого являются сведения, составляющие государственную тайну;

б) предметом второго - иные сведения, собираемые по заданию иностранной разведки и предназначенные для использования их в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Особенностями предмета шпионажа определяется и специфика шпионских действий в отношении предмета преступления. Действия, имеющие своим предметом сведения, составляющие государственную тайну, состоят в: 1) собирании, 2) похищении, 3) хранении, 4) передаче.

Объективная сторона первого вида шпионажа представляет собой совершение активных действий в форме передачи, собирания, похищения сведений, хранение составляющих государственную тайну.

Собирание - это получение информации любым способом, осуществляемое без изъятия предметов или документов из владения их собственников или обладателей.

Все способы собирания информации можно разделить на две группы:

а) личное наблюдение (в том числе с использованием технических средств), т.е. получение сведений из окружающих объектов действительности;

б) агентурный метод - получение информации от людей, обладающих такими сведениями.

Похищение предполагает незаконное изъятие сведений у их владельца. Изъятие может быть тайное или открытое, с применением обмана или насилия, когда документы и предметы изымаются не на время, а навсегда для передачи указанным в законе адресатам.

Собранные или похищенные сведения обычно хранятся до передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям. С объективной стороны хранение означает, во-первых, что предварительно собранные или похищенные виновным сведения, составляющие государственную тайну, хранятся в определенном месте до их передачи (в данном случае в действиях лица имеются и другие объективные признаки шпионажа - собирание или похищение), во-вторых, что виновный сам непосредственно не собирал и не похищал данные сведения, но ему их передают другие лица для последующей передачи определенным субъектам, и, в-третьих, возможна ситуация, когда виновный хранит сведения, собранные и похищенные другим лицом, с последующим возвратом тому же лицу. Таким образом, хранение сведений, составляющих государственную тайну (т.е. временное обладание ими), как форма действия при шпионаже может иметь три вида: а) лицо хранит сведения, собранные или похищенные им самим с целью передачи иностранному государству, иностранной организации, их представителям; б) лицо само не собирало и не похищало сведения, а получило их с целью передачи адресату; в) хранение сведений, собранных иным лицом, с последующим возвращением тому же лицу. В данном случае виновный будет нести ответственность за пособничество в шпионаже при условии, что он осознавал характер хранимых сведений, цель, преследуемую собравшим их лицом, и заранее дал обещание скрыть предметы (документы), добытые преступным путем, содержащие эти сведения.

Главная цель, к которой стремится виновный при собирании, похищении или хранении сведений, составляющих государственную тайну, - это передать их определенным адресатам. Под передачей следует понимать сообщение сведений, составляющих государственную тайну, иностранному государству, иностранной организации или их представителям. В данном случае сообщение может осуществляться не только устным путем, но и путем, например, показа каких-либо документов или предметов, а также с использованием тайников, почтовой переписки, радиосвязи. Передаваемые сведения могут быть собраны или похищены самим виновным, а могут быть получены от других лиц. Передача может осуществляться лично или через посредников. При этом если посредник осознает характер передаваемых сведений и статус адресата, то он отвечает за соучастие в шпионаже.

Объективная сторона второго вида шпионажа представляет собой действия в форме собирания и передачи иных сведений. Законодатель не предусматривает таких форм действия, как похищение и хранение, поскольку эти сведения являются открытыми и могут быть получены из разнообразных источников: официальных изданий научной и технической литературы, периодических изданий; на официальных симпозиумах, конференциях; путем направления запросов в различные организации, анкетирования и т.п. Иные сведения могут собираться и путем личного наблюдения.

Объективная сторона шпионажа, имеющего своим предметом сведения, не составляющие государственной тайны, состоит из собирания или передачи этих сведений. В этом случае предметом преступления могут быть самые разные сведения экономического, политического, научного, технического или иного характера не относящиеся к государственной тайне. Ими могут быть и не секретные сведения, в том числе открытые, поэтому законодатель не предусматривает такой формы их получения как похищение, и не наказывает их хранение. Способы собирания таких сведений могут быть вполне легальными: изучение периодической печати или специальной литературы, личное наблюдение, систематизирование сообщений средств массовой информации и т.д.

Передача или собирание иных сведений наказуемо, если эти действия осуществляются по заданию иностранной разведки с целью использования их в ущерб внешней безопасности РФ, т.е. в данном случае предполагается существование двух признаков: наличие задания иностранной разведки и цели нанесения ущерба внешней безопасности РФ.

Следовательно, собирание или передача подобных сведений будет образовывать объективную сторону преступления только при наличии двух условий:

1) эти действия совершаются по заданию иностранной разведки;

2) они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает оценку деяния как шпионажа.

Шпионаж относится к преступлениям с формальным составом (сложный альтернативный состав). Стоит отметить, что такое действие, как хранение, является длящимся, т.е. оно характеризуется непрерывным осуществлением состава данного деяния.

Субъективная сторона шпионажа характеризуется виной в виде прямого умысла. Кроме того, вторая форма шпионажа характеризуется специальной целью - нанести ущерб внешней безопасности РФ, а само собирание, похищение или хранение сведений, составляющих государственную тайну, осуществляется в целях их передачи.

Субъектом шпионажа могут быть иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста 16 лет.

Если гражданин Российской Федерации выступает в качестве организатора, подстрекателя или пособника шпионажа, ответственность за который предусмотрена ст. 276 УК, его действия квалифицируются как государственная измена в форме иного оказания помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ.

1.3. Его отличия от шпионажа как формы государственной измены.

"Понятие "государственная измена" введено в Уголовный кодекс РФ с 1 января 1997 года. Раньше законодательство говорило об измене Родине.

В советский период использовался термин "измена Родине", который был не совсем удачен этимологически и весьма неточен юридически.

Родине изменить нельзя, поскольку место рождения человека не меняется. Можно изменить гражданство, место своего проживания и только.

Кроме того, если гражданин РФ родился в семье дипломатов в период их нахождения в иностранном государстве, то Родиной такого лица будет иностранное государство. Права и обязанности гражданина будут определяться законодательством страны его гражданской принадлежности. Поэтому, если, например, гражданин РФ родился в Бельгии и в дальнейшем занимал ответственный пост в администрации РФ, сотрудничал с бельгийскими спецслужбами и передавал им государственные секреты, он не изменял Родине, а совершал именно государственную измену, предавая интересы государства, гражданином которого он являлся и на службе которого находился.

УК РСФСР (ст. 64) указывал, что изменой Родине является деяние, умышленно совершенное гражданином СССР в ущерб суверенитету или государственной безопасности и обороноспособности СССР. Таким образом, был четко обозначен объект преступления. Однако при описании форм измены закон отступал от данного определения, включая в это понятие такие действия, как бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы, а также заговор с целью захвата власти. Следует отметить, что как измена Родине квалифицировались случаи бегства в капиталистические государства, что носило (помимо идеологического) явно политический характер.

Нельзя признать обоснованным и включение в состав измены Родине такого деяния, как заговор с целью захвата власти. Эти действия посягают на внутреннюю безопасность государства.

В УК РСФСР были предусмотрены семь форм измены: переход на сторону врага, шпионаж, выдача государственной или военной тайны иностранному государству, бегство за границу или отказ возвратиться из-за границы, оказание помощи иностранному государству в проведении враждебной деятельности против СССР, а равно заговор с целью захвата власти.

Переход на сторону врага предполагал совершение этого деяния в период войны или в боевой обстановке. УК не называет военное время и боевую обстановку в качестве признаков состава преступления.

Бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы по существу не были формами измены, а лишь способами совершения указанного преступления. Буквальное толкование этих форм как перемещение гражданина СССР на территорию иностранного государства или отказ возвратиться на территорию СССР противоречило понятию измены Родине как враждебной деятельности гражданина СССР совместно с внешним противником и не позволяло отграничить это преступление от незаконного выезда из страны (ст. 83 УК РСФСР).

В УК эта форма государственной измены отменена.

Не вписывалась полностью в признаки измены и такая ее форма, как заговор с целью захвата власти. В тех случаях, когда заговорщики осуществляют свою деятельность совместно с иностранным государством или иностранной организацией, их действия образуют состав государственной измены. Но когда заговорщики действуют, не контактируя с иностранными государствами или иностранными организациями, заговор не содержит признаков государственной измены.

Важное изменение внесено в содержание таких форм измены, как выдача государственной тайны и оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. В УК РСФСР в качестве адресата выдачи и оказания помощи называлось только иностранное государство и не назывались иностранные организации или их представители.

В УК речь идет не только об иностранном государстве, но и об иностранных организациях или их представителях[12].

Государственная измена - самое опасное преступление после геноцида (ст. 357 УК) и убийства при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105, ст. ст. 277, 295 и 317 УК) и самое опасное из всех преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства.

Непосредственным объектом государственной измены выступает внешняя безопасность, под которой понимается состояние защищенности суверенитета, территориальной целостности и обороноспособности от внешнего воздействия. Описание объективной стороны государственной измены в ст. 275 УК дает все основания определить ее объект именно как внешнюю безопасность, т.е. состояние защищенности от нападения или иного посягательства извне на интересы Российской Федерации.

Объективная сторона государственной измены характеризуется совершением любого из следующих действий:

1) шпионаж;

2) выдача государственной тайны;

3) иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

В отличие от шпионажа выдача государственной тайны состоит в сообщении или передаче сведений, которыми виновный уже располагает, поэтому у него нет необходимости собирать или похищать их.

Общественная опасность государственной измены состоит в том, что в результате его совершения подрываются основы внешней безопасности, суверенитет, неприкосновенность территории и обороноспособность государства.

В качестве основного объекта данного преступления выступают общественные отношения, регулирующие внешнюю безопасность государства.

Внешняя безопасность как объект преступного посягательства означает состояние защищенности жизненно важных интересов общества и государства от внутренних и внешних угроз.

Основными составляющими внешней безопасности выступают:

а) суверенитет;

б) территориальная неприкосновенность;

в) обороноспособность.

Под суверенитетом государства понимается верховенство государственной власти внутри страны, полная независимость и самостоятельность государства в проведении своей внутренней и внешней политики, исключающая всякую иностранную власть, а также подчинение государства в сфере международного общения[13].

Неприкосновенность территории предполагает нерушимость и неделимость, сохранение в целостности территории, находящейся под юрисдикцией России, в пределах Государственной границы Российской Федерации[14].

Обороноспособность представляет собой совокупность экономического, военного, научного, технического, социально-нравственного потенциала и идеологических возможностей государства и его вооруженных сил, способных надежно обеспечить защиту суверенитета и территориальной неприкосновенности от нападения извне[15].

Предметом государственной измены являются сведения, составляющие государственную тайну. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, - совокупность категорий сведений, в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке, установленных федеральным законодательством[16].

Объективная сторона государственной измены заключается в совершении хотя бы одного из перечисленных в диспозиции ст. 275 деяний: шпионаж, выдача государственной тайны, иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ.

Государственная измена в форме шпионажа выражается в передаче, собирании, похищении или хранении в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передаче или собирании по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб внешней безопасности РФ (см. приложение № 1).

Например, Ф., являясь старшим научным сотрудником особо важного учреждения Минобороны России, имел доступ к секретным и совершенно секретным сведениям, составляющим государственную тайну. Будучи осведомленным о проявляемом иностранными спецслужбами интересе к тематике решаемых его учреждением вопросов, в поисках источников получения иностранной валюты для последующего выезда на постоянное жительство за границу, Ф. сумел войти в контакт с сотрудником посольской резидентуры ЦРУ, работавшим под прикрытием дипломатической должности. Проинформировав его о своих возможностях, Ф. получил от него официальное предложение о сотрудничестве. Выразив согласие, Ф. на одной из назначенных ему конспиративных встреч передал представителю иностранной разведки собранные им секретные и особо секретные сведения об интересовавшем иностранную разведку изделии и направлениях его дальнейшей разработки. Тогда же Ф. получил присвоенный ему оперативный псевдоним, инструкции об условиях и порядке связи, а также денежное вознаграждение.

Действия Ф. квалифицированы по комментируемой статье как государственная измена в форме шпионажа путем выдачи иностранному государству сведений, составляющих государственную тайну в ущерб внешней безопасности Российской Федерации[17].

Или другой пример, Так, Л., будучи майором западногерманской группы войск, в марте 1991 г. дал согласие (подписку) на шпионаж для западногерманской разведки и регулярно передавал сведения составляющие государственную тайну, отнесенные согласно перечню к секретным и особо секретным. Л. получил за эти сведения 16 000 западногерманских марок. Л. был осужден Военной коллегией Верховного суда к 10 годам лишения свободы и лишен воинского звания и наград[18].

Иностранное государство - любое государство, находящееся за пределами России.

Иностранная организация - государственное, межгосударственное, негосударственное, общественное, благотворительное и т.д. объединение, проводящее враждебную деятельность против России или созданное в целях разжигания национальной, расовой, религиозной вражды. К государственным относятся армия, спецслужбы; к межгосударственным - общества, союзы; к частным - концерны, фирмы, картели; к общественным - фонды, движения.

Представитель иностранного государства или иностранной организации - сотрудник органа, сотрудник или член организации либо иное лицо, выполняющее задание этих структур, т.е. официальное или неофициальное лицо, наделенное определенными полномочиями на совершение тех или иных действий в интересах этого государства или организации.

Если подобные действия совершаются иностранным гражданином либо лицом без гражданства, то они квалифицируются по ст. 276 (шпионаж).

Государственная измена в форме выдачи государственной тайны состоит в умышленной передаче иностранному государству, иностранной организации или их представителям в ущерб внешней безопасности России гражданином РФ известных ему сведений, которые были доверены ему по службе или работе, за исключением их собирания либо похищения.

Другим видом государственной измены является выдача государственной тайны, которая заключается в передаче или сообщении соответствующих сведений иностранному государству, иностранной организации или их представителям.

В отличие от шпионажа виновный при выдаче государственной тайны не собирает и не похищает сведения, ее составляющие для передачи иностранному государству, а располагает ими по службе или работе либо они сообщены ему кем-то или случайно находятся в его обладании[19].

Выдачу образуют любые действия, в результате которых сведения, составляющие государственную тайну, становятся достоянием иностранного государства, иностранной организации или их представителей: устные или письменные сообщения, передача через технические каналы связи, передача чертежей, схем, диаграмм, карт, планов, образцов, действующих моделей или приборов и т.д.

По характеру действий выдача сведений, содержащих государственную тайну, ничем не отличается от их передачи при шпионаже. Обычно эти два вида измены различаются по субъекту. При выдаче виновный не собирает и не похищает сведения, составляющие государственную тайну, а располагает ими по службе или работе. Представляется, что выдача и передача сведений, составляющих государственную тайну, понятия тождественные. Целесообразность выделения такого вида измены, как выдача государственной тайны, при наличии шпионажа вызывает сомнения. При шпионаже передача сведений не ограничена их предварительным собиранием или похищением.

Так, сотрудник КГБ Василий М., работая в архиве КГБ, копировал секретные документы, переписывал их от руки, выносил из здания в Ясеневе, спрятав в носках, потом перепечатывал на пишущей машинке и прятал в подполе на даче. Поехав в Ригу, он попросил убежище в английском посольстве, предоставив им эти документы. В данном случае, с одной стороны, имела место передача сведений, но, с другой - передавал сведения человек, которому они стали известны по службе. Если следовать даваемым в литературе рекомендациям, то в действиях Василия М. имеется два вида государственной измены. Вряд ли теоретически и практически оправданно подобное разделение.

Такое мнение ранее высказывалось в доктрине уголовного права[20].

Иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности против России выражается в фактическом содействии названным субъектам. К ним относятся: вербовка агентов для зарубежной специальной службы, предоставление убежища агентам иностранных разведок, подбор явочных и конспиративных квартир, содействие иностранным эмиссарам и кадровым разведчикам в приобретении документов прикрытия, оказание помощи в устройстве на работу, связанную с доступом к сведениям, составляющих государственную тайну, обеспечение средствами передвижения, денежными средствами и продуктами питания и т.д. Определяющей юридической сущностью этих действий является их направленность на причинение вреда внешней безопасности России.

Если российский гражданин для оказания иностранному государству, иностранной организации или их представителям помощи в проведении враждебной деятельности против России в ущерб ее внешней безопасности совершит преступление против основ конституционного строя или безопасности государства, например, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277), диверсию (ст. 281) или иное преступление, то его действия должны дополнительно квалифицироваться по совокупности.

Шпионаж считается оконченным преступлением с момента совершения любого из действий, образующих его объективную сторону.

Выдача государственной тайны образует оконченный состав государственной измены с момента фактической передачи сведений, составляющих государственную тайну.

Иное оказание помощи в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ считается оконченным преступлением с момента совершения конкретных действий по оказанию реальной помощи враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности России.

Проведение враждебной деятельности характеризуется направленностью на причинение вреда, ущерба внешней безопасности, включающей в себя:

- создание условий и проведение разведывательно-подрывной и иной деятельности иностранных спецслужб и организаций, организация, содействие или финансирование такой деятельности, вмешательство во внешние и внутренние дела России, подрывающие ее суверенитет и целостность;

- нарушение территориальной неприкосновенности;

- подстрекательство к подрывной, вооруженной или террористической деятельности политического характера, дестабилизации обстановки, насильственное изменение конституционного строя РФ, захват власти.

Субъектом государственной измены может быть только гражданин России, достигший 16 лет. Соучастником преступления (кроме исполнителя) могут быть иностранные граждане и лица без гражданства.

Субъективная сторона государственной измены может выражаться только в форме прямого умысла. Лицо осознает, что оно совершает шпионские действия, выдает государственную тайну либо оказывает помощь иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ, и желает их совершать.

Некоторые ученые считают, что по объекту, предмету, объективной и субъективной стороне самостоятельный состав шпионажа идентичен со шпионажем как видом государственной измены (ст. 275). Отличие происходит по субъекту - при государственной измене им может быть только гражданин России, а при шпионаже по ст. 275 - только иностранец или лицо без гражданства (апатрид)[21].

Предметом шпионажа могут быть не только сведения, составляющие государственную тайну, но и любые другие сведения и данные, которые интересуют разведывательные службы иностранных государств: о радиоактивности почвы или воды, об интенсивности и характере грузовых и пассажирских перевозок, о режиме работы предприятий и системе охраны учреждений и производственных объектов, о настроениях отдельных групп населения, о личных качествах, интересах, семейном положении лиц, занимающих государственные должности или являющихся лидерами или функционерами политических партий и общественных движений, и т.п.

На основе данных, даже не являющихся секретными (или специально охраняемой ведомственной тайной), аналитическая служба иностранных разведок может сделать выводы, которые позволят раскрыть государственные секреты. Поэтому предмет шпионажа значительно шире, чем выдача государственной тайны как форма государственной измены. Предмет шпионажа не определяется формальными признаками, а зависит от цели его использования[22].

Таким образом, по предмету преступления шпионаж подразделяется на два вида:

1) шпионаж в отношении сведений, составляющих государственную тайну;

2) шпионаж в отношении иных сведений.

Иные сведения - это не относящиеся к государственной тайне любые сведения, интересующие иностранную разведку и предназначенные для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Адресатами шпионажа, как и государственной измены, выступают иностранное государство, иностранная организация или их представители.

Шпионаж первого вида может совершаться как по заданию иностранной разведки, так и по собственной инициативе, шпионаж второго вида - только по заданию иностранной разведки, причем с осознанием предназначения сведений для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Если собираемые по заданию иностранной разведки сведения не затрагивают интересов России, а касаются исключительно интересов третьей страны, то состав шпионажа по УК отсутствует.

Шпионаж первого вида может совершаться как по заданию иностранной разведки, так и по собственной инициативе, шпионаж второго вида - только по заданию иностранной разведки, причем с осознанием предназначения сведений для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Если собираемые по заданию иностранной разведки сведения не затрагивают интересов России, а касаются исключительно интересов третьей страны, то состав шпионажа по УК отсутствует.

Необходимо отметить еще одно отличие между ответственностью российских граждан и иностранцев за передачу или собирание иных (кроме государственной тайны) сведений для использования их в ущерб внешней безопасности РФ. При совершении указанных действий не по заданию иностранной разведки, а по собственной инициативе российский гражданин может нести ответственность за государственную измену в виде иного оказания помощи в проведении враждебной деятельности; ответственность же иностранца вообще исключается ввиду отсутствия признаков шпионажа.

Шпионаж как разновидность государственной измены отличается от шпионажа, предусмотренного ст. 276 УК.

Субъект преступления государственная измена специальный - гражданин Российской Федерации, достигший возраста 16 лет.

Совершение государственной измены в форме шпионажа в общем понимании означает нарушение гражданином Российской Федерации верности своему государству путем совместной с иностранными силами враждебной деятельности против собственной страны. Фактически это своеобразная форма соучастия гражданина Российской Федерации во враждебной деятельности представителей иностранных государств и организаций против России (в том числе с легальных позиций). Юридически государственная измена представляет собой нарушение гражданином Российской Федерации конституционных и других законодательно установленных обязанностей, вытекающих из российского гражданства, и выражается в оказании информационной либо иной помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Спорным является вопрос о субъекте государственной измены в форме выдачи государственной тайны. Некоторые ученые и практические работники считают, что таким субъектом может быть только лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены либо стали известны по службе или работе. Однако для такого понимания ст. 275 УК непосредственно в законе нет никаких оснований, поэтому заслуживает серьезного внимания мнение, что субъектом выдачи государственной тайны может быть не только лицо, которому сведения, составляющие государственную тайну, были доверены либо стали известны по службе или работе, но также лица, которым такие сведения стали известны иным путем за исключением их собирания или похищения, например, были сообщены знакомым, попали в распоряжение данного лица случайно и т.п.[23].

Шпионаж - преступление, посягающее, как и государственная измена, на внешнюю безопасность Российской Федерации, но не изнутри, а извне, поскольку характеризует типичную профессиональную деятельность агентов иностранных спецслужб.

Предметом шпионажа выступают, во-первых, сведения, составляющие государственную тайну, а во-вторых, иные сведения, т.е. не составляющие государственной тайны. Особенностями предмета преступления определяется и специфика шпионских действий в отношении предмета шпионажа.

Объективная сторона шпионажа характеризуется в УК как передача, а равно собирание, похищение или хранение в целях передачи сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки иных сведений.

Действия, имеющие своим предметом сведения, составляющие государственную тайну, состоят в:

1) передаче;

2) собирании;

3) похищении;

4) хранении этих сведений.

Передача означает сообщение сведений, составляющих государственную тайну, любым способом иностранному государству, иностранной организации или их представителям: лично или через посредника, устно, письменно, через технические каналы связи, с помощью тайников и т.д.

Похищение сведений - это незаконное их изъятие любым способом у законного обладателя.

Под собиранием понимается любой другой, помимо похищения, способ получения секретной информации (подслушивание, фотографирование, копирование и т.д.).

Хранение означает временное обладание сведениями, предназначенными для передачи и собранными либо похищенными не самим хранителем, а другими лицами, а также добровольно переданными хранителю их обладателем.

Объективная сторона шпионажа, имеющего своим предметом сведения, не составляющие государственной тайны, состоит из собирания или передачи этих сведений. В этом случае предметом преступления могут быть самые различные сведения экономического, политического, научного, технического или иного характера, не относящиеся к государственной тайне. Ими могут быть и не секретные, в том числе открытые сведения, поэтому законодатель не предусматривает такой формы их получения, как похищение, и не наказывает их хранение. Способы собирания таких сведений могут быть вполне легальными: изучение периодической печати или специальной литературы, личное наблюдение, систематизирование сообщений средств массовой информации и т.д.

Собирание или передача сведений, не составляющих государственную тайну, образуют объективную сторону шпионажа только при наличии двух условий.

Во-первых, эти действия совершаются по заданию иностранной разведки.

Во-вторых, они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает оценку деяния как шпионажа.

Шпионаж по объективной стороне отличается от выдачи государственной тайны как формы государственной измены (ст. 275 УК) тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного.

Оконченным преступлением шпионаж является с момента совершения любого из действий, описанных в диспозиции ст. 276 УК.

Субъективная сторона шпионажа характеризуется прямым умыслом: лицо осознает общественно опасный характер совершаемых действий и желает их совершить. При передаче или собирании сведений, не составляющих государственной тайны, виновный преследует специальную цель: использование собираемых или передаваемых сведений в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

Мотивы шпионажа могут быть различными и на квалификацию преступления не влияют. Но характерными являются корыстные побуждения, так как шпионаж - это обычно профессиональная работа кадровых разведчиков, которая хорошо оплачивается.

Субъект преступления специальный: иностранный гражданин или лицо без гражданства. Аналогичные действия гражданина Российской Федерации квалифицируются как государственная измена (ст. 275 УК).

Лицо, совершившее шпионаж, освобождается от уголовной ответственности за совершенное преступление при наличии двух условий, указанных в примечании к ст. 275 УК и рассмотренных при анализе государственной измены.

Адресатами шпионажа, как и государственной измены, выступают иностранное государство, иностранная организация или их представители.

Таким образом, на основании выше проведенного исследования, можно сделать следующие выводы:

1. В зависимости от предмета различают два вида шпионажа: шпионаж, предметом которого являются сведения, составляющие государственную тайну, и шпионаж, предметом которого являются иные сведения, но при условии, если они собирались по заданию иностранной разведки для использования в ущерб внешней безопасности Российской Федерации.

2. Собирание предполагает любой способ получения сведений, кроме хищения. Хищение - это противоправное, безвозмездное изъятие сведений. Хранение сведений, как и собирание и хищение, должно преследовать цель передачи этих сведений адресатам шпионажа. Шпионаж окончен с момента совершения указанных действий независимо от того, удалось ли передать собранные сведения адресату или нет.

3. Факт передачи сведений адресатам шпионажа следует квалифицировать как оконченный шпионаж, независимо от того, предшествовал ли передаче сбор сведений или нет.

4. Субъектом шпионажа является только иностранный гражданин или лицо без гражданства, достигшее 16 лет.

Шпионаж совершается только с прямым умыслом. При совершении второго вида шпионажа необходимо, чтобы субъект осознавал, что сбор и передача сведений осуществляются по заданию иностранной разведки.

Так же как и измена Родине, шпионаж ранее карался смертной казнью с конфискацией имущества, а по УК шпионаж наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет. Согласно ч. 5 ст. 15 УК шпионаж - особо тяжкое преступление.

Несмотря на изменение местоположения рассматриваемых составов в системе Особенной части Кодекса (с первого на четвертое место) степень опасности этих преступлений остается высокой, о чем свидетельствует отнесение законодателем более половины составов к числу особо тяжких преступлений.

Глава II. Способы (формы) шпионажа

2.1. Изменения в законодательстве о понятии шпионажа

Древние государства – Египет, Хеттское царство, Ассирия, Персия, Китай, Индия – представляли собой военно-теократические структуры, которые опирались на силу внеэкономического принуждения. Во главе угла внешней политики таких государств стояли преимущественно завоевательные интересы. Древняя дипломатия разрешала сравнительно ограниченный круг вопросов. И наиболее сильной её стороной являлась организация всепроникающей военно-политической разведки.

Историческое появление государства традиционно связывают с периодом

появления первых письменных сообщений. История древнего Египта, само

происхождение египтян и начало их колонизации дельты Нила плохо поддаётся изучению. Ситуация проясняется примерно к ХХХ в. до н. э., когда при царе Мене (Нармере) происходит объединение Верхнего и Нижнего Египта в одно государство. Именно ко времени правления царя Мена относится появление первых дошедших до нас египетских хроник.

Территория тогдашнего египетского государства была очень велика. Она

простиралась от Средиземного моря до границ Судана и представляла собой

полосу длинной около 1 тыс. км и шириной чуть более 10 км. Естественно, что

для защиты государства от внешних врагов фараонам нужны были не только

хорошо функционирующий государственный аппарат и боеспособная армия, но и разведывательная служба. Вместе с этой службой неизбежно развивалась также система быстрой доставки сообщений и официальных документов. Такие сообщения обычно представляли собой эстафету. Посланные с письмом гонцы сменялись через определённые отрезки пути, что позволяло быстрее доставить необходимую информацию. Этот способ зарекомендовал себя ещё в глубокой древности. Около 2300 г. до н. э. фараон Тети именно таким образом узнал об уровне нильской воды в городе Семна, на южной границе стран.

В сообщении с Ближнего Востока, составленном при фараоне Аменхотепе

III, было найдено свидетельство о работе египетской царской разведки: «Его

величество осведомлён, что некоторые из жителей востока, находясь в городе

Икати, устроили заговор с целью разбить находящиеся там правительственные

войска». Понятно, что информация такого рода могла исходить только от египетских агентов, вероятно набранных среди местного населения. Возможно,

именно хорошо налаженная агентурная сеть помогла фараонам XVIII династии создать первую в истории человечества империю – Новое египетское царство.

Наряду со службой внешней разведки в Египте существовала структура,

которую можно было бы назвать тайной полицией. Так, первое упоминание об это встретилось историкам в хрониках времён Аменхотепа IV, где говорится о неком высокопоставленном чиновнике при дворе фараона, в обязанности

которого входила организация негласных расследований. Над чиновниками,

начальниками городов и местными властями осуществлялся строгий контроль.

Для этого существовал визирь и подчинявшиеся ему посланники, который следил за порядком и судопроизводством. За границу регулярно посылались разведчики, которые, судя по всему, работали отменно. Свидетельством этому служит очередной заговор в Нубии, который тайные агенты успели раскрыть раньше, чем его успели разработать в деталях.

На протяжении всей истории развития уголовное законодательство России также было направлено на защиту государственной безопасности.

История развития уголовного законодательства об ответственности за преступления против государственной безопасности России самым тесным образом связана с развитием самого государства, представлениями о его функциях. По мере того как шел процесс централизации и образования единого Российского государства, завершение которого связывают с концом XV - началом XVI в., происходило сосредоточение власти в одних руках. Уже в первом крупном общерусском правовом акте - Судебнике 1497 г. - перечень наиболее опасных преступлений начинается с причинения смерти своему господину ("государский убойца"), измены, бунта ("крамолы"). Судебник 1550 г. дополнил их новыми составами, в том числе о сдаче города неприятелю. Но в своем собственном, политическом смысле интересы государства более или менее системно были поставлены под уголовно-правовую охрану Соборным уложением 1649 г. Считается, что до законодательства Петра I это был единственный правовой акт о политических преступлениях. В Воинском и Морском уставах Петра I круг наказуемых деяний расширяется; одновременно усиливается ответственность, в частности, за недонесение о злом умысле против государя.

В первой половине XVIII в. принимаются указы, в которых предписывалось доносить самому государю:

1) о злом умысле против государя;

2) об измене или бунте;

3) о преступлениях против порядка управления[24].

Позднее политическими стали именоваться преступления первых двух пунктов этих указов, т.е. без учета посягательств на порядок управления. Соответствующие акценты были сделаны и в Своде законов Российской империи, а затем в Уставе о наказаниях уголовных и исправительных.

Последний подразумевал под государственными преступлениями два основных вида:

1) преступления против государя Императора и членов Императорского дома;

2) посягательства на верховную власть и государственную измену, т.е., по сути дела, различались деяния против внутренней и внешней безопасности.

Внутренняя связывалась с бунтом против верховной власти: восстание, заговор, призывы к восстанию, а равно распространение сведений, ставящих под угрозу существующий порядок и порядок престолонаследия (восстание, заговор с целью захвата власти); внешняя - с понятием государственной измены, которым охватывался многочисленный круг самостоятельных составов преступлений: военная измена, дипломатическая измена (умысел предать государство или часть его другому государю или правительству); сообщение государственной тайны иностранному правительству; способствование во время войны неприятелю в проведении враждебных действий против Отечества или союзников (советом, открытием тайн, сдачей города и т.п.). Государственная измена каралась лишением всех прав состояния и смертной казнью. К ней приравнивались "преступления против народного права", т.е. деяния, которые ставили под угрозу существующие отношения России с другими государствами: участие подданных России в нападении на жителей иностранных государств; оскорбление их дипломатических представителей и т.п.[25]

Аналогичный вариант классификации политических преступлений был взят за основу и при разработке проекта Уголовного уложения 1903 г. Однако Особым совещанием при Государственном Совете признано необоснованным противопоставление интересов монарха и верховной власти, в силу чего политические преступления стали группироваться по несколько иному принципу: посягательства на верховную власть и государя Императора, с одной стороны, и государственную измену - с другой. Первой группой объединялись деяния, посягающие на внутреннюю, а второй - на внешнюю безопасность государства.

Если проследить основные тенденции развития законодательства о преступлениях против государства в России с октября 1917 г., т.е. со смены общественно-экономической формации, то общая картина представляется в следующем виде.

На первом этапе после революции временные законы отражали накал классовой борьбы, стремление всеми силами, включая правовые, подавить политического противника. Суровая ответственность за контрреволюционные преступления предусматривалась Декретом о суде № 1 от 22 ноября 1917 г., обращением СНК ко всему населению от 26 ноября 1917 г. "О борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина, Дутова, поддерживаемым Центральной Радой", Постановлением кассационного отдела ВЦИК "О подсудности революционных трибуналов" (1918 г.) и т.п.

Первый кодифицированный уголовный закон РСФСР - Уголовный кодекс - был принят в 1922 г. В нем были сформулированы общее понятие контрреволюционного преступления (ст. 57), конкретные составы преступлений (измена Родине, шпионаж, диверсия и др.). С момента образования Союза ССР (1922 г.) и после Гражданской войны процесс законотворчества пошел более активно, и уже в 1927 г. ЦИК СССР принял общесоюзное Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления). Его нормы полностью вошли в УК РСФСР 1926 г.[26]

25 декабря 1958 г. был принят Закон Союза ССР "Об уголовной ответственности за государственные преступления", в соответствии с которым раздел "Контрреволюционные преступления" УК 1926 г. трансформировался в "Особо опасные государственные преступления", а раздел "Особо для Союза ССР опасные преступления против порядка управления" - в "Иные государственные преступления". Статьи общесоюзного закона без всяких изменений были включены в УК РСФСР 1960 г.[27]

Сложность и противоречивость понятия, системы и классификации составов государственных преступлений сказались на процессе разработки, обсуждения и принятия нового УК РФ 1996 г., включая его гл. 29 о преступлениях против основ конституционного строя и безопасности государства[28].

Таким образом, по советскому уголовному праву шпионаж рассматривался как особо опасное государственное преступление, заключающееся в передаче, а равно похищении или собирании с целью передачи иностранному государству, иностранной организации или их агентуре сведений, составляющих государственную или военную тайну, а также в передаче или собирании по заданию иностранной разведки иных сведений для использования их в ущерб интересам СССР.

Шпионаж считается оконченным преступлением с момента добывания шпионских сведений, независимо от того, удалось или нет передать их. Неудавшаяся попытка добывания шпионских сведений (например, попытка выведать за деньги государственную тайну у лица, обладающего ею в силу служебного положения) образует покушение на Шпионаж

При добывании и передаче сведений, составляющих государственную или военную тайну, действия виновного квалифицируются как Шпионаж независимо от того, действовал ли он по заданию иностранного государства, иностранной организации или их агентуры либо по своей инициативе. Добывание и передача иных сведений являются Шпионаж, если эти действия осуществляются по заданию иностранной разведки и сведения добываются (передаются) для использования их в ущерб интересам СССР.

Ныне действующий УК РФ 1996 г., предусматривая главу "Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства", существенно отличается не только от УК РСФСР 1960 г., но и от соответствующих положений проекта нового Уголовного закона 1994 г.

Его разработчики, именуя рассматриваемый вид посягательств государственными преступлениями, предлагали исключить из числа таковых деяния, затрагивающие интересы мира и безопасности человечества (пропаганда войны, нападение на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, производство и распространение оружия массового поражения, в том числе биологического). Восприняв это предложение, законодатель поддержал и другую рекомендацию: об отнесении к данной группе посягательств некоторых так называемых иных государственных преступлений (разглашение государственной тайны; утрата документов, содержащих государственную тайну; возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды). Аналогичное можно сказать и о понятии потерпевшего при террористическом акте против государственного или общественного деятеля: в принятом УК РФ данный состав охватывает не только убийство Президента России, но и посягательство на жизнь любого государственного или общественного деятеля. В отличие от авторов названного проекта законодатель счел целесообразным также восстановить статью, предусматривающую ответственность за диверсию. Кроме того, не упоминая о таком составе, как заговор с целью захвата власти, ныне действующий уголовный закон содержит норму об ответственности за насильственные действия, направленные на захват или удержание власти или изменение конституционного строя Российской Федерации. В этой же связи нужно рассматривать и появление статьи о вооруженном мятеже. Вместе с тем была признана необоснованной позиция разработчиков проекта в части ограничения предмета шпионажа лишь сведениями, составляющими государственную тайну[29].

Но в целом понятие шпионажа по сравнению с Кодексом 1960 г. не претерпело существенных изменений: в число признаков шпионажа добавлено наряду с похищением, собиранием и передачей сведений хранение с целью передачи, а равно исключено указание на военную тайну, поскольку сведения, составляющие военную тайну, - неотъемлемая часть сведений, составляющих государственную тайну.

Шпионаж, совершенный гражданином СССР, являлся изменой Родине и наказывается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от 2 до 5 лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества (ст. 64 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик).

Шпионаж, совершенный иностранцем или лицом без гражданства, наказывается лишением свободы на срок от 7 до 15 лет с конфискацией имущества и со ссылкой на срок от 2 до 5 лет или без ссылки или смертной казнью с конфискацией имущества (ст. 65 УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик).

Задачи шпионажа исторически определились как информационная (в том числе предупреждающая шпионаж и диверсии со стороны противника) и наступательная, то есть контрразведка и проведение локальных подрывных военных операций в тылу врага. Сбор информации в наши дни зачастую упирается в проблему обработки и анализа официальной информации. Географические карты и расписания движения поездов, дающие представление о пропускной способности транспортных сетей, публикация статистических данных, списков должностных лиц и тому подобных данных позволяют получать немало полезных сведений о любой стране. Эксперты в соответствующей области стали первыми, кто находит шпионам работу, указывая цель и тем самым заранее предугадывают возможные пути решения вероятных проблем. Собирая информацию, они сопровождают её необходимыми комментариями, позволяющими современно оценивать намерения явного или вероятного противника. Остальное дело политиков и военных. Современный шпионаж – ничто иное, как работоспособная эффективная агентурная сеть, развёрнутая в стане противника. Образ удачливого шпиона-одиночки, идеализированного кинематографом, становится всё менее актуальным в наши дни. В сущности, состояние разведывательной системы государства отражает его «здоровье», то есть силу и международный авторитет. Но, несмотря на всё вышесказанное, шпионаж в своей сущности, для законодателя остаётся преступлением уголовное наказание, за совершение которого предусматривает от десяти до двадцати лет лишения свободы.

2.2. Вопросы квалификации шпионажа

С объективной стороны шпионаж (так же, как и шпионаж при государственной измене) совершается путем передачи, а равно собирания, похищения и хранения с целью передачи указанных в ст. 276 УК РФ сведений.

Передача - это сообщение любым способом сведений адресанту; собирание - действия, направленные на получение интересующей субъекта информации; похищение - незаконное изъятие документов или предметов, содержащих или являющихся носителями интересующей субъекта информации; хранение - временное обладание указанными выше документами или предметами. Чаще всего хранение осуществляется лицом, собирающим или похищающим сведения, содержащие государственную тайну. В отдельных случаях хранение может осуществляться лицом, не собиравшим и не похищавшим эти сведения.

Это сообщение может быть сделано любым способом (устно, письменно, по телефону, через других лиц и т.п.).

Из всех способов совершения шпионажа наибольшую опасность представляет передача сведений иностранному государству, иностранной организации либо их представителям для использования в ущерб внешней безопасности России. Собирание, похищение и хранение сведений по существу являются подготовительной деятельностью к передаче. Однако, учитывая повышенную степень опасности рассматриваемого деяния, законодатель счел их оконченным преступлением[30].

Так, в 1999 г. был задержан высокопоставленный сотрудник Главного разведывательного управления (ГРУ) генерального штаба турецкой армии Махмет Бешик, который, помимо подрывной деятельности, занимался военно-техническим шпионажем. В Петропавловске-Камчатском задержали американского бизнесмена Ричарда Оппфельта, собиравшего через местных жителей сведения военного характера[31]. 10 марта 1986 г. задержали Майкла Селлере (второго секретаря посольства США в Москве) во время встречи с агентом по кличке Коул (майор Сергей В. - сотрудник управления КГБ по Москве и Московской области). Коул информировал Селлерса относительно того, как российские органы безопасности ведут наблюдение за американскими разведчиками[32].

Если речь идет об иных сведениях, а не о сведениях, содержащих государственную тайну, объективная сторона предполагает только их собирание и передачу. Это могут быть любые сведения, однако их собирание и передача рассматриваются как шпионаж при условии, что они собираются и (или) передаются, во-первых, по заданию иностранной разведки, и, во-вторых, для использования в ущерб внешней безопасности России. Отсутствие одного из этих признаков исключает возможность рассматривать такое деяние как шпионаж. Собирание и передача таких сведений чаще совершаются российскими гражданами нежели иностранцами и рассматриваются тогда при наличии указанных условий как государственная измена в форме шпионажа.

Таким образом, объективная сторона шпионажа заключается в таких действиях, как передача, собирание, похищение сведений, а также в бездействии, выражающемся в хранении (в целях передачи) указанных выше сведений, являющихся предметом шпионажа.

Передача состоит во вручении представителям иностранного государства или агентам иностранных разведок соответствующих сведений. Передача добытых сведений может осуществляться путем личного контакта с адресатом, включая связных, а также с использованием тайников, технических средств связи, почтовых отправлений, иногда - неосведомленных или введенных в заблуждение граждан и т.д.

Считаю, что передачей следует признавать и закладку в тайник сведений, сообщение их в информационной радиограмме, в письме по электронной почте и т.п.

Собирание сведений предполагает различные действия по выявлению данных, к которым лицо не имеет официального доступа, или обобщение, копирование, фотографирование сведений, к которым лицо имеет допуск по службе.

Собиранием будет и выведывание данных путем расспросов лиц, обладающих такой информацией, подслушивание телефонных переговоров, изучение и обобщение данных, опубликованных в служебной и многотиражной печати учреждений и предприятий, и т.д.

Собирание сведений охватывает всевозможные способы завладения ими, их восприятия или фиксации: выведывание; визуальное наблюдение; подслушивание; радиоперехват; съем информации с электронных средств; аудио-, видеозапись; фото-, киносъемка; копирование документов; взятие образцов почвы, растений, воды; приобретение за деньги и др. Собирание иных сведений может осуществляться также посредством найма частного детектива, секретаря, консультанта и т.д., не осведомленных о шпионаже нанимателя.

Похищение означает выкрадывание сведений путем изъятия документов, предметов, аудио- и фотоматериалов, компьютерных дискет и т.п., содержащих государственную тайну или интересующих иностранные разведки.

Поскольку такие действия являются необходимым элементом объективной стороны шпионажа, квалификация деяния по совокупности со статьями о хищении имущества не требуется[33].

Похищение - специфический способ добывания, как правило, охраняемых сведений, доступ к которым ограничен. Оно обычно бывает тайным, но может быть и открытым, в частности путем нападения. Похищение при шпионаже направлено на содержащие государственную тайну документы, чертежи, схемы, технические описания, технологические карты, специальную литературу, образцы изделий, блоки, узлы, детали, материалы и другие носители секретной информации

Хранение сведений как самостоятельная форма шпионажа заключается в обеспечении сохранности сведений, являющихся предметом шпионажа. Лицо, хранящее шпионские материалы, может само их не собирать, а получать от других лиц, состоящих в шпионской сети. Хранение сведений, составляющих государственную тайну, имеет самостоятельное значение, когда лицо их не добывало, а получило от другого лица на сохранение (для последующей передачи адресатам шпионажа)[34].

Естественно, что лицо, собирающее или похищающее сведения, какое-то время (до момента передачи) их хранит, но специальное указание в законе означает, что сам факт хранения сведений лицом, их не собиравшим, образует состав шпионажа.

Этот признак может также приобрести самостоятельное значение в случаях недоказанности личного собирания или похищения хранившихся лицом секретных сведений (с целью их передачи адресатам шпионажа). В остальных случаях хранение сочетается с предшествующим ему личным собиранием или похищением секретных сведений, т.е. рассматривается наряду с указанными действиями.

Оконченным шпионаж будет с момента выполнения любого из указанных действий или с момента начала хранения шпионских сведений.

Объективная сторона шпионажа, имеющего своим предметом сведения, не составляющие государственной тайны, характеризуется только двумя действиями: собиранием или передачей этих сведений. В этом случае предметом преступления могут быть самые различные сведения экономического, политического, научного, технического или иного характера, не относящиеся к государственной тайне. Им могут быть и несекретные, в том числе открытые, сведения, поэтому закон не предусматривает такой формы их получения, как похищение, и не наказывает за их хранение. Способы собирания таких сведений могут быть вполне легальными: изучение периодической печати или специальной литературы, личное восприятие, систематизирование сообщений средств массовой информации и т.д.

Собирание или передача сведений, не составляющих государственную тайну, образуют объективную сторону шпионажа только при наличии двух условий. Во-первых, эти действия совершаются по заданию иностранной разведки. Во-вторых, они предназначены для использования в ущерб внешней безопасности РФ. Отсутствие хотя бы одного из этих условий исключает квалификацию деяния как шпионажа.

С субъективной стороны шпионаж может быть совершен только с прямым умыслом. Субъект сознает характер собираемых, похищаемых, хранимых с целью передачи сведений, особенности адресата передачи и желает передать эти сведения данному адресату. При собирании, похищении и хранении сведений, содержащих государственную тайну, обязательным признаком состава шпионажа должна быть цель передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям. Поэтому вряд ли можно согласиться с утверждением, что цель шпионажа не является обязательным его признаком[35].

В содержание умысла входит сознание того, что передача, собирание, похищение или хранение с целью передачи сведений, составляющих государственную тайну, осуществляются для иностранного государства, иностранной организации или их представителей.

В отношении второго вида шпионажа (собирание и передача иных сведений) высказывалось мнение о наличии специальной цели - использование собираемых или передаваемых сведений в ущерб внешней безопасности России[36]. Более правильным представляется мнение, согласно которому достаточно осознания предназначения сведений для использования в ущерб внешней безопасности России[37].

При шпионаже второго вида осознанность того, что сбор и передача иных сведений осуществляются по заданию иностранной разведки и для использования их в ущерб внешней безопасности России, должна включаться, по нашему мнению, в понятие прямого умысла как осознанность опасности и характера действия. Признавать же этот вид шпионажа только при наличии специальной цели использования в ущерб внешней безопасности России - означает значительное ограничение рассматриваемого состава преступления.

На квалификацию шпионажа не влияют мотивы преступления. Но он должен учитываться при назначении меры наказания. Они могут быть личными, корыстными, политическими, националистическими и др.

Чаще всего мотивом являются корыстные устремления преступника. Но вербовка может быть произведена на основе компрометирующих лицо материалов и данных. Мотивом могут служить националистические или религиозные взгляды, порождающие ненависть и неприязнь к России.

В случае собирания или передачи иных сведений иностранному государству, его представителям или агентам иностранной разведки субъект должен сознавать, что сведения он собирает или передает по заданию именно иностранной разведки, а следовательно, они могут быть использованы в ущерб внешней безопасности РФ.

Собирание сведений, не составляющих государственную тайну, по заданию иностранных коммерческих или общественных организаций, например Гринпис, не может расцениваться как шпионаж.

Субъект шпионажа, предусмотренного ст. 276 УК, - только специальный - иностранный гражданин или лицо без гражданства. Совершение таких действий гражданином России, как уже отмечалось, влечет квалификацию по ст. 275 УК за государственную измену.

Организаторами, подстрекателями и пособниками шпионажа могут выступать и граждане Российской Федерации при отсутствии в их действиях признаков государственной измены.

Шпионаж отличается по объективной стороне от выдачи государственной тайны как формы государственной измены (ст. 275 УК) тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного.

Шпионаж отличается по объективной стороне от выдачи государственной тайны как формы государственной измены (ст. 275 УК) тем, что сведения, упомянутые в ст. 276 УК, при шпионаже не находятся в распоряжении или обладании виновного.

Таким образом, можно сделать следующие выводы на основании выше проведенного исследования:

1. Формулировка состава шпионажа не претерпела существенных изменений по сравнению с той, которая была дана в УК РСФСР. В числе признаков шпионажа названо, кроме похищения и собирания, еще и хранение сведений, составляющих государственную тайну с целью передачи их адресатам шпионажа. Из предмета шпионажа исключена военная тайна.

2. Относительно правового регулирования и значимости данного состава преступления для законодателя, основываясь на литературе, использованной при рассмотрении данной темы, можно сказать, что такой состав преступления как шпионаж достаточно полно урегулирован в законодательстве Российской Федерации, при том, что место, уделяемое рассмотрению данной проблемы в научной и учебной литературе сравнительно не велико. Законодатель сознательно вводит строгую санкцию за совершение данного преступления, тогда как нужно совершенствовать законодательство ни путём ужесточения наказания, а путём уменьшения степени гласности, к примеру запрещая средствам массовой информации во обеспечении права на свободу слова собирать информацию составляющую государственную тайну или не составляющую таковой, но способную нанести ущерб внешней безопасности России. При таком сравнительно хорошем урегулировании шпионажа когда это касается интересов государства, остаётся открытым вопрос касающийся промышленного шпионажа. На мой взгляд, следовало бы ввести в уголовный кодекс наравне с обычным шпионажем отдельную статью, касающуюся промышленного шпионажа, но с немного менее строгими санкциями. Положительной чертой касательно данного состава преступления является то, что в УК РФ в отличие от УК РСФСР расширен список, составляющий объективную сторону преступления.

3. Общественная опасность преступления состоит в том, что в результате совершенного деяния наносится серьезный ущерб экономическим, военным, политическим интересам государства. Шпионаж как общественно опасное преступное деяние создает условия для совершения других преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства.

Глава III. Элементы состава шпионажа

3.1. Практика и проблемы квалификации шпионажа

В последние годы увеличивается число граждан России, обладающих двойным гражданством. В случаях совершения таким гражданином шпионажа вопрос о квалификации его действий по ст. 275 или ст. 276 УК решается в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела, того, гражданином какого государства он считает себя в первую очередь, где живет большее время года, где работает, где проживает семья и т.д.[38]

Представляется неправильной рекомендация авторов, предлагающих квалифицировать случай совершения шпионажа лицом с двойным гражданством (одно из них - гражданство России) одновременно по совокупности ст. 275 и ст. 276 УК РФ[39]. Такая рекомендация противоречит принципу справедливости: "Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление" (ст. 6 УК).

Следует согласиться с мнением проф. С.В. Дьякова[40], что в этом случае субъект должен нести ответственность за государственную измену, так как российское гражданство означает, что все обязанности гражданина России за таким лицом сохраняются.

Квалификация же деяния, совершенного лицом с двойным гражданством, по совокупности ст. 275 и 276 УК, предложенная некоторыми юристами[41], не может быть признана обоснованной, так как квалификация по совокупности за единое деяние, не составляющее множественности преступлений, противоречит и Конституции РФ (ст. 50), и общим принципам российского уголовного права.

Если лицо, обладающее сведениями, составляющими государственную тайну, перестает быть гражданином Российской Федерации и передает указанные сведения иностранному государству, то оно подлежит уголовной ответственности по ст.276 УК. При изменении гражданства лицо, причиняющее вред безопасности государства, тем не менее подлежит уголовной ответственности. Конструкции статей 275 и 276 в совокупности обеспечивают охрану государственной безопасности от шпионажа, будь он совершен гражданином России либо иностранцем или лицом без гражданства[42].

По совокупности преступлений должны нести ответственность, например, шпионы, нелегально заброшенные через государственную границу (приготовление к шпионажу и незаконное пересечение государственной границы), за убийство или причинение вреда здоровью лицам, задерживающим шпиона, шпионы, осуществляющие помимо сбора сведений и диверсионные акты, и т.п.

Субъектами шпионажа нередко являются представители иностранных дипломатических служб, пользующиеся дипломатическим иммунитетом. В отношении таких лиц в соответствии с нормами международного права действует правило объявления персонами нон грата и выдворения из страны.

Иностранные граждане, прибывшие в Россию в качестве коммерсантов, туристов, членов различных недипломатических делегаций, поступающие на учебу в российские учебные заведения и т.п., в случае совершения шпионажа должны привлекаться к ответственности по ст. 276 УК РФ.

Также несут ответственность лица без гражданства, постоянно или временно проживающие на территории РФ.

Согласно примечанию к ст. 275 УК РФ лица, совершившие преступление, предусмотренное ст. 276 УК РФ, освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовали предотвращению дальнейшего ущерба интересам России и если в их действиях не содержится иного состава преступления[43].

В законодательстве зарубежных стран ответственность за шпионаж не всегда дифференцирована в зависимости от гражданства субъекта.

Весьма подробно регламентирована ответственность за шпионаж в Уголовном кодексе Швейцарии. В нем содержатся статьи о дипломатическом шпионаже (ст. 267), об экономической разведывательной деятельности (ст. 273), о военной разведывательной деятельности (274). Деяния в этих случаях выходят за рамки шпионажа, как он сформулирован в Кодексе РФ. Например, дипломатический шпионаж заключается не только в разглашении определенных сведений, но и в фальсификации, уничтожении определенных документов, а также в умышленном проведении сношений с иностранным правительством в ущерб Конфедерации. Допускается совершение таких действий и по неосторожности (ст. 267).

В Швеции к ответственности за шпионаж может быть привлечено лицо, которое с целью оказания помощи иностранной державе без законных полномочий получает, передает, предоставляет или иным образом выдает информацию, касающуюся оборонных сооружений, вооружения, снабжения, импорта, экспорта, производственных технологий и пр., если раскрытие этой информации может причинить вред безопасности Королевства (ст. 5 гл. 19 УК)[44].

В Уголовном кодексе ФРГ помимо 7 параграфов о выдаче государственной тайны содержатся и такие, как шпионская агентурная деятельность по заданию секретных агентурных служб (§ 99). Однако в этих случаях субъектом является гражданин Германии.

В ст. 411-1 УК Франции четко определено, что действия, предусмотренные ст. 411-2 (о сдаче иностранному государству, иностранной организации всей или части национальной территории) и ст. 211-11 (о подстрекательстве к совершению какого либо преступления, указанного в гл. 1 "Об измене и шпионаже"), совершенные французским гражданином, образуют измену, а любым другим лицом - шпионаж. Как видим, здесь состав шпионажа не ограничен передачей (а также собиранием, похищением и пр.) определенных сведений.

В Уголовном кодексе Испании в гл. I "Об измене" (разд. XXIII) дается довольно развернутая система норм об ответственности испанцев, а в ст. 586 говорится, что "Иностранцу, находящемуся в Испании, который совершит любое преступление, описанное в этой главе, наказание назначается на ступень ниже".

В законодательстве Узбекистана, Кыргызстана, Казахстана, Таджикистана, Белоруссии понятие "шпионаж" в его основных признаках совпадает с понятием, даваемым в Кодексе РФ. Однако в некоторых кодексах этих государств примечание относительно освобождения от уголовной ответственности дано в статье о шпионаже и касается только одного этого состава преступления, например, в ст. 160 УК Узбекистана, в ст. 358 УК Белоруссии[45].

Таким образом, каждое зарубежное государство устанавливает самые суровые наказания за Шпионаж, направленный против него. По УК Франции Шпионаж карается смертной казнью, по законодательству Великобритании — смертной казнью или каторжными работами.

Ответственность за военный шпионаж, т. е. за собирание тайным образом и под ложными предлогами сведений о неприятеле в районе военных действий для передачи их своему командованию, регламентирована в международно-правовом порядке Положением о законах и обычаях сухопутной войны, приложенным к 4-й Гаагской конвенции 1907. Государству, задержавшему шпиона, предоставляется право наказывать его по своему усмотрению в судебном порядке. Примечание к ст. 275 УК предусматривает основание освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших государственную измену или шпионаж, подпадающий под ст. 276 УК. По своей юридической природе это основание является деятельным раскаянием. Виновный освобождается от уголовной ответственности за совершенное преступление при наличии двух условий. Во-первых, необходимо, чтобы он добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом (например, нейтрализацией своей помощи иностранному агенту либо его разоблачением) способствовал предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации. Это условие отсутствует, если сообщение органам власти является вынужденным (виновный задержан либо о его связи с иностранной разведкой стало известно другим лицам), а также если оно сделано несвоевременно (агент, длительно действовавший при помощи изменника, успел осуществить ряд шпионских, диверсионных и иных действий в ущерб внешней безопасности России).

Во-вторых, условием освобождения от уголовной ответственности за государственную измену является отсутствие в действиях гражданина РФ иного (помимо государственной измены) состава преступления.

При наличии обоих указанных в примечании к ст. 275 УК обстоятельств освобождение от уголовной ответственности является обязательным и безусловным. Если же требования, изложенные в примечании, хотя бы частично не соблюдены, то деятельное раскаяние виновного может быть учтено как обстоятельство, смягчающее наказание (п. "и" ч. 1 ст. 61 УК). Например, если российский гражданин помогал агенту иностранной разведки в сборе сведений, составляющих государственную тайну, ответственность будет распределена таким образом: агент иностранной разведки, если он не является гражданином России, несет ответственность за шпионаж по ст.276 как исполнитель преступления, а российский гражданин отвечает и как исполнитель (соисполнитель) шпионажа, и по ст.275 УК, ибо в этой норме точно зафиксировано, кто может быть субъектом преступления.

Субъектами шпионажа нередко являются представители иностранных дипломатических служб, пользующиеся дипломатическим иммунитетом. В отношении таких лиц в соответствии с нормами международного права действует правило объявления персонами нон грата и выдворения из страны.

Иностранные граждане, прибывшие в Россию в качестве коммерсантов, туристов, членов различных недипломатических делегаций, поступающие на учебу в российские учебные заведения и т.п., в случае совершения шпионажа должны привлекаться к ответственности по ст. 276 УК РФ.

Также несут ответственность лица без гражданства, постоянно или временно проживающие на территории РФ. С субъективной стороны шпионаж совершается с прямым умыслом. В содержание умысла входит сознание того, что передача, собирание, похищение или хранение с целью передачи сведений, составляющих государственную тайну, осуществляются для иностранного государства, иностранной организации или их представителей. В случае собирания или передачи иных сведений иностранному государству, его представителям или агентам иностранной разведки субъект должен сознавать, что сведения он собирает или передает по заданию именно иностранной разведки, а следовательно, они могут быть использованы в ущерб внешней безопасности РФ. Собирание сведений, не составляющих государственную тайну, по заданию иностранных коммерческих или общественных организаций, например Гринпис, не может расцениваться как шпионаж. Мотив шпионажа должен учитываться при назначении меры наказания. Чаще всего мотивом являются корыстные устремления преступника. Но вербовка может быть произведена на основе компрометирующих лицо материалов и данных. Мотивом могут служить националистические или религиозные взгляды, порождающие ненависть и неприязнь к России.

Лица, не достигшие 16-летнего возраста, к ответственности за преступления против основ конституционного строя и безопасности государства не привлекаются. Если же в их действиях содержится состав другого преступления, за которое установлена ответственность с 14 лет, они отвечают за это преступление. Так, при посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля лица, достигшие 14 лет, могут привлекаться к ответственности по ст. 105 (умышленное убийство или покушение на него), ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и пр.

Заключение

Таким образом, институт государственной тайны на сегодня является основной составляющей системы информационной безопасности, которая, в свою очередь, занимает ведущее место в системе национальной безопасности государства.

Защита государственной тайны - не только правовая, техническая, но и культурологическая проблема. Решение ее зависит от уровня информационной культуры в обществе. Неотъемлемой частью этой культуры является восприятие легитимности и обоснованности установления правовых регламентов в отношении информации ограниченного доступа, в том числе и государственной тайны, а также осознание того, что эффективность функционирования института государственной тайны - одно из условий деятельности самого государства, обеспечения его суверенитета, реализации его претензий на достойное место в мировом сообществе.

Уголовным кодексом Российской Федерации (далее по тексту УК РФ) предусмотрено несколько составов преступлений, объектом которых являются правоотношения, связанные с государственной тайной:

- выдача государственной тайны, квалифицируемая как государственная измена (ст. 275). Субъектом этого преступления может быть только гражданин Российской Федерации;

- шпионаж (ст. 276), субъектом которого может быть иностранный гражданин либо лицо без гражданства. Объективной стороной данного состава являются передача, сбор, похищение или хранение информации, содержащей государственную тайну, в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну. Оба преступления являются умышленными.

Шпионаж представляет собой исторически сложившуюся разведывательную деятельность одного государства против другого. Шпионаж - это добывание различных сведений политического, экономического, военного, социального характера, которые интересуют государство, осуществляющее разведывательную деятельность в отношении другого государства. Такие сведения, как правило, носят секретный характер, представляют государственную тайну. Однако шпионаж может заключаться в сборе и иных сведений.

Как и государственная измена шпионаж представляет собой посягательство на внешнюю безопасность государства. Однако, если при государственной измене деяние осуществляется как бы изнутри - гражданином России, то шпионаж, предусмотренный ст. 276 УК, совершают только иностранные граждане и несколько реже - лица без гражданства.

Предметом шпионажа являются те же сведения, что и при государственной измене - это: 1) сведения, содержащие государственную тайну и 2) иные сведения при определенных, указанных в ст. 276 УК РФ обстоятельствах.

В ст.275, 276 УК РФ предусмотрена ответственность за государственную измену и шпионаж соответственно. Причем объективная сторона и первого, и второго преступления включает шпионаж (передачу, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну). Основным "разграничителем" данных составов является гражданство субъекта, которое может в силу известных причин измениться.

Шпионаж осуществляется, как правило, спецслужбами иностранных государств, использующих для этого и специально подготовленных агентов, и завербованных граждан государства, в отношении которого осуществляется шпионская деятельность. В последнем случае он рассматривается как форма государственной измены.

По предмету преступления шпионаж подразделяется на два вида:

1) шпионаж в отношении сведений, составляющих государственную тайну;

2) шпионаж в отношении иных сведений.

Адресатами шпионажа, как и государственной измены, выступают иностранное государство, иностранная организация или их представители

Объективную сторону шпионажа образуют передача указанных в ст. 276 УК сведений какому-либо из перечисленных адресатов, а равно собирание, похищение или хранение их (для передачи тем же адресатам). Причем похищение и хранение сведений отнесены только к шпионажу первого вида с учетом характера его предмета - государственной тайны.

Шпионаж признается оконченным преступлением с момента собирания, похищения или хранения соответствующих сведений, предназначенных для передачи адресату, либо с момента передачи адресату сведений, собранных другим лицом.

Субъективная сторона шпионажа характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает характер совершаемых им действий, указанных в ст. 276 УК, их направленность в ущерб внешней безопасности Российской Федерации и желает такое деяние совершить.

Мотивы и цели шпионажа не являются признаками его состава и учитываются при назначении наказания. Они могут быть корыстными, продиктованными интересами службы, националистическими, политическими или даже патриотическими с позиций субъекта-иностранца. Указанная же в ст. 276 УК цель передачи сведений соответствующим адресатам не является специальной целью преступления. Она лишь обозначает связь отдельных действий с общей направленностью деяния.

Субъектами шпионажа по ст. 276 УК РФ являются иностранные граждане и лица без гражданства (включая постоянно проживающих в Российской Федерации), достигшие 16-летнего возраста.

Следовательно, субъект преступления специальный. Аналогичные действия гражданина РФ могут квалифицироваться только как государственная измена либо в форме шпионажа, если он был соисполнителем, либо в форме оказания иной помощи в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ, если он оказывал иностранному шпиону содействие.

Лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации, за шпионаж против России, совершенный за рубежом, отвечают в соответствии с ч. 1 ст. 12 УК РФ. Лица без гражданства, постоянно проживающие вне пределов Российской Федерации и совершившие там шпионаж против России, несут ответственность согласно ч. 3 ст. 12 УК РФ.

Лица с двойным гражданством - Российской Федерации и иностранного государства - должны отвечать за шпионаж как формы государственной измены по ст. 275 УК РФ (что вытекает из ч. 2 ст. 62 Конституции РФ), если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором РФ.

Шпионаж относится к категории особо тяжких преступлений.

Список используемой литературы и нормативно-правовых актов

1. Конституция РФ от 12.12.1993. // Российская газета от 25 декабря 1993 г. № 237

2. Уголовный кодекс РФ от 13. 06. 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. N 25 ст. 2954.

3. Уголовный кодекс РСФСР от 27.10.1960 г. (не действует)

4. Федеральный закон от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне" // Собрание законодательства Российской Федерации от 3 июня 1996 г., № 23, ст. 2750.

5. Закон РФ от 1 апреля 1993 г. "О государственной границе Российской Федерации" с послед. измен. и доп. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 16. С послед. изменен. и дополн., внесенными федеральными законами от 10 августа 1994 г., 29 ноября 1996 г..1997 N 106-ФЗ, от 24.07.1998 N 127-ФЗ, от 31.07.1998 N 153-ФЗ, от 31.05.1999 N 105-ФЗ, от 07.11.2000 N 135-ФЗ, от 05.08.2000 N 118-ФЗ (ред. 24.03.2001), от 30.12.2001 N 196-ФЗ, от 24.12.2002 N 178-ФЗ, от 30.06.2003 N 86-ФЗ, от 29.06.2004 N 58-ФЗ, от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 07.03.2005 N 15-ФЗ, с изм., внесенными Постановлением Конституционного Суда РФ от 11.11.1997 N 16-П).15 июня, 30 декабря 2006 г., 26 июня, 4 декабря 2007 г.).По состоянию на 14 июля 2008 г.

6. Закон РФ от 5 марта 1992 г. "О безопасности" с послед. измен. и доп. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 15. Ст. 769. (с изменениями от 25 декабря 1992 г., 24 декабря 1993 г., 25 июля 2002 г., 7 марта 2005 г., 25 июля 2006 г., 2 марта 2007 г.)

7.Закон РФ от 21 июля 1993 г. N 5485-1 "О Государственной тайне" // Собрании законодательства Российской Федерации от 13 октября 1997 г., № 41, ст. 4673

8.Закон РФ от 1 апреля 1993 г. N 4730-I "О Государственной границе Российской Федерации" // Российская газета от 4 мая 1993 г.

9.Указ Президента РФ от 30 ноября 1995 г. № 1203 "Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне" // Собрание законодательства Российской Федерации от 4 декабря 1995 г. № 49 ст. 4775.

10/Уголовное право. Особенная часть / отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. - М.: Норма, 2000. – 756с.

11.Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник // под ред. А.И. Рарога. – Юрист, 2004. – 489с.

12.Уголовное право России. Часть особенная: учебник для вузов // под ред. Л.Л. Кругликова. - Волтерс Клувер, 2004. – 789с.

13.Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник/Отв. ред. Б. В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 1996. – 456с.

14.Уголовное право России. Части Общая и особенная: Учеб. / М.П. Журавлев, А.В. Наумов и др. – 5-е изд., перераб. И доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 856с

15.Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. М.: Олимп Аст, 1997. – 496с.

16.Уголовное право. Практический курс: учебное пособие / под общей редакцией А.Г. Сапрунова / Под научной редакцией А.В. Наумова. – М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2003. – 459с.

17.Уголовное право: Особенная часть в вопросах и ответах: учеб.пособие / Под ред. А.И. Рарога. – 2-е изд., перераб. И доп. – М.: Юристъ, 2003. – 856с.

18.Волкова Н.С. Общественная безопасность и законодательство о правах человека // Журнал российского права. - 2005. - № 2. – 12-15.

19.Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственные преступления. - М., 1999. – 256с.

20. Гринько С.Д. История развития уголовного законодательства об ответственности за преступления против национальной безопасности России // История государства и права. – 2008. - №5. – 11 -15.

21.Дьяков С.В. Государственные преступления (против конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность.- М., 1999. – 256с.

22.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный)/В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005 г.

23.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - 2-е изд., перераб. и доп./отв. ред. А.И. Рарог. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – 478с.

24.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Зерцало, 1998. – 589с.

25.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.М. Лебедев. - 3-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2004.- 623с.

26.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005. – 596с.

27.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. В.И. Радченко, А.С. Михлина). - "Питер", 2007. – 789с.

28.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. А.А. Чекалин; под ред. В.Т. Томина, В.В. Сверчкова). - 3-е изд., перераб. и доп. - Юрайт-Издат, 2006. – 478с.

29.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - 2-е изд., перераб. и доп./отв. ред. А.И. Рарог. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – 905с.

30.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/Отв. ред. В.М. Лебедев. - 3-е изд., доп. и испр. - М.: Юрайт-Издат, 2004. – 478с.

31.Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть / под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н. Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С. Комиссарова - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – 589с.

32.Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. - Волтерс Клувер, 2005. – 753с.

33.Соколова О.С. Институт государственной тайны в российском законодательстве // Современное право. – 2003. - № 11. – С. 14 -18.

34.Столяров Н.В. История и становление организации защиты государственной тайны в России // http://www.sec4all.net/gostaina-russ2.html.

35.Трунов И.Л., Трунова Л.К.Правовое регулирование государственной тайны// Юрист. – 2002. - № 8. – С. 12 -15.

36.Тарасова Ю.В. Специальный субъект преступления как элемент основных составов преступления// Российский следователь. – 2007. - № 5. – С. 12 – 18.

37.Щепельков В.Ф. Субъект преступления: преодоление пробелов уголовного закона // Журнал российского права. – 2002. - № 2. – С. 8 -10.

38.Чарыев М.Р. Судебная власть в системе обеспечения государственной безопасности Российской Федерации // Российский судья. – 2006. - № 3. – С. 14 – 18.

39.Иванов Н. Соучастие со специальным субъектом // Российская юстиция. – 2001. - № 3. – С.50.

40.Умнов М. И. Всемирная история шпионажа. - М.: Издательство АСТ, 2000. – 478с.

41.Щепельков В.Ф.Субъект преступления: преодоление пробелов уголовного закона // Журнал российского права. – 2002. – № 2. – С. 11 – 14.

Приложение 1

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 6 ноября 2003 г. № 5-О03-234

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела 6 ноября 2003 года кассационные жалобы осужденного Б., адвокатов Д., Я., К. и кассационное представление прокурора на приговор Московского городского суда от 19 февраля 2003 года, которым Б., родившийся 1 февраля 1930 года, в д.Погостище Шатурского района Московской области, не судимый,

осужден по ст.275 УК РФ, с применением ст.64 УК РФ к 8 годам лишения свободы. На основании ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком в течение пяти лет. В соответствии со ст.47 УК РФ Б. лишен права занимать должность заведующего кафедрой в МГТУ им.Н.Э.Баумана "Ракетные двигатели" и заниматься профессиональной научной и преподавательской деятельностью в высших учебных заведениях сроком на 3 года.

На основании ст.48 УК РФ Б. лишен государственной награды в виде почетного звания "Заслуженный деятель науки".

Заслушав доклад судьи, выслушав осужденного Б., адвокатов Я. и К., просивших приговор отменить, мнение прокурора, поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия установила:

Б. признан виновным в совершении государственной измены в форме шпионажа.

Преступление совершено в период времени с 1996 по 2000 годы в г.Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Б. вину не признал.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Б. указывает о своем не согласии с приговором, утверждает, что его действия квалифицированы неправильно, у него не было умысла на государственную измену, что он не знал о намерениях П. и не предполагал, что передает ему секретные сведения. Указывает, что информация, содержащаяся в передаваемых отчетах, была опубликована в открытой научной и учебной литературе. Что подготовленные отчеты он передавал уполномоченным на то лицам для проверки и лично за рубеж не отправлял. Считает, что суд не дал надлежащей оценки Соглашению между МГТУ им.Н.Э.Баумана и Пенсильванским университетом США о сотрудничестве. Утверждает, что суд необоснованно признал право гражданского истца на удовлетворение заявленного иска, что никакого ущерба он никому не наносил. Полагает, что следствием и судом допускались нарушения Конституции РФ и уголовно-процессуального закона. В частности ссылается на незаконность его задержания, на проведение допросов в ночное время. Утверждает, что показания на следствии давал под давлением следователя, что адвокат К. не оказывал ему на следствии надлежащую защиту, что он не был ознакомлен со всеми материалами дела, что копия обвинительного заключения по делу, ему не вручалась. Указывает на незаконность состава экспертной комиссии и необоснованность выводов этой комиссии. Считает, что нарушено его право на рассмотрение дела судом присяжных. Утверждает, что никакого задания от П. он не получал, денег последний ему не передавал. Считает необоснованным назначение ему дополнительного наказания в виде лишения права заниматься профессиональной научной и преподавательской деятельностью в высших учебных заведениях, а также лишения его звания "Заслуженный деятель науки". Просит приговор отменить, а уголовное дело в отношении него прекратить;

адвокат Д. считает, что ни органами следствия, ни судом не добыто доказательств того, что Б. передавал П. документы, содержащие государственную тайну. Полагает, что не установлено при каких обстоятельствах осужденный вступил в преступный сговор с П., не доказан умысел Б. на государственную измену. Утверждает, что показания свидетелей, другие доказательства по делу, не подтверждают вину Б. Просит приговор отменить, а дело прекратить за отсутствием в действиях Б. состава преступления, предусмотренного ст.275 УК РФ;

адвокат К. считает приговор незаконным и необоснованным, вынесенным с нарушением норм внутреннего и международного права, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Полагает, что по делу нарушались права Б., поскольку он, имея плохое здоровье и преклонный возраст, несколько месяцев содержался в условиях следственного изолятора. Находясь там, он был подвергнут психическому и психологическому воздействию с целью добиться от него желательных показаний. Утверждает, что задержание Б. производилось с нарушением закона, первоначальный допрос был произведен в качестве свидетеля. Считает, что суд вынес приговор на недопустимых доказательствах, незаконно сослался на показания П., оглашенные в судебном заседании по ходатайству прокурора. Полагает, что нарушено право на равенство сторон, на свидание с членами семьи. Утверждает, что осужденному не вручено обвинительное заключение. По этим основаниям просит приговор отменить;

адвокат Я. считает, что суд незаконно сослался на показания Б. данные им в ходе предварительного следствия, и от которых он впоследствии отказался. Полагает, что заключение экспертной комиссии было сфальсифицировано следствием и является не допустимым доказательством. Ссылаясь на приведенные в жалобе документы, утверждает, что никаких секретных сведений Б. не передавал, лично с П. в переговоры не вступал, денег от него не получал. Указывает, что у осужденного не было умысла на проведение враждебной деятельности в ущерб безопасности государства. Полагает, что выводы экспертов об ущербе Российской Федерации ничем не подтверждаются. Считает, что нормативные акты, содержащие перечень сведений, подлежащих засекречиванию, нигде не публиковались, не прошли государственной регистрации, и поэтому не должны применяться. Утверждает, что следствием и судом допускались нарушения закона, что осужденному отказано в проведении предварительного слушания, не вручено обвинительное заключение, судом было допущено нарушение неизменности состава суда. Считает, что суд необоснованно допустил к участию в деле гражданского истца. Указывает на обвинительный уклон судебного разбирательства. По этим основаниям просит приговор отменить, а дело прекратить за отсутствием в действиях Б. состава преступления.

В возражениях государственный обвинитель считает доводы, изложенные в кассационных жалобах, не состоятельными, и проcит оставить их без удовлетворения.

В кассационном представлении государственный обвинитель, не оспаривая фактические обстоятельства дела, доказанность вины Б. и правильность юридической оценки его деяний, считает, что судом необоснованно снят арест, наложенный на хранящиеся в Финансово-экономическом управлении ДОД ФСБ России 12200 долларов США. Указывает, что Б. совершил преступления из корыстной заинтересованности и за свои преступные действия получил оплату от П. в размере 14400 долларов США. Снятие ареста с указанных денег считает незаконным и просит приговор в части снятия ареста с денежных средств в размере 12200 долларов США отменить, а дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях осужденный Б. и адвокат Я. считают доводы государственного обвинителя не состоятельными, и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, представлении и возражениях на них, судебная коллегия находит, что вина Б. в совершенном преступлении подтверждается показаниями свидетелей, заключениями экспертиз, другими материалами дела.

Так, из показаний свидетеля Ш. усматривается, что в июне 1996 года на встрече, в которой приняли участие представители Пенсильванского университета, среди которых был и гражданин СИТА П., представители ГНИЛ "Регион", в том числе и М., представители МГТУ им.Баумана, в том числе и Б., обсуждался вопрос сотрудничества по линии высшей школы, однако, П. интересовала секретная тема по СПР "Шквал", а поэтому договор с ГНПП "Регион" заключен не был, и П. было разъяснено о невозможности заключения такого договора. На следующей встрече, состоявшейся в июне 1997 года с участием в числе других П., М. и Б., было принято решение о включении МГТУ им.Баумана в работу по теоретическому обоснованию, методам расчетов и экспериментальных данных по гидрореактивным двигателям для подводных аппаратов в пределах открытого курса лекций, и Б. был назначен руководителем этих работ, а М. было разрешено принять участие в них "в допустимых пределах". На этой встрече П. продолжал интересоваться ракетой СПР "Шквал"; подтвердил, что аналога этого комплекса в мире нет до сих пор.

Из показаний свидетеля П. видно, что он в октябре 1996 года от имени МГТУ подписал с П. договор о проведении научно-исследовательских работ по теме: "Генераторы, использующие воду в качестве окислителя", что исполнителем договора был профессор Б., сам же договор был формально оформлен на МГТУ с тем, чтобы университет мог получить десять процентов от оговоренной суммы в 28000 долларов США. Чтобы сохранить деньги от налогов, Б. предложил оформлять выдачу их на не существующие организации, сумма за вычетом десяти процентов выдавалась Б., и он сам решал, как распорядиться ею. Б. было подготовлено и направлено в США в адрес П. четыре отчета. Отчеты на русском и английском языках, подписанные Б., поступали на подпись к нему в не подшитом виде, и он, Па., их подписал, полностью доверяя Б., не вникая в содержание на предмет наличия в них секретных сведений, составляющих государственную тайну. О направлении П. пятого отчета Б. его, а также кого-либо из должностных лиц МГТУ в известность не ставил.

Из показаний свидетеля Д. усматривается, что в период времени с осени 1996 по лето 1997 годов она получила от Б. и осуществила перевод на английский язык четыре отчета по теме: "Генераторы, использующие воду в качестве окислителя", эти отчеты она направила по международной почте в Пенсильванский университет ГИТА на имя П., деньги за выполнение такой работы она не получала, хотя знала, что работа ею выполнялась в рамках заключенного между МГТУ им.Баумана и Пенсильванским университетом договора.

Из показаний свидетеля К. видно, что в середине апреля 1997 года он формально подписал Б. разрешение на вывоз за границу отчета по теме: "Генераторы, использующие воду в качестве окислителя". Отчет был на русском языке и в не подшитом виде, при этом он доверял Б. в том, что в отчете никаких секретных сведений, составляющих государственную тайну, не содержится, другие отчеты в комиссию от Б. не поступали.

Из показаний свидетеля М. усматривается, что он по просьбе Б. оказал тому консультативную помощь в составлении пяти отчетов, подготовил и передал Б. для каждого из этих отчетов черновые материалы по вопросам "Генераторы, использующие воду в качестве окислителя". При этом для подготовки черновых материалов он использовал свои знание и опыт, рабочие записи, которые вошли ранее в его книгу "Энергетические установки скоростных подводных аппаратов" и которые он использовал при чтении лекций для студентов, и передавал эти черновые материалы Б. Он видел два готовых отчетов, но готовые отчеты Б. ему не представлял для подписи или проверки, сам их редактировал, выполнял часть работы и подписывал, на его вопросы отвечал, что никаких секретных сведений, составляющих государственную тайну, в отчетах не содержится, говорил, что спецотдел МГТУ им.Баумана дал ему разрешение на отправку отчета в США П. Он Б. доверял полностью. Оказывая названную им консультативную помощь, он считал, что работа выполняется в рамках официального договора, заключенного между МГТУ им.Баумана и Пенсильванским университетом, о том, что пятый отчет выполнен для П. Б. частным образом, он не знал, за работу по этому отчету от Б. получил наличными 1400 долларов США.

Из показаний свидетеля И. видно, что он по просьбе Б., где-то в июле 1999 года предоставил ему подготовленную на основании своих знаний техническую документацию в виде сборочного чертежа заряда твердотопливного гидрореагирующего топлива для стендовых испытаний гидрореактивного двигателя калибром 196 мм, содержащую сведения о твердом ракетном топливе, применяемом в силовых установках СПР "Шквал", и эти сведения, по его мнению, могли относиться к сведениям секретным, подтвердил, что указанный чертеж Б. скопировал и оригинал возвратил обратно. Передавая Б. указанную документацию, он, И., был уверен, что Б. ее будет использовать для совместной с ним научной работы, а в ноябре 1999 года узнал от Б., что работа предназначалась для гражданина США П. Из показаний свидетеля Ма. усматривается, что с 1991 года он поддерживал дружеские отношения с П., который на момент знакомства являлся директором научных программ исследовательского бюро и офицером ВМС США. В 1994 году П. вышел в отставку и занял должность директора бюро иностранных технологий лаборатории прикладных исследований Пенсильванского университета, при этом постоянно поддерживал связь с ВМС США. Весной 1996 года П. проявил интерес к сотрудничеству с МГТУ им.Баумана и говорил ему, что начинает совместный проект с профессором этого университета Б., говорил, что осенью 1996 года подписал протокол о сотрудничестве между этим университетом и университетом Пенсильванским. Начиная с осени 1996 года П. часто контактировал с Б. по вопросу, связанному с со скоростным подводным аппаратом, и говорил, что Б. направлял ему технические отчеты по интересующим его вопросам, а он оплачивал услуги Б., говорил ему, что удовлетворен сотрудничеством с Б. и что в 1999 году был завершен их первый этап совместной работы по данной теме. В период с 1997 по 1999 год П. в Москву приезжал ежеквартально, приезжал с ним и гражданин США К. в качестве специалиста для оценки получаемых П. от Б. материалов. В ноябре 1998 года П. показал ему проект соглашения о сотрудничестве между частной фирмой П. "TechSonrseMarineCroupLtd" и российской фирмой "Медас", которую возглавлял. Соглашение предусматривало передачу американской стороне технологий скоростного подводного аппарата, данных по общему устройству двигателя скоростного подводного аппарата, движущегося по принципу парогазового кокона, а соисполнителем такого соглашения являлся Б. Во время своего последнего приезда в Москву в марте - апреле 2000 года К. высказал удовлетворение от сотрудничества с Б. и П. поддержал его в этом. Из показаний свидетеля Бо. видно, что со стороны П. постоянно прослеживалась четкая линия на получение любой информации, связанной со скоростной подводной ракетой "Шквал" и его заинтересованность в работе с Б. по этому вопросу. Б. осознавал секретность интересующей П. информации по СПР "Шквал". В июле 1999 года по указанию П. Б. подготовил пятый отчет, посвященный газогенераторам, за что осенью того же года П. через него передал Б. наличными 7500 долларов США. По предложению Б., и с согласия П., Б. готовил стендовые испытания газогенератора на топливе, аналогичном топливу, применяемому в СПР "Шквал" и договорился о проведении испытаний с конкретными исполнителями, подтвердил, что договор от имени частной американской фирмы и фирмы "Медас", предусматривающий передачу американской стороне технологий скоростного подводного аппарата, данных по общему устройству двигателя скоростного подводного аппарата, движущегося по принципу парогазового кокона, был им и П. заключен формально на бумаге, о чем знал и Б.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе: с обнаруженными и изъятыми у Б. и К. техническими отчетами "Газогенераторы, использующие воду в качестве окислителя"; с заключением комиссионной экспертизы о том, что во всех пяти отчетах, переданных Б. П., содержатся секретные сведения, составляющие государственную тайну.

Доводы кассационных жалоб осужденного, адвокатов Д. и Я. о том, что Б. не хранил и не передавал П. секретные сведения, составляющие государственную тайну, являются не состоятельными, поскольку опровергаются заключением комиссионной экспертизы, показаниями свидетелей и другими доказательствами, проверенными судом в ходе судебного разбирательства. Не состоятельными являются и утверждения Б. и его адвокатов о том, что экспертами при даче заключения не приняты во внимание открытые публикации в СМИ по СПР "Шквал", поскольку, данные утверждения опровергаются допрошенными в судебном заседании экспертами Ф. и Ш.

Доводы кассационных жалоб о том, что непосредственным исполнителем отчетов был не Б., а другое лицо, что денег от П. он не получал, что на следствии нарушались его права, применялись незаконные методы следствия, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов. Не убедительными являются и доводы адвокатов Д. и Я. о том, что не доказан умысел Б. на совершение инкриминируемого ему преступления, поскольку, как указал суд в приговоре, - имея корыстный мотив, желая осуществить выполнение действия по собиранию, передаче и хранению с целью передачи представителю иностранного государства, с которым он установил контакт и получил от него конкретное задание, свои преступные действия продолжал на протяжении длительного времени и, выполнив реально ряд заданий по собиранию, передаче и хранению секретных и совершенно секретных сведений, составляющих государственную тайну, не высказывал желания прекратить преступные действия и не прекратил их, что доказывает прямую направленность его умысла на совершение государственной измены в форме шпионажа.

Утверждения Б. и его адвокатов о нарушении его прав, выразившиеся в не рассмотрении дела судом присяжных заседателей и в нарушении принципа неизменности состава суда, являются не обоснованными, поскольку дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст.30 УПК РФ. Как видно из протокола судебного заседания копия обвинительного заключения Б. вручалась. Что касается доводов кассационного представления прокурора о том, что суд незаконно отменил арест на 12200 долларов США, то они являются не состоятельными, поскольку суд проверив все доказательства по делу и оценив их в совокупности, сделал обоснованный вывод о том, что указанные деньги принадлежат семье Б., а не получены им от П., как утверждается в представлении прокурора.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, в том числе дана оценка и показаниям П., приговор, в отношении которого вступил в законную силу и показания которого оглашены в соответствии со ст.281 УПК РФ, существенных нарушений норм УПК РФ, по делу не имеется. При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Б. в инкриминируемом ему преступлении.

Действиям Б. дана правильная юридическая оценка. При назначении наказаний Б. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также, данные характеризующие его личность. На основании изложенного и руководствуясь ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 19 февраля 2003 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.



[1]Соколова О.С. Институт государственной тайны в российском законодательстве // Современное право. – 2003. - № 11.

[2]Соколова О.С. Институт государственной тайны в российском законодательстве // Современное право. – 2003. - № 11.

[3]Трунов И.Л., Трунова Л.К.Правовое регулирование государственной тайны// Юрист. – 2002. - № 8. – С. 14.

[4]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002-С. 20.

[5]См., например: Уголовное право России. Особенная часть. - М., 1996. - С. 329.

[6]См.: Уголовное право России. Особенная часть. -Т. 2. -М., 1999. -С. 607-608.

[7]См.: Уголовное право. Особенная часть. М.: Норма-Инфра.- М, 1998.- С. 567.

[8]См.: Уголовное право России. Особенная часть. - Т. 2. М.: Норма-Инфра. М. С. 609; Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственные преступления. - М., 1999. - С. 16-17.

[9]см., например, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под редакцией Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева.— М.: Издат. группа ИНФРА-М— НОРМА, 1996. – С. 489.

[10] Трунов И.Л., Трунова Л.К.Правовое регулирование государственной тайны// Юрист. – 2002. - № 8. – С. 15

[11]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – 2-е изд., перераб. И доп./отв. Ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 456.

[12]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – 2-е изд., перераб. И доп./отв. Ред. А.И. Рарог. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.

[13]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. Ред. Л.Л. Кругликов. – Волтерс Клувер, 2005. – с. 478.

[14] см. Закон РФ от 1 апреля 1993 г. N 4730-1 «О Государственной границе Российской Федерации» // ВВС. 1993. № 17. - Ст. 594

[15] см. Федеральный закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне»//СЗ РФ. – 1996. - № 23. –Ст. 2750.

[16] Ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне»//СЗ РФ. 1997. № 41. - Ст. 4673

[17]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - 2-е изд., перераб. и доп./отв. ред. А.И. Рарог. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 423.

[18]См.: Архив Военной коллегии Верховного суда СССР N СП 00 5/95. – ст.147.

[19]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005. – С. 475.

[20]См., например: Дьяков С.В., Игнатьев А.А., Карпутин М.П. Ответственность за государственные преступления. М., 1988. С. 28. Иное мнение высказано Дьяковым С.В. в работе: Государственные преступления против основ конституционного строя и безопасности государства и государственная преступность. - М., 1999. - С. 23.

[21] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под редакцией Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева.— М.: Издат. группа ИНФРА-М— НОРМА, 1996. – С. 423.

[22] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под редакцией Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева.— М.: Издат. группа ИНФРА-М— НОРМА, 1996. – С. 424.

[23]См.: Уголовное право России / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. Т. 2. Особенная часть. - М., 1998. - С. 610; Дьяков С.В. Государственные преступления (против конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность.- М., 1999. - С. 16 - 17.

[24]Гринько С.Д. История развития уголовного законодательства об ответственности за преступления против национальной безопасности России // История государства и права. – 2008. - №5. – С. 18.

[25]Уголовное право. Особенная часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. - М.: Норма, 2000. - С. 562.

[26]См.: Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М.: Норма, 1999. - С. 1 - 2.

[27]См.: Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. - М.: Норма, 1999. - С. 2 - 3.

[28]См.: Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. - М.: Норма, 1999. - С. 8.

[29]Гринько С.Д. История развития уголовного законодательства об ответственности за преступления против национальной безопасности России // История государства и права. – 2008. - №5. – С. 15.

[30]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С.478.

[31]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 456.

[32]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002-С. 20.

[33] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под редакцией Ю.И.Скуратова, В.М.Лебедева.— М.: Издат. группа ИНФРА-М— НОРМА, 1996. – С. 456.

[34]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. - 2-е изд., перераб. и доп./отв. ред. А.И. Рарог. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 478.

[35]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 478.

[36]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 479.

[37]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.- С. 478.

[38]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 479.

[39]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С.451

[40]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005. – С. 473.

[41]Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: (постатейный) / В.К. Дуюнов и др., отв. ред. Л.Л. Кругликов. - Волтерс Клувер, 2005 . – С. 457.

[42]Щепельков В.Ф. Субъект преступления: преодоление пробелов уголовного закона // Журнал российского права. – 2002. - № 2. – С. 17.

[43]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 456.

[44]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 458.

[45]Курс уголовного права. Том 5. Особенная часть (под ред. доктора юридических наук, профессора Г.Н.Борзенкова, доктора юридических наук, профессора В.С.Комиссарова) - М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. – С. 460.

Скачати

Схожі роботи

2015-10-15

Институт несостоятельности (банкротства) является важным инструментом активизации экономической деятельности неплатежеспособных организаций, повышения производительности труда, решения социальных вопросов.

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) призвано обеспечивать защиту интересов различных категорий лиц, и в первую очередь - кредиторов и должника. Способы их зашиты в основном направлены на пресечение растаскивания и возврат имущества потенциального банкрота.

2015-08-21

Состояние экономики нашего государства находится в прямой зависимости от того, насколько рационально используются национальные природные ресурсы, в том числе и земля. Одним из условий повышения эффективности ее использования является создание продуманного, гибкого и надежного оборота земельных участков, позволяющего обеспечить перераспределение их под контролем государства как в хозяйственных, так и в иных целях.

2015-10-16

Сегодня в мире трудно найти более или менее благополучную с точки зрения уровня преступности и темпов ее роста страну. В большинстве государств с высокоразвитой рыночной экономикой, за исключением Японии, на каждые 100 тысяч населения в год совершается 5-7 тысяч преступлений. Довольно быстро к этим показателям приближается Россия.

2011-08-21

Поняття, види і загальна характеристика злочину в сфері службової діяльності. Службова особа як суб`єкт злочину в сфері службової діяльності. Поняття службової особи в кримінальному праві. Спірні питання про визначення службової особи. Кримінологічна характеристика особи яка вчинює злочини в сфері службової діяльності

2011-10-07

Пропозиції та рекомендації щодо удосконалення чинного адміністративного законодавства. Напрями вдосконалення адміністративно-процесуального та адміністративно-деліктного законодавства в умовах адміністративної реформи