Дипломні » Право

Договор займа

Повний текст роботи з малюнками та таблицями доступний при скачуванні. Скачати
Дата введення: 2015-12-26       65 ст.

Договор займа

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.3

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДОГОВОРА ЗАЙМА.6

1.1. Договор займа в римском частном праве 6

1.2. Исторические аспекты регулирования договора займа в России 13

1.3. Современное регулирование договора займа 16

ГЛАВА 2. ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЗАЙМА.19

2.1. Понятие и значение договора займа 19

2.2. Форма и содержание договора займа 24

2.3. Стороны договора займа, их права и обязанности 35

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА ЗАЙМА.42

3.1. Порядок заключения и исполнения договора займа 42

3.2. Последствия неисполнения договора займа заемщиком 47

3.3. Оспаривание договора займа 53

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.59

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:65

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность выбранной темы: сегодня можно с уверенностью утверждать: заем как явление, стал постоянным и надежным спутником человека во многих сторонах его жизни (работа, учеба, семья и т.д.). Вот почему исследование проблемы займа как в теоретическом, так и в практическом плане не только не утратило свою необходимость, но и стало наиболее актуальным в настоящее время.

История договора займа уходит своими корнями в римское право и этот гражданско-правовой институт является одним из самых древних в цивилистической доктрине. С 1996 года заемные отношения регулируются нормами Гражданского кодекса РФ. Можно сказать, что с этого же момента заем получил второе рождение в гражданском обороте. Займы и их кредитные разновидности стали неотъемлемой частью современной российской экономики. Основное внимание при изучении займа, как института гражданского права, должно уделяться характеристике договора займа и порождаемого им заемного правоотношения, возникающим у правоприменителя практическим проблемам в реализации норм ГК о займе. Во всех развитых странах развитие как частного сектора экономики, так и значительной доли государственного и муниципального хозяйства, осуществляется на основе заемного капитала. Постепенно эта тенденция проявляется и в России, в связи с чем, правовое регулирование договоров займа требует совершенствования в соответствии с потребностями рынка. Несмотря на то, что нормы о займе в Гражданском кодексе РФ сформулированы достаточно традиционно, тем не менее и в нынешней редакции обнаруживается ряд недостатков. На практике такое несовершенство закона приводит к увеличению числа судебных разбирательств и необходимости разработки дополнительных комментариев, толкований и рекомендаций судебными органами.

В настоящее время актуальными являются как теоретические вопросы договора займа, как, например, неопределенность правовой сути, предусмотренной п.2 ст.808 ГК РФ расписки заемщика; так и практические проблемы, возникающие у сторон при заключении и исполнении договоров займа, среди которых можно назвать вопросы применения диспозитивных норм ГК РФ о денежном займе и денежных обязательствах к займам иностранной валюты, проблемы применения норм ГК РФ о процентах как за пользование займом, так и начисляемых в порядке ответственности заемщика за неисполнение условий договора займа.

Эти и некоторые другие вопросы до настоящего времени остались неисследованными в юридической литературе, хотя правоприменительная практика по

чти повсеместно сталкивается с проблемами в их разрешении, что также обуславливает актуальность темы настоящего исследования.

Объектом исследования выступают гражданско-правовые отношения, складывающиеся между участниками гражданского оборота по поводу предоставления денег или вещей, определенных родовыми признаками в порядке заимствования.

Предметом исследования являются нормы гражданского законодательства, посвященные вопросам правового регулирования заемных правоотношений.

Цель исследования: на основании материалов действующего законодательства, а также судебной практики по спорам, возникающим в данной области правоотношений, выявить основные характеристики и значимые черты договора займа.

Цель определила следующие задачи:

- изучить историю становления и развития института договора займа в римском частном праве и отечественном гражданском праве;

- осветить современное регулирование договора займа;

- дать правовую характеристику договора займа, определить его предмет, форму и содержание;

- определить стороны по договору займа, выявить их права и обязанности;

- раскрыть особенности исполнения договора займа: определить порядок заключения и исполнения договора;

- определить последствия неисполнения договора займа заемщиком;

-осветить вопросы возможности оспаривания договора займа по действующему законодательству;

- подвести итоги проделанной работы и сделать соответствующие выводы.

Нормативную базу исследования составила совокупность нормативно-правовых актов, регулирующих правоотношения в сфере регулирования договора займа, а именно Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации.

Научную базу исследования составили труды отечественных правоведов, посвятивших свои исследования проблемам правового регулирования договора займа: В. В. Витрянского, В. А. Белова, М. И. Брагинского, Л. Г. Ефимовой, С. С. Банковского, Р. И. Каримуллина, Д. А. Медведева, Л. А. Новоселова, Е. А. Павлодского, Е. А. Суханова, С. А. Хохлова и др.

Методологическую основу исследования составляет общенаучный диалектический метод, предполагающий объективность и всесторонность познания исследуемых явлений. Также используются частно-научные методы, применяемые в правоведении: системный, формально-логический, сравнительно-правовой.

Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ДОГОВОРА ЗАЙМА

Договор займа в римском частном праве

Заем (mutuum) был одной из древнейших форм договорного права и сохранился как один из главнейших институтов всего хозяйственного оборота и впоследствии - кредита. "Дача взаймы заключается в передаче вещей, которые можно взвесить, подсчитать, измерить. Эти вещи мы даем с тем, чтобы они поступили в собственность получающего, а он нам впоследствии вернул не те же вещи, а другие, но такого же рода".

Заем (mutuum) в римском частном праве представляет собой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно, масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены.[1]

Заем является одним из реальных договоров, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не только простым соглашением (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал.

Реальный характер договора займа не означает, однако, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: соглашения сторон недостаточно для возникновения заемного обязательства, однако (как и при всяком договоре) соглашение и при займе является необходимым моментом. Нет соглашения - sensus, нет и договора. В текстах римских юристов встречаются примеры того, что, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникнет, потому что между сторонами не consensus, a dissensus (разногласие, недоразумение); так, передана денежная сумма, причем передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий думает, что ему дают их в дар или на сохранение: займа нет за отсутствием согласованной воли двух сторон.

Mutuum является не первоначальной формой договора займа. В древнейшем римском праве для этой цели пользовались формальной сделкой nexum[2] (совершавшейся per aes et libram, с помощью меди и весов), а также стипуляцией. По мере развития хозяйственной жизни, расширения торговли, ремесленной промышленности совершение не только такой громоздкой сделки, как nexum, но даже и более простой, однако все-таки формальной - стипуляции стало затруднительным. Требования хозяйственной жизни привели к тому, что судебную защиту стали получать и неформальные договоры займа; так появилась новая форма займа — реальный договор займа, для юридической силы которого не требовалось облекать согласие сторон в какие-либо торжественные формы, а достаточно было лишь передать на основании соглашения сторон так называемую валюту займа, т.е. деньги, зерно, вино и тому подобные вещи, определенные родовыми признаками.

Характерные признаки договора mutuum можно в римском праве определить следующим образом:

а) mutuum — реальный договор, т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи;

б) предмет договора — денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;

г) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по качеству не хуже полученных взаймы вещей.

Поскольку предметом займа служили вещи, определенные весом, числом, мерой (а не индивидуально), причем они поступают в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины взятые взаймы вещи погибали и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вернуть полученную сумму (количество).[3]

Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее; заимодавец имел право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей, такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежала соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками; поэтому из договора для него возникало только право требования, никакой обязанности на заимодавце не лежало. Для осуществления права требования (о возврате взятой взаймы суммы денег или других вещей, определенных родовыми признаками) заимодавцу давались иски строгого права (actio certae credi-tae pecuniae и кондикция). Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги, зерно, вино и т.п. и потому не может требовать из договора чего-либо; для него возникала из договора только обязанность возврата такой же денежной суммы или того же количества вещей, какое было получено от заимодавца.

Из договора займа не вытекала обязанность заемщика платить проценты с занятой суммы. Однако широко применялось в практике заключение особого соглашения о процентах. Максимальный размер процентов в разное время определялся различно: в классическом праве - 1% в месяц, в праве Юстиниана - 6% в год (для торговцев — 8% в год); начисление процентов на проценты было воспрещено.

Соглашение относительно срока платежа по займу было несущественным: договор можно было заключить и на точно определенный срок и без срока (в последнем случае кредитор имел право потребовать возврата занятой суммы когда угодно).

Под влиянием греческого права вошли к практику специальные расписки - хирографы. Составление такого документа, представлявшего собой расписку должника (заемщика) в получении денежной суммы или иной валюты займа, облегчало для кредитора лежавшее на его обязанности доказывание факта передачи валюты займа, а следовательно, и доказывание права требовать от должника возврата занятой суммы. Обеспечительным характером расписки объясняется другое название, которое имел такой документ: cautio creditae pecuniae, т.е. документ, обеспечивающий доказательство передачи валюты займа[4].

Практика составления письменного документа, расписки, в которой должник подтверждал факт получения валюты, породила опасность неосновательных требований кредиторов от должников не полученных последними сумм. По самому характеру договора займа более сильной в социально-экономическом смысле стороной является заимодавец. Заемщик, нуждающийся в денежной сумме, фактически оказывался в зависимости от заимодавца, который мог диктовать ему условия. На этой почве в жизни стали нередки случаи, когда составление документа не сопровождало получение валюты займа, а предшествовало ему. В связи с этим часто случалось, что должник, ожидавший получения валюты, подписывал по требованию более сильного (социально и экономически) кредитора документ, удостоверяющий обязанность должника вернуть полученную валюту займа; документ передавался кредитору, а между тем валюту должник фактически так и не получал.

Развитию такой практики очень способствовало то, что должниками были, по общему правилу, малоимущие, а кредиторами - верхушка рабовладельческого общества. На почве указанных фактов для должника создавалась угроза, что недобросовестный кредитор использует имеющуюся у него на руках расписку, содержащую признание должника в получении валюты, и последнему придется платить неполученную сумму займа. Очевидно, что такая угроза нередко действительно осуществлялась и это приводило к озлоблению должников. Поэтому и возник вопрос о необходимости предоставления должнику каких-то правовых средств, чтобы оградить его от опасности взыскания несуществующего долга.

С этой целью в тех случаях, когда кредитор, не передавший должнику валюту займа, тем не менее предъявлял к нему иск о возврате занятой суммы, должнику стали давать exceptio doli, т.е. он мог сослаться против иска кредитора на то, что в действиях кредитора, не передавшего должнику валюты и все-таки требующего от него платежа занятой суммы, опираясь на формальный момент - подписание должником документа о получении валюты, заключается крайняя недобросовестность, dolus. Гай в своих Институциях приводит для пояснения exceptio doli. Позднее эта эксцепция получила наименование exceptio non numeratae pecuniae (эксцепции со ссылкой на то, что деньги, т.е. валюта займа, не были получены).[5]

Должник мог и не дожидаться предъявления кредитором иска, а своим активным поведением предупредить самую возможность такого иска. Именно должник мог сам предъявить иск о возврате ему расписки, так как она была выдана в предположении, что вслед за тем будет получена валюта займа, а этого не последовало. Таким образом, иск должника об истребовании выданной расписки выводился из того, что расписка остается у кредитора без достаточного к тому основания, т.е. применялся кондикционный иск об истребовании от ответчика неосновательного обогащения, полученного им за счет истца.

Использование названных правовых средств (эксцепции и кондикционного иска) было связано для должника с трудной задачей -доказать отрицательный факт неполучения валюты. Дело в том, что по общим правилам процесса должник, предъявляя кондикционный иск об истребовании документа, должен был в качестве истца доказать факт, из которого вытекает исковое требование; ссылаясь на неполучение валюты в эксцепции против иска кредитора, должнику также приходилось доказывать факт неполучения валюты.

Трудность доказывания отрицательного факта до крайности умаляла практическое значение этих мер защиты интересов должника. Дело приняло более благоприятный для должников оборот только позднее (в III в. н.э.), когда onus probandi (бремя доказывания) было переложено на кредитора: если должник ссылался на неполучение валюты (в эксцепции против иска кредитора), на истца возлагалась обязанность доказать факт ее передачи. Такая мера объясняется, по-видимому, тем, что государство, испытывая финансовый кризис, боролось против разорения основных плательщиков налогов отдельными богатыми рабовладельцами, предпочитая выкачивать средства из менее обеспеченных слоев населения.

При императоре Веспасиане (конец I в. н.э.) был издан акт -senatusconsultum Macedonianum, воспретивший денежные займы подвластным детям без согласия или ведома домовладыки. Свое название данное сенатское постановление получило по имени некоего Мацедо, который взял деньги взаймы, а затем, не имея возможности удовлетворить требований кредитора о возврате занятой суммы и опасаясь неприятностей, связанных с принудительным взысканием, убил своего отца, чтобы таким образом ускорить получение наследства и расплатиться с кредиторами. Senatusconsultum Macedonianum направлен на то, чтобы устранить в умах подвластных всякую мысль о необходимости принимать какие-либо меры во избежание взыскания. Сенатусконсульт признавал имеющим полную юридическую силу договор займа подвластного только в тех случаях, когда заем был получен с согласия или ведома домовладыки либо был обращен в пользу домовладыки. Если указанных условий нет, то против иска заимодавца стали давать exceptio senatuscon-suiti Macedonian и этим обессиливать его (даже после смерти домовладыки, когда подвластный становился самостоятельным лицом). Впрочем, подвластный оставался обязанным naturaliter, т.е. произведенный в погашение этого обязательства платеж имел юридическую силу, но иска об исполнении кредитор не мог предъявить[6].

В заключении хотелось бы отметить, что смысл договора займа состоит в том, что одна сторона передает другой право собственности на вещи, причем необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа. Предметом договора займа признавалась не любая вещь, а только телесная, находящаяся в обороте, отмеченная только родовыми признаками (не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуально-специфических вещей: картины определенного мастера или содержания и т.п.); при операциях с другими по виду вещами качество займа не сохранялось.

Заем считался односторонним обязательством: предполагалось, что пользу от договора займа формально извлекает только одна сторона -должник. Заем был поэтому безвозмездным договором, в случае с деньгами - беспроцентным, из чего вытекало отсутствие каких-то прав на возмещение потерянных выгод, прибылей и т.п.

Доказательство - при возможных коллизиях - того, что вещи займ переданы, лежало на кредиторе, а не на должнике (должник не должен доказывать, что он не брал); формальная безвозмездность договора делала кредитора более активной стороной требования по займу, и он изначально получал некоторое преимущество. Договор заключался или на срок, или до востребования - просрочка исполнения определялась истечением установленного срока или предъявлением требования (с учетом установленной законами отсрочки любого исполнения по долговым обязательствам в 30 дней).

Риск случайной гибели валюты займа (вещи) возлагался на должника по общему правилу отождествления прав собственности с ответственностью вне зависимости от степени и формы вины займополучателя и даже при полном ее отсутствии; родовые вещи юридически "не погибают" (поскольку всегда можно одно зерно заменить другим, таким же, вино - другим).

Договор займа подразумевал только основные обязанности сторон, причем главным образом только одной - займополучателя: он обязан был вернуть вещь (валюту займа) с соблюдением качества ее, сорта и количества; возможность условного перерасчета и замены качества валюты займа подробно стала регулироваться только в реципированном праве, но и тогда обставлялась многими оговорками. Напротив, соблюдение кредитором качества даваемой взаймы вещи не было обязательно: опять-таки играло роль представление о безвозмездности договора.

Обязанности должника рождались только с реальной передачей ему предмета (валюты займа); само по себе соглашение о займе никакой юридической силы не имело.

Момент передачи вещи и был началом момента ответственности должника, поэтому договор займа относился к общему подвиду реальных контрактов.

1.2. Исторические аспекты регулирования договора займа в России

Первое известное нам упоминание в отечественном обязательственном праве о договоре займа, различавшего заем вещей и денег, и договоре кредитования (под проценты и без), встречается в Русской Правде (XI в.). «Заем, по Русской Правде, близок к найму движимого имущества; предметом займа могут быть не только деньги, но и медь, жито и другие вещи. При этом отличие договора займа заключается в том, что предметом его является вещь, которая должна быть возвращена верителю не в своей индивидуальности, а мерой, счетом или весом»[7]. Однако нельзя недооценивать значение Русской Правды при рассмотрении займа. Как верно отметил историк В. О. Ключевский[8], «Правда - строго отличает отдачу имущества на хранение – «поклажу» от «займа», простой заем, одолжение по дружбе, от отдачи денег в рост из определенного условленного процента, процентный заем краткосрочный от долгосрочного, и, наконец, заем - от торговой комиссии и вклада в торговое компанейское предприятие из неопределенного барыша или дивиденда. Что такое торговый кредит и операции в кредит хорошо известно Русской Правде».

Обратимся теперь к изложению института займа, данному дореволюционным отечественным правоведом Г. Ф. Шершеневичем.

Согласно Г.Ф. Шершеневичу, дореволюционное русское гражданское право (последняя четверть XIX - начало ХХ вв.) займом называет договор, в силу которого одно лицо обязывается возвратить взятые у другого в собственность заменимые вещи в том же количестве и того же качества. Из этого определения обнаруживаются существенные элементы договора займа: односторонность договора, передача заменимых вещей в собственность, обязанность возвращения. Кроме того, в договоре займа возможны и случайные элементы, из которых обращают на себя внимание условие о сроке и о процентах[9].

В русской цивилистике существовало два мнения касательно односторонности (двусторонности) договора займа. Так, Г.Ф. Шершеневич считал, что заем представляет собой односторонний договор: в нем лишь одна сторона обязывается к совершению действия – к возвращению взятого, тогда как другая сторона имеет только право, потому что она совершила действие одновременно с совершением договора, передала известную сумму денег или других заменимых вещей.

Другой отечественный цивилист Д. Мейер, напротив, считал заем двусторонним договором, в силу которого одно лицо обязывается передавать заменимые вещи, а другое – возвратить равную ценность[10].

Основание обязательства, вытекающего из займа, по Г.Ф. Шершеневичу, заключается в передаче заменимых вещей. Интересен тот факт, что русская практика кассационных решений рассматриваемого периода, держалась того взгляда, что занимаемы могут быть только деньги.

Цель займа - приобрести право собственности на заменимые вещи. Соответственно тому взявший их, имеет полное право распоряжаться ими по своему усмотрению, и давший их не вправе потребовать их обратно, например, в случае неплатежа в срок процентов.

Действие, которое составляет содержание обязательства, основанного на займе, заключается в возвращении ценности. Возвращены должны быть не те вещи, что были взяты, а только подобные, того же рода и в том же количестве. Это вытекает из того, что переданы были вещи заменимые, а не индивидуальные и что право собственности за них перешло к должнику. Так как заем направлен к установлению обязанности возвратить взятое, то нет займа, где не было предварительно взято, потому что тогда не может быть и речи о возвращении, в виду чего законодательство справедливо признает ничтожным заем, если обнаружится его безденежность, то есть если окажется, что должник взял на себя обязательство возвратить, не взяв ничего от кредитора. Если безденежность заемного обязательства будет доказана, то оно признается недействительным.

Договор займа совершался передачей денег или других занимаемых вещей от кредитора должнику. Но, кроме того, для доказательности договора закон предписывает облечь его в письменную форму. Эта последняя необходима только для доказательства, но не для действительности займа, который может быть заключен значительно ранее облечения его в письменную форму. Договор займа может быть совершен или нотариальным, или домашним порядком, но должен быть обличен в письменную форму, хотя бы в виде частных писем, и не может быть доказываем свидетельскими показаниями.

Заслуживает внимания подробно разработанный законодательством порядок заключения договора займа, различавший обязательство по займу, составленное у нотариуса (крепостное заемное письмо), и обязательство по займу, составленное дома (домашнее или домовое заемное письмо). Первое составлялось в присутствии не менее двух свидетелей; второе - без свидетелей, являлось мало надежным обеспечением кредитора. Тем не менее, данное положение было учтено законодателем и разработан механизм (рассмотреть который не позволяет объем настоящей работы), позволяющий защитить необеспеченного ничем кредитора. Но, как пишет Шершеневич Г.Ф., ввиду этих формальностей и последствий их упущения заемное письмо в нашем быту совершенно вытеснено простым векселем.

Современное отечественное обязательственное право с незначительными редакционными изменениями воспроизводит определение договора займа, ранее закрепленное в ст. 269 ГК РСФСР 1964 г. и ч. 1 ст. 113 Основ гражданского Законодательства 1991 г. А содержание 42 главы действующего Гражданского кодекса РФ позволяет сделать вывод о том, что заем, возникнув из римского контракта mutuum, и сегодня сохраняет значение общей модели, по которой строится регулирование всех заемно - кредитных отношений.

1.3. Современное регулирование договора займа

Правовое регулирование отношений по договору займа осуществляется, прежде всего, Гражданским кодексом РФ (части 1 и 2), законодательными актами Российской Федерации, приказами Банка России и другими нормативными актами. С введением в действие частей 1 (с 1.01.1995 г.) и 2 (с 1.03.1996 г.) Гражданского кодекса Российской Федерации регулирование кредитных отношений было выделено в качестве самостоятельной разновидности договора займа.

Как известно, заем денежных средств может быть осуществлен в рублях и в иностранной валюте. Заем иностранной валюты и валютных ценностей на территории РФ должен соответствовать требованиям Закона о валютном регулировании[11] и положениям иного валютного законодательства, в том числе валютного законодательства бывшего Союза ССР, которое применяется на территории РФ в силу того, что его положения не были отменены и не противоречат Закону о валютном регулировании. Так, предоставление валютного займа должно осуществляться согласно требованиям, изложенным в письме Госбанка СССР от 24.05.91 N 352 с последующими изменениями и дополнениями[12]. Важно акцентировать внимание на том, что согласно телеграмме ЦБР от 19 мая 1993 г. N 83-93[13] настоящие Основные положения действуют в части, не противоречащей Закону РФ "О валютном регулировании и валютном контроле" и иным законодательных актам по данным вопросам.

Что уже говорить об устаревании данного письма Госбанка. Достаточно посмотреть список нормативных актов на основании которых принимались данные «Основные положения…»: изданы на основании Закона СССР "О Государственном банке СССР", п.8 постановления Верховного Совета СССР "О введении в действие Закона СССР "О Государственном банке СССР" и Закона СССР "О банках и банковской деятельности"", Закона СССР "О валютном регулировании" и п.4 постановления Верховного Совета СССР "О введении в действие Закона СССР "О валютном регулировании".

В виду того, что договор займа может быть заключен путем выдачи заимодавцу простого или переводного векселя. В этом случае отношения сторон регулируются вексельным законодательством. Основным из них является - Закон «О переводном и простом векселе»[14].

Наряду с Законом необходимо выделить письма ЦБ России, в частности: письмо ЦБР от 23.02.95 N 26 "Об операциях коммерческих банков с векселями и изменениях в порядке бухгалтерского учета банковских операций с векселями"[15].

Регулирование кредитных отношений осуществляется как общими правилами о договоре займа, так и специальными предписаниями, относящимися к договорам кредита. При этом общие нормы о договоре займа применяются к кредитным отношениям только при отсутствии специальных правил и если они не противоречат существу урегулированных договором отношений (п.2 ст.819). В частности, к кредитным отношениям могут быть применены следующие правила о займе: о процентах по договору займа (пункты 1 и 2 ст. 809), об обязанностях заемщика возвратить сумму займа (ст. 810), о последствиях нарушения заемщиком договора займа (ст. 811), о последствиях утраты обеспечения возврата суммы займа (ст. 813), о целевом займе (ст. 814).

Таким образом, при осуществлении платежей по какому-либо договору прежде всего следует руководствоваться правилами, установленными Гражданским кодексом РФ в отношении этого вида договора, и только при их отсутствии (полностью или частично) - обращаться к главе 42 ГК РФ.

Говоря о правовом регулировании договора займа необходимо отметить, что публичные отношения (например, выпуск облигаций займа, предоставление гарантий по договорам займа) регулируются отдельным комплексом нормативных актов. В качестве примера таких актов можно выделить: - Указ Президента РФ от 23 июля 1997 г. N 773 "О предоставлении гарантий или поручительств по займам и кредитам";

Основы участия Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образовании в отношениях, возникающих в результате осуществления эмиссии государственных и муниципальных ценных бумаг, установлены Федеральным законом "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг" от 29 июля 1998 г.

Итак, подводя итог вышеизложенному, можно сделать следующий вывод: современное отечественное обязательственное право с незначительными редакционными изменениями воспроизводит определение договора займа, ранее закрепленное в ст. 269 ГК РСФСР 1964 г. и ч. 1 ст. 113 Основ гражданского Законодательства 1991 г. А содержание 42 главы действующего Гражданского кодекса РФ позволяет сделать вывод о том, что заем, возникнув из римского контракта mutuum, и сегодня сохраняет значение общей модели, по которой строится регулирование всех заемно - кредитных отношений.

ГЛАВА 2. ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ЗАЙМА

2.1. Понятие и значение договора займа

Возникнув из римского контракта mutuum, договор займа и сегодня сохраняет значение общей модели, по которой строится регулирование всех кредитных отношений. По договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества[16].

Договор займа является классической разновидностью реального и одностороннего договора. В силу прямого указания п. 1 ст. 807 ГК он считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Односторонний характер договора выражается в том, что заемщик создает для себя заключением договора голый долг, а заимодавец всегда получает право требования.

Договор займа, по общему правилу, является возмездным, В законе установлено, что заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа, если иное не предусмотрено законом или самим договором (п. 1 ст. 809 ГК). Причем в целях придания гибкости заемному обязательству введено положение о том, что если договор не содержит условия о размере процентов, то он не становится от этого безвозмездным. В этом случае применяется процентная ставка, существующая в месте жительства заимодавца, а если заимодавец – лицо юридическое, используется ставка банковского процента (ставка рефинансирования Банка России, по которой он кредитует коммерческие банки), которая действует в месте его нахождения[17]. Размер процентов на сумму долга (часть долга) определяется на день его погашения заемщиком. Поскольку размер ставки банковского процента и ставки рефинансирования может быть различным, следует полагать, что право выбора одной из них принадлежит в данном случае заимодавцу. Наоборот, в ряде ситуаций договор займа презюмируется безвозмездным:

а) когда он заключен между гражданами на сумму не более 50 минимальных размеров оплаты труда и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одним из этих граждан либо

б) когда предметом договора являются вещи, определяемые родовыми признаками, кроме денег. Однако эта презумпция может быть опровергнута самим же договором (п. 3 ст. 809 ГК). В ряде случаев (например, заем родовых вещей) стороны могут предусмотреть уплату процентов в натуральной форме – теми же вещами.

Предметом договора займа могут быть не только деньги (в том числе иностранная валюта), но и вещи, определенные родовыми признаками. По истечении договора заемщик обязан вернуть не ту же вещь (как по договору аренды), а вещь того же рода и качества. Сторонами в договоре займа, в том числе в качестве займодавца, могут быть любые физические и юридические лица. В качестве заемщика по договору государственного займа выступает Российская Федерация и ее субъекты, а займодавцем - гражданин или юридическое лицо (п. 1 ст. 817 ГК). Так, Российская Федерация и ее субъекты могут выпускать государственные облигации или иные ценные бумаги, устанавливающие между их эмитентом и приобретателем отношения займа. Условия договора займа между заемщиком (Российской Федерацией или ее субъектом) и займодавцем - лицами, которые приобрели государственные ценные бумаги, устанавливаются условиями выпуска соответствующих ценных бумаг. Приобретение физическими и юридическими лицами государственных облигаций или иных государственных ценных бумаг осуществляется в добровольном порядке. При этом не допускается изменение условий выпущенных в обращение государственных и муниципальных займов (п. 4 ст. 817 ГК). В случае нарушения данного правила договор займа действителен на первоначальных условиях.

В установленных российским законодательством случаях договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций иными эмитентами, а не только Российской Федерацией и ее субъектами (ст. 816 ГК). Так, Закон об акционерных обществах (ст. 33) предусматривает право обществ на выпуск облигаций. Облигация удостоверяет наличие договора займа между ее владельцем (займодавцем) и эмитентом облигации (заемщиком). Владелец облигации - займодавец обладает правом на получение от эмитента номинальной стоимости облигации (либо иного имущественного эквивалента) и оговоренных процентов. Облигация является ценной бумагой, выпуск и обращение которой осуществляют в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг и иными нормативными актами, регламентирующими правила совершения сделок с ценными бумагами (например, Федеральным законом от 5 марта 1999 г. "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг"[18]).

Договор займа может предусматривать возвращение заемщиком денежных средств путем выдачи займодавцу простого или переводного векселя (ст. 815 ГК). В этом случае отношения сторон регулируются вексельным законодательством.

Заем денежных средств допускается в иностранной валюте. При этом заем иностранной валюты и валютных ценностей на территории РФ должен соответствовать требованиям Закона о валютном регулировании и положениям иного валютного законодательства, в том числе валютного законодательства бывшего Союза ССР, которое применяется на территории РФ, если его положения не были отменены и не противоречат Закону о валютном регулировании. Так, предоставление валютного займа должно осуществляться согласно требованиям, изложенным в письме Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. N 352 (с послед. изм. и доп.).

Заем денежных средств в иностранной валюте физическими и юридическими лицами, за исключением уполномоченных банков, осуществляется в безналичном порядке через текущие валютные счета заемщиков в уполномоченных банках.

Валютное законодательство не может не учитывать положения ГК, а потому должно исходить из наличия двух самостоятельных договоров: займа и кредита. Характер валютной сделки (текущие валютные операции либо движение капитала) не зависит от того, предоставлены валютные средства банком-нерезидентом по кредитному договору или коммерческой организацией-нерезидентом по договору займа либо речь идет о коммерческом кредитовании[19]. Данный подход отражен в Положении о порядке привлечения и погашения резидентами Российской Федерации финансовых кредитов и займов в иностранной валюте от нерезидентов на срок свыше 180 дней, утвержденном ЦБР 6 октября 1997 г.

Гражданский кодекс (ст. 818) допускает замену долга, возникшего из договоров купли-продажи, аренды имущества, другого основания, заемным обязательством. Такая замена осуществляется по соглашению сторон. Соглашение о новации долга в заемное обязательство отличается от договора займа наличием дополнительных положений, касающихся прекращения прежнего обязательства. В случае замены долга заемным обязательством содержание и форма такого соглашения должны соответствовать требованиям, предъявляемым к договору займа. Не допускается замена долга заемным обязательством, если долг возник из обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов (ст. 414 ГК)[20].

Таким образом, предметом договора займа могут быть только денежные средства или вещи, обладающие родовыми признаками, т.е. вещи, которые не имеют каких-либо индивидуальных особенностей, благодаря которым их можно было бы выделить из совокупности других таких же вещей. Например, не могут быть предметом займа транспортные средства, поскольку они обладают индивидуальными признаками - номер двигателя и т.д. В то же время предметом займа могут выступать разнообразные овощные культуры. Например, можно передать в заем одну тонну картофеля с обязательством заемщика вернуть равное количество такого же картофеля.

Применительно к денежным средствам отметим, что предметом займа может быть не только национальная, но и иностранная валюта, а также другие валютные ценности. Однако при заключении таких договоров необходимо учитывать, что руководствоваться в таком случае следует не только гражданским, но и валютным законодательством. Так, согласно Закону РФ "О валютном регулировании и валютном контроле", кредитование на срок более 180 дней относится к операциям, связанным с движением капитала, и на его осуществление необходимо специальное разрешение (лицензия) Центрального Банка РФ.

2.2. Форма и содержание договора займа

Договор займа межу физическими лицами (и заемщиком и займодавцем является гражданин) должен быть заключен в письменной форме, если сумма займа в десять и более раз превышает установленный законом минимальный размер оплаты труда.

В соответствии с Федеральным законом РФ от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда". Следовательно, договор займа между физическими лицами должен быть заключен в письменной форме, если сумма займа превышает 1000 рублей.

В том случае, если займодавцем является юридическое лицо, договор займа должен быть составлен в письменной форме, независимо от суммы займа.

Отметим, что законом не предусматривается в качестве последствия несоблюдения письменной формы договора займа его недействительность. Поэтому единственным последствием этого может быть только недопущение свидетельских показаний по факту заключения договора и по его основным условиям. Однако наличие договорных отношений может доказываться и другими способами, например письменными доказательствами.

Кстати сказать, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу заемщику займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей[21] (ст. 808 ГК РФ). Иллюстрацией к этому может служить следующий пример из судебной практики:

Центральный Совет Всероссийского общества автомобилистов предъявил корпорации "Техинвест-М" к платежу простой вексель на возврат вклада в сумме 30.000.000 руб. и процентов. По утверждению истца, корпорация, сделав отметку на векселе о платеже и выдав его копию, денежные средства не перечислила, что и послужило основанием для предъявления иска. Однако в ходе судебного заседания было установлено, что представленная истцом копия векселя по форме не соответствует требованиям вексельного законодательства, следовательно, она не могла породить вексельные отношения.

Вместе с тем суд указал, что отсутствие у документа вексельной силы не препятствует рассмотрению его в качестве долгового документа иной правовой природы- долговой расписки. Поэтому правоотношения сторон, по мнению суда, должны быть оценены с учетом положений законодательства о договоре займа[22].

Необходимо отметить, что договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей (предмета займа). При этом не имеет значения, передан ли предмет займа непосредственно заемщику или по его указанию какому-либо третьему лицу. Важно, чтобы была соблюдена форма договора займа, и имел место факт передачи денежных средств или других вещей, определяемых родовыми признаками[23].

Предметом договора займа, как мы уже отмечали, могут быть как деньги, так и иные движимые вещи, которые определяются родовыми, а не индивидуальными признаками (например, определенное договором количество зерна известного сорта или металла такой-то марки). Следовательно, имущество, составляющее предмет займа, поступает в собственность заемщика и перестает быть объектом собственности займодавца. Поэтому последний вправе претендовать на возврат ему лишь аналогичных по количеству вещей того же рода и качества, но не тех же самых вещей. Ведь заемщик использует эти вещи в своих целях, нередко смешивая их с собственными аналогичными вещами. Невозможность вернуть те же самые денежные купюры или вещи очевидна, ибо в ином случае исключается их использование заемщиком для собственных нужд. Поэтому различие собственного и заемного имущества (средств) возможно проводить лишь в учетных (бухгалтерских) целях, в частности определяя размер (сумму, стоимость) чистых активов хозяйственного общества. Но собственником заемных средств все равно становится заемщик, а у займодавца имеется лишь основанное на договоре (обязательстве) займа соответствующее право требования.

Данное обстоятельство важно иметь в виду при рассмотрении любых сделок, содержащих элементы займа, в частности банковских. В последнем случае именно банк или иное кредитное учреждение, выступающее в роли заемщика по отношению к своим клиентам-вкладчикам, становится собственником соответствующих средств, а находящиеся у него "заемные средства" юридически и фактически являются его собственностью. Невозможны ни "наем денежных купюр" по договорам "селенга" (представлявший собой, по сути, мошенническую сделку с целью обхода требований о лицензировании кредитно-банковской деятельности), ни "доверительное управление денежными купюрами" (теперь прямо исключенное п. 2 ст. 1013 ГК), допускавшееся правилами о "паевых инвестиционных фондах", призванными спасти от банкротства такого рода сомнительные организации[24]. К сожалению, новая редакция Закона о банках и банковской деятельности от 3 февраля 1996 года вновь допускает "доверительное управление денежными средствами" (п. 3 ч. 2 ст. 5 официального текста Закона и ст. 7 Закона о внесении изменений и дополнений), что не просто противоречит здравому смыслу, но и станет основой для продолжения различных злоупотреблений, в том числе и со стороны "паевых инвестиционных фондов".

Изложенное объясняет ограничения или запреты на совершение сделок займа с имуществом (вещами), ограниченным в обороте (абз. 2 п. 2 ст. 129 ГК). Ясно, что в качестве предмета займа не вправе выступать вещи, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению, если заемщик не относится к числу таких участников или не имеет такого разрешения. Наиболее очевидный пример, прямо упомянутый в п. 2 ст. 807 ГК, сделки займа с иностранной валютой и валютными ценностями. Они могут совершаться лишь в случаях и в порядке, предусмотренных Законом РФ от 9 октября 1992 года "О валютном регулировании и валютном контроле"[25].

Вместе с тем закон прямо допускает теперь заключение договора целевого займа, устанавливающего конкретные условия использования полученного займа на строго определенные цели (ст. 814 ГК). В этом случае возможно определение в договоре мер контроля займодавца за целевым использованием полученного имущества, при препятствовании которым (либо при прямом нарушении целевого назначения займа) у займодавца возникает право на досрочный возврат суммы займа с причитающимися процентами. Целевое использование находящегося в частной собственности имущества предусмотрено Кодексом и в ряде других случаев[26].

Сторонами договора займа могут быть любые лица, в том числе граждане и некоммерческие организации. Следует, однако, иметь в виду, что речь идет именно о договорах займа, хотя бы и возмездных, но не о кредитных сделках. Не могут выступать в роли займодавцев финансируемые собственником учреждения, ибо в содержание имеющегося у них права оперативного управления возможности распоряжения имуществом собственника не входят[27]. Таковыми обычно являются государственные органы и органы местного самоуправления (если только закон прямо не разрешает им участвовать в имущественном обороте от имени соответствующего публично-правового образования). Казенные предприятия могут быть займодавцами только с согласия собственника[28].

По общему правилу договор займа теперь предполагается возмездным, причем размер процентов в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК определяется договором (если только безвозмездный характер займа не установлен законом или договором). При отсутствии в этом договоре прямых указаний о размере процентов он определяется по тем же правилам, что и проценты за пользование чужими денежными средствами[29]. Сами проценты по соглашению сторон могут взыскиваться как в денежной, так и в натуральной форме и в этом смысле не зависят от предмета займа (его характера). Вместе с тем предполагается, что заем вещей - беспроцентный (безвозмездный), если иное прямо не предусмотрено в договоре. В денежном займе беспроцентным предполагается только бытовой заем между гражданами (на сумму, не превышающую 50-кратного размера минимальной оплаты труда).

Проценты по договору займа могут выплачиваться в любом согласованном сторонами порядке (в том числе и однократно), но при отсутствии специальных указаний должны выплачиваться ежемесячно, причем не до определенного договором срока возврата суммы займа, а до дня ее фактического возврата[30]. Это правило следует применять в сочетании с правилом ст. 319 ГК, в соответствии с которым при недостаточности суммы платежа, произведенного должником, по общему правилу считается, что основная сумма долга погашается в последнюю очередь. Следовательно, и проценты по займу можно продолжать начислять на неполученную сумму до ее полного погашения.

При рассмотрении споров, связанных с исполнением договоров займа, а также с исполнением заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, следует учитывать, что проценты, уплачиваемые заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определенных п. 1 ст. 809 ГК РФ (далее - Кодекса), являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге.

В соответствии с п. 1 ст. 811 Кодекса в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в порядке и размере, предусмотренных п. 1 ст. 395 Кодекса, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 Кодекса.

В тех случаях, когда в договоре займа либо в кредитном договоре установлено увеличение размера процентов в связи с просрочкой уплаты долга, размер ставки, на которую увеличена плата за пользование займом, следует считать иным размером процентов, установленных договором в соответствии с п. 1 ст. 395 Кодекса.

Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов.

На сумму несвоевременно уплаченных процентов за пользование заемными средствами, когда они подлежат уплате до срока возврата основной суммы займа, проценты на основании п. 1 ст. 811 Кодекса не начисляются, если иное прямо не предусмотрено законом или договором[31].

При наличии в договоре условий о начислении при просрочке возврата долга повышенных процентов, а также неустойки за то же нарушение (за исключением штрафной) кредитор вправе предъявить требование о применении одной из мер ответственности, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства[32].

Закон вместе с тем не включает известного законодательству некоторых зарубежных стран правила о начислении процентов на проценты. Предусмотренные ст. 395 ГК проценты за неисполнение денежного обязательства, в том числе обязательства займа, будучи санкцией за нарушение договора, а не "платой за кредит", могут поэтому начисляться помимо (сверх) процентов, установленных договором займа (разумеется, если иное последствие нарушения заемщиком договора не обусловлено в самом договоре). Однако такие проценты начисляются со дня, когда сумма займа подлежала возврату, до дня ее фактического возврата займодавцу (п. 1 ст. 811 ГК). В случае согласования сторонами возможности возврата суммы займа по частям при просрочке возврата любой очередной части займодавец получает право требования возврата всей оставшейся суммы займа с процентами (п. 2 ст. 811). С этого момента, следовательно, возможно и начисление на указанную сумму дополнительно процентов в соответствии со ст. 395 Кодекса. Очевидно, что проценты по правилам указанной статьи могут быть взысканы лишь при нарушении обязательства займа денег, но не вещей (либо при невозврате процентов в денежной сумме по договору займа вещей).

Аналогичные последствия наступают для заемщика в случаях, когда он не предоставляет займодавцу обещанное по договору дополнительное обеспечение возврата займа (например, предмет залога, поручительство другого лица или банковскую гарантию), либо это обеспечение утрачивается (например, погибает предмет залога), или его условия ухудшаются (например, поручитель - коммерческая организация объявляет об уменьшении своего уставного капитала) не по вине займодавца. Поскольку обеспечение займа предоставлял заемщик, он и должен позаботиться о его реальности. В противном случае займодавец вправе требовать досрочного возврата ссуды с процентами с начислением на эту сумму процентов в соответствии со ст. 395 ГК со дня возникновения такого права.

Договор займа является односторонним, так как возлагает обязанность только на заемщика, оставляя за займодавцем право требования. Поэтому ГК и говорит только об обязанности заемщика и последствиях ее нарушения (ст. 810, 811, 813). Более того, весьма четко установлен и момент исполнения обязанности заемщика. Сумма займа считается возвращенной либо в момент фактической передачи ее займодавцу (из рук в руки), либо в момент зачисления на его банковский счет. Лишь с этого момента предполагаются прекратившимися обязательства заемщика (и соответственно начисление процентов за просрочку, в том числе предусмотренных ст. 395 ГК). Таким моментом нельзя, следовательно, считать списание соответствующей суммы со счета плательщика или ее поступление на корреспондентский счет обслуживающего банка и т. п., что имеет существенное значение, особенно в отношениях банковского кредита. Иной порядок возврата суммы займа может быть, разумеется, предусмотрен договором сторон.

На займодавце лежат лишь так называемые "кредиторские обязанности", имеющиеся в подавляющем большинстве обязательств (п. 2 ст. 408 ГК). Он должен выдать заемщику расписку в получении предмета займа (или его части), либо вернуть данный долговой документ (например, расписку заемщика), либо сделать надпись о возврате долга на возвращаемом долговом документе, либо, наконец, отметить в своей расписке невозможность возврата долгового документа, выданного ему заемщиком (например, по причине его утраты). При невыполнении этих обязанностей займодавец считается просрочившим, что исключает начисление с этого момента каких-либо процентов, подлежащих уплате заемщиком (п. 3 ст. 406 ГК).

Новый Кодекс предусматривает, что беспроцентный (безвозмездный) заем может быть возвращен заемщиком досрочно, а заем, предоставленный под проценты (возмездный), может быть возвращен досрочно только с согласия займодавца (п. 2 ст. 810), поскольку последний лишается в этом случае части своего дохода. Это обстоятельство касается и кредитных договоров, заключаемых банками. Вместе с тем при отсутствии в договоре займа указания на срок возврата (либо определении его моментом востребования) сумма займа подлежит возврату в 30-дневный срок (абз. 2 п. 1 ст. 810 ГК), а не в 7-дневный, как было ранее. Это существенно улучшает положение заемщика по такому договору, особенно в бытовых отношениях[33].

В Кодексе специально урегулированы отдельные разновидности обязательств займа: вексельные обязательства, обязательства, возникающие при выпуске и продаже облигаций (например, хозяйственными обществами), и обязательства по договору государственного или муниципального займа.

Вексельные обязательства регламентируются в настоящее время имеющим силу закона Положением о переводном и простом векселе, принятым в качестве приложения к постановлению Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 июня 1991 года "О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР" (на этой основе затем был принят ряд подзаконных актов, регулирующих оборот векселей). Согласно ст. 815 ГК должен быть принят специальный закон о переводном и простом векселе, нормы которого получают приоритет в применении перед общими правилами ГК о займе. При разработке закона, очевидно, в значительной мере будут учтены и положения Конвенции ООН 1988 года о международных переводных векселях и международных простых векселях (несмотря на ее подписание бывшим СССР в 1990 году, Конвенция не была ратифицирована необходимым числом государств и не вступила в силу). До момента введения указанного закона в действие в этих отношениях согласно ст. 4 Вводного закона должно применяться названное Положение 1991 года, также имеющее здесь приоритет перед правилами Кодекса о договоре займа.

Согласно названному Положению, основанному на нормах известной Женевской конвенции (точнее, утвержденного ею Единообразного вексельного закона, ратифицированного СССР еще в 1937 году и с тех пор действующего на российской территории), переводной вексель воплощает в себе простое и ничем не обусловленное предложение векселедателя плательщику уплатить определенную сумму получателю (владельцу векселя). Следует поэтому признать известную неточность определения переводного векселя в ч. 1 ст. 815 ГК, содержащего не обязательство уплаты, а лишь предложение плательщику. Простой вексель содержит обязательство ("обещание") векселедателя уплатить определенную сумму векселедержателю. Важно подчеркнуть, что отсутствие в векселе хотя бы одного из установленных реквизитов (обозначений) лишает его юридической силы векселя[34].

Договор займа может оформляться выпуском и продажей облигаций, в том числе государственных и муниципальных. Возможность выпуска облигаций должна быть прямо установлена законом, либо президентским указом, или постановлением федерального правительства. В таком случае к отношениям облигационного займа общие правила ГК о договоре займа могут применяться лишь постольку, поскольку иное не предусмотрено этими актами. Так, ограничения на выпуск облигаций акционерными обществами содержатся в п. 2 ст. 102 ГК и в ст. 33 Закона об акционерных обществах.

Следует отметить, что данное в ч. 2 ст. 816 ГК определение облигации предстает более четким и правильным, нежели аналогичное определение в п. 3 ст. 33 Закона об акционерных обществах, которое не указывает на возможность получения держателем облигации не ее номинальной стоимости, а иного имущественного эквивалента, либо получения вместо процента от номинальной стоимости облигации иного имущественного права. Представляется, что акционерный закон необоснованно сужает возможности, предоставляемые держателю облигации, по сравнению с предусмотренными Кодексом. Поэтому в силу правила п. 2 ст. 3 ГК применению подлежат положения Кодекса, в данном случае - закрепленное им понятие облигации.

Облигации могут быть как предъявительскими, так и именными. Облигации, предоставляющие владельцам иные возможности, нежели получение денежного дохода, нередко именуются целевыми. Разновидностью таких облигаций является, например, жилищный сертификат.

Применительно к государственным и муниципальным займам Кодекс прежде всего устанавливает их сугубо добровольный характер (п. 2 ст. 817). Он запрещает также менять условия выпущенного в обращение займа (например, о сроках выплаты, размере процентов или характере получаемых облигационерами-займодавцами имущественных прав). Здесь неприменимы общие правила ГК о возможности изменения договора по соглашению сторон, ибо договориться об этом с каждым облигационером, тем более при наличии предъявительских, а не только именных облигаций, невозможно[35]. При нарушении этих правил публично-правовые образования - заемщики должны нести имущественную ответственность по общим правилам гражданского законодательства (ст. 124-126).

Государственные и муниципальные займы могут оформляться не только облигациями, но и другими ценными бумагами, например казначейскими обязательствами, казначейскими векселями или "золотыми сертификатами" Минфина, что не меняет ни юридической, ни экономической природы соответствующих отношений. Более того, отношения государственного займа могут оформляться и путем признания за займодавцем некоторых специальных имущественных прав, как это сделано для "владельцев" государственных краткосрочных бескупонных облигаций (ГКО), "эмитированных", как известно, в "безбумажной форме", то есть являющихся "бездокументарными ценными бумагами" (ст. 149 ГК) особыми способами фиксации определенных имущественных прав.

2.3. Стороны договора займа, их права и обязанности

Сторонами в договоре займа, в том числе в качестве займодавца, могут быть любые физические и юридические лица. В качестве заемщика по договору государственного займа выступает Российская Федерация и ее субъекты, а займодавцем - гражданин или юридическое лицо[36]. Так, Российская Федерация и ее субъекты могут выпускать государственные облигации или иные ценные бумаги, устанавливающие между их эмитентом и приобретателем отношения займа. Условия договора займа между заемщиком (Российской Федерацией или ее субъектом) и займодавцем - лицами, которые приобрели государственные ценные бумаги, устанавливаются условиями выпуска соответствующих ценных бумаг. Приобретение физическими и юридическими лицами государственных облигаций или иных государственных ценных бумаг осуществляется в добровольном порядке. При этом не допускается изменение условий выпущенных в обращение государственных и муниципальных займов[37]. В случае нарушения данного правила договор займа действителен на первоначальных условиях.

В установленных российским законодательством случаях договор займа может быть заключен путем выпуска и продажи облигаций иными эмитентами, а не только Российской Федерацией и ее субъектами (ст. 816 ГК). Так, Закон об акционерных обществах (ст. 33) предусматривает право обществ на выпуск облигаций. Облигация удостоверяет наличие договора займа между ее владельцем (займодавцем) и эмитентом облигации (заемщиком). Владелец облигации - займодавец обладает правом на получение от эмитента номинальной стоимости облигации (либо иного имущественного эквивалента) и оговоренных процентов. Облигация является ценной бумагой, выпуск и обращение которой осуществляют в соответствии с Законом о рынке ценных бумаг и иными нормативными актами, регламентирующими правила совершения сделок с ценными бумагами (например, Федеральным законом от 5 марта 1999 г. "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг")[38].

Договор займа может предусматривать возвращение заемщиком денежных средств путем выдачи займодавцу простого или переводного векселя (ст. 815 ГК). В этом случае отношения сторон регулируются вексельным законодательством.

Заем денежных средств допускается в иностранной валюте. При этом заем иностранной валюты и валютных ценностей на территории РФ должен соответствовать требованиям Закона о валютном регулировании и положениям иного валютного законодательства, в том числе валютного законодательства бывшего Союза ССР, которое применяется на территории РФ, если его положения не были отменены и не противоречат Закону о валютном регулировании. Так, предоставление валютного займа должно осуществляться согласно требованиям, изложенным в письме Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. N 352 (с послед. изм. и доп.).

Заем денежных средств в иностранной валюте физическими и юридическими лицами, за исключением уполномоченных банков, осуществляется в безналичном порядке через текущие валютные счета заемщиков в уполномоченных банках.

Валютное законодательство не может не учитывать положения ГК, а потому должно исходить из наличия двух самостоятельных договоров: займа и кредита. Характер валютной сделки (текущие валютные операции либо движение капитала) не зависит от того, предоставлены валютные средства банком-нерезидентом по кредитному договору или коммерческой организацией-нерезидентом по договору займа либо речь идет о коммерческом кредитовании (ст. 823 ГК). Данный подход отражен в Положении о порядке привлечения и погашения резидентами Российской Федерации финансовых кредитов и займов в иностранной валюте от нерезидентов на срок свыше 180 дней, утвержденном ЦБР 6 октября 1997 г.

Гражданский кодекс (ст. 818) допускает замену долга, возникшего из договоров купли-продажи, аренды имущества, другого основания, заемным обязательством. Такая замена осуществляется по соглашению сторон. Соглашение о новации долга в заемное обязательство отличается от договора займа наличием дополнительных положений, касающихся прекращения прежнего обязательства. В случае замены долга заемным обязательством содержание и форма такого соглашения должны соответствовать требованиям, предъявляемым к договору займа. Не допускается замена долга заемным обязательством, если долг возник из обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов (ст. 414 ГК).

Договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме в тех случаях, когда его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда; если займодавцем является юридическое лицо, договор займа должен быть облечен в письменную форму независимо от суммы займа (п. 1 ст. 808 ГК). Расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу займодавцем определенной денежной суммы (определенного количества вещей), является подтверждением заключения договора займа.

Несоблюдение письменной формы договора займа, в отличие от кредитного договора, не лишает его юридической силы, не влечет его ничтожности (ст. 820 ГК), но, по общему правилу, установленному ст. 162 ГК, стороны лишаются права подтвердить факт заключения договора свидетельскими показаниями[39].

В отличие от ранее действовавшего законодательства договор займа согласно п. 3 ст. 809 ГК может быть безвозмездным. Договор займа предполагается безвозмездным, если в нем не предусмотрено иное, в случаях, когда он заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением одной из сторон предпринимательской деятельности, а также если по договору займа передаются не денежные суммы, а вещи, определенные родовыми признаками.

В остальных случаях, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика сверх суммы займа процентов на эту сумму в размерах и порядке, определенных договором. При отсутствии в возмездном договоре условий о размере процентов займодавец имеет право на проценты в размере ставки рефинансирования, устанавливаемой ЦБР на день уплаты заемщиком суммы долга или его остатка. Проценты, по общему правилу, когда иное не установлено в законе или договоре, начисляются до момента фактического исполнения денежного обязательства.

Если в договоре не предусмотрено иное, сумма заемных средств погашается в определенном порядке: сначала - установленные проценты за пользование чужими денежными средствами, а затем - основная сумма.

При отсутствии в договоре специального соглашения суд вправе по своему усмотрению применить учетную ставку банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения судебного решения.

Заемщику предоставлено право оспаривать договор займа, доказывая, что деньги или вещи не были переданы займодавцем или были переданы в меньшем количестве, чем обусловлено в договоре. Оспаривание договора займа по его безденежности путем свидетельских показаний допускается в том случае, если договор займа заключен в устной форме либо заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 812 ГК). В тех случаях, когда деньги или вещи, в действительности, получены заемщиком в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на переданное количество денег (вещей). В этом случае заемщик обязан вернуть займодавцу (сверх суммы займа) сумму процентов, начисленных на реально переданную ему сумму займа, а не на указанную в договоре.

Договором займа, в том числе заключенным между гражданами, может быть предусмотрено предоставление заемщиком обеспечения возврата заемных средств (поручительство, залог, другое обеспечение). Если предусмотренное обеспечение не будет предоставлено, займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и уплаты установленных процентов, если иное не предусмотрено договором (ст. 813 ГК). Эти же последствия предусмотрены в том случае, когда произошла утрата обеспечения (например, поручитель обанкротился) либо ухудшились условия обеспечения по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает (произошло, к примеру, обесценение предмета залога).

Договор займа может предусматривать целевое использование заемных средств. Невыполнение этого условия, а также в случаях необеспечения заемщиком займодавцу возможности контролировать использование заемных средств, займодавец вправе потребовать досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов за пользование заемными средствами, если договор займа не предусматривает иное (ст. 814 ГК).

Основной обязанностью заемщика является возврат займодавцу полученной суммы займа и установленных процентов в срок, предусмотренный договором. Порядок возврата суммы займа (ежемесячно равными долями, по окончании займа, иным образом) определяется договором. При отсутствии в договоре условий о сроках и порядке возврата займа вся сумма займа и установленные проценты должны быть возвращены не позднее 30 дней со дня предъявления заемщику соответствующих требований (п. 1 ст. 810 ГК).

Обязанность заемщика по возврату суммы займа и установленных процентов считается выполненной после зачисления соответствующих средств на банковский счет займодавца либо после непосредственной передачи их займодавцу, если иное не предусмотрено договором (п. 3 ст. 810 ГК). Списание денежных средств со счета заемщика не освобождает его от ответственности за возврат суммы займа, если эти средства не поступили на счет займодавца.

В случае нарушения заемщиком своих обязательств по своевременному возврату заемных средств, сумма денежных средств, подлежащая возврату, состоит из сумм: займа; процентов, установленных за пользование заемными средствами; процентов, начисленных за нарушение срока возврата заемных сумм.

Судебная практика различает два вида процентов. В одном случае проценты, устанавливаемые ст. 809 ГК, являются платой за пользование чужими денежными средствами - например, в договоре предусмотрено предоставление заемных средств под 20% годовых. Ко второму случаю относятся проценты, которые начисляются на основании ст. 811 ГК, за пользование денежными средствами сверх предусмотренных в договоре сроков. Их следует рассматривать как разновидность гражданско-правовой ответственности. К ним применима норма ст. 333 ГК о праве суда сократить сумму такого рода процентов, если она несоразмерна последствиям просрочки заемных средств.

По иному основанию (например, с учетом материального положения заемщика) уменьшение судом суммы начисленных процентов за несвоевременное исполнение должником своих обязательств не допускается[40].

Если законом или договором не предусмотрены проценты либо неустойка за нарушение срока возврата заемных средств, уплате подлежат проценты на сумму займа в размере ставки рефинансирования, установленной ЦБР[41].

В случае невозвращения заемщиком денежных средств на сумму займа начисляются проценты со дня, когда денежная сумма должна быть возвращена, до дня ее возврата, независимо от уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, в размере и порядке, установленных п. 1 ст. 395 ГК. Положения договора об исключении применения ст. 395 ГК за просрочку исполнения денежного обязательства не имеют юридической силы.

Невозвращение заемных сумм в установленные сроки может причинить ущерб займодавцу (например, он вынужден был получить кредит). В этом случае заемщик обязан возместить причиненный ущерб в части, не покрытой процентами, начисленными за нарушение срока возврата займа.

В тех случаях, когда условиями договора предусмотрено возвращение займа по частям, нарушение заемщиком срока возврата очередной части займа дает право займодавцу потребовать досрочного возврата оставшейся суммы займа и установленных процентов[42].

Следует учитывать, что когда законом или договором предусмотрена неустойка за просрочку возврата заемных средств, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, не подлежат начислению. Если в договоре установлено, что за просрочку возврата заемных средств должник одновременно уплачивает повышенные проценты и неустойку, займодавец вправе предъявлять требование о применении одной из указанных мер ответственности: взыскания установленных процентов либо неустойки.

Проценты, установленные договором или п. 1 ст. 395 ГК за пользование чужими денежными средствами сверх сроков, предусмотренных договором, носят зачетный характер. Стороны не вправе устанавливать в договоре обязанность заемщика по возмещению убытков сверх суммы начисленных процентов.

ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЕ ДОГОВОРА ЗАЙМА

3.1. Порядок заключения и исполнения договора займа

Займ традиционно является реальным договором, вступающим в силу лишь с момента передачи денег (или вещей) займодавцем заемщику, когда и возникают соответствующие обязательства. Это прямо следует из правила абз. 2 п. 1 ст. 807 ГК, согласно которому лишь с указанного момента договор считается заключенным.

По этой конструкции займодавца нельзя, следовательно, понудить к выдаче займа, поскольку обещание предоставить его не имеет юридической силы. Ясно, что такой классический подход к займу не рассчитан на профессиональный финансовый рынок, что, собственно, и предопределяет появление относительно самостоятельных кредитных обязательств.

Кроме того, обязательства займа могут возникать не только из договора займа. По соглашению сторон иного договора, например купли-продажи или аренды, их долг, возникший по такому договору (например, по предоставлению товаров или по оплате аренды), может быть заменен (новирован) обязательством займа[43]. По сути, это означает известную отсрочку исполнения с распространением на нее правил о договоре займа, включая начисление процентов. Такое, правда, невозможно в отношении некоторых обязательств личного характера[44] и во всяком случае требует дополнительного специального оформления.

Поскольку договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, его следует квалифицировать как реальный. На то есть, по меньшей мере, две причины.

Первая заключается в том, что займодавец не является профессиональным участником финансового рынка и, следовательно, обязать займодавца предоставить займ в будущем означало бы поставить его в трудное положение, так как к моменту исполнения договора он мог бы и не располагать необходимыми финансовыми ресурсами.

Вторая направлена к выгоде заемщика, которому в условиях реального договора не приходится платить проценты по возмездному займу прежде, чем он получит деньги. Данное обстоятельство сохранится и в случае, если возникновению займа предшествовал предварительный договор (ст.429 ГК), заключение которого в отношении будущих реальных договоров не возбраняется.

Договор займа односторонне обязывающий, так как займодавец, передав деньги (иные вещи), свободен далее от каких-либо обязанностей, в то время как заемщик должен вернуть сумму долга. В роли займодавца и заемщика, по общему правилу, могут выступать любые юридические и физические лица за изъятиями, установленными законом. Так, учреждение в силу п.1ст.298 ГК, не имея права распоряжения закрепленным за ним имуществом, не может вступать и в отношения займа, а казенное предприятие управомочено совершать акты распоряжения имуществом лишь с согласия собственника[45]. Закон об унитарных предприятиях (ст.24) вообще запрещает им привлекать займы без согласования с собственником объема и направлений использования средств.

Параграф1 комментируемой главы не ставит никаких препятствий к систематическому предоставлению лицами, не относящимися к числу банков и иных кредитных организаций, возмездных (с уплатой процентов) займов. Однако это обстоятельство лишний раз свидетельствует об отсутствии должной связи между гражданским и уголовным законодательством.

Действия граждан и юридических лиц по систематическому предоставлению процентных займов находятся в опасной близости от состава правонарушения, предусмотренного в ст.172 УК, установившей ответственность за незаконную банковскую деятельность, т.е. за выполнение банковских операций без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда наличие лицензии обязательно. Но последняя применительно к размещению денежных средств на условиях возвратности, платности и срочности может быть получена только банками и другими кредитными организациями.

Следовательно, деятельность займодавца по предоставлению возмездных займов не должна достигать размеров, позволяющих признать, что он, не будучи банком, по существу занимается банковскими операциями. Заем, иными словами, не может служить прикрытием незаконной банковской деятельности.

Что касается иностранной валюты и валютных ценностей, то их использование в качестве предмета займа урегулировано в ст.140, 141 и 317 ГК разве что в самом общем плане с отсылкой к специальным нормам Закона о валютном регулировании.

Последний, по общему правилу, запрещает валютные операции между резидентами, за исключением, например, сделок между резидентом и уполномоченным банком по получению и возврату займов и кредитов.

Валютные операции между резидентами и нерезидентами, напротив, осуществляются без ограничений, хотя и здесь ЦБР может быть выдвинуто требование об использовании специального счета при предоставлении кредитов и займов в отношениях между названными лицами.

Нерезиденты вправе без каких-либо ограничений проводить между собой переводы иностранной валюты.

Норма ГК РФ требует для договора займа простой письменной формы в двух случаях.

Первый из них воспроизводит подп.2п.1ст.161 ГК, в силу которого такая форма необходима для сделок граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом МРОТ.

Второй представляет собой изъятие из общего правила, предусмотренного подп.1п.1ст.161 ГК, по которому сделки юридических лиц с гражданами должны совершаться в простой письменной форме. Пункт1 комментируемой статьи устанавливает ее лишь для тех вариантов, когда юридическое лицо - займодавец, а гражданин - заемщик, причем независимо от суммы займа.

Но если гражданин предоставляет заем юридическому лицу, то, исходя из смысла п.1 указанной статьи, письменная форма не требуется. Такой подход законодателя совершенно необъясним, тем более что на практике трудно представить ситуацию, когда обязательство займа, по которому гражданин передает деньги организации, не будет облечено в письменную форму.

Несоблюдение сторонами договора займа простой письменной формы не влечет его недействительности, однако порождает последствия, указанные в п.1ст.162 ГК.

Договор займа может быть заключен как путем составления одного документа, подписанного сторонами, так и другими способами, оговоренными в п.2ст.434 ГК. В дополнение к этим способам п.2 комментируемой статьи разрешает оформлять заем упрощенно: распиской заемщика, подтверждающей получение им денег, либо иными документами, удостоверяющими передачу денег или иных вещей (например, заверенными копиями первичных учетных документов, составляемых сторонами в целях бухгалтерского учета). При возврате долга заемщиком расписка должна быть ему возвращена займодавцем с отметкой о получении денег.

Главная обязанность заемщика- возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа[46].

Судебно-арбитражная практика. АО "УМР-2" обратилось в арбитражный суд с иском к Калмыцкому коммерческому банку "Бумба" о взыскании сумм, списанных банком в безакцептном порядке с расчетного счета истца в счет погашения кредита, полученного ИЧП "Нарна-Герл". Согласно договору, погашение заемщиком кредита обеспечивалось договором поручительства между кредитором и управлением механизированных работ треста "Калмгражданстрой", правопреемником которого являлся АО "УМР-2".

Дополнительными соглашениями кредитный договор был пролонгирован и установлен новый срок возврата кредита. Следовательно, до наступления указанного срока у кредитора не было правовых оснований считать обязательства заемщика по возврату кредита неисполненными и предъявлять к поручителю требования, связанные с неисполнением кредитного договора. При таких условиях списание спорной суммы со счета поручителя произведено неправомерно[47].

В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

Сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно. Сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно только с согласия займодавца.

Если иное не предусмотрено договором, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет. Данное правило соответствует общим положениям ГК РФ, согласно которым денежное обязательство считается исполненным в момент передачи денег кредитору.

Если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном ст. 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу. При этом проценты по ст. 395 ГК РФ выплачиваются независимо (сверх) тех процентов, которые уплачиваются заемщиком за пользование займом (если, конечно, договор возмездный).

Судебно-арбитражная практика. Между АБ "Западуралбанк" и Пермским пассажирским автотранспортным предприятием был заключен кредитный договор, по условиям которого при невозврате кредита к указанному в договоре сроку процентная ставка за пользование им повышалась в два раза. При этом проценты были определены как плата за пользование кредитом.

АО "ПермавтоГАЗсервис", являющееся правопреемником заемщика по кредитному договору, пользовалось кредитом сверх установленного договором срока. Поэтому АБ "Западуралбанк" обратился с иском в арбитражный суд. В соответствии со ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если она несоразмерна последствиям нарушения обязательства. На этом основании суд первой инстанции отказал истцу в удовлетворении требований.

В Постановлении ВАС РФ по данному делу указано, что плата за пользование кредитом не является неустойкой, поэтому отказ в ее взыскании со ссылкой на ст. 333 ГК РФ неправомерен. Взыскание пеней и процентов за пользование денежными средствами, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, соответствует законодательству[48].

Кроме того, если договором предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

3.2. Последствия неисполнения договора займа заемщиком

В п.1 статьи 811 ГК РФ речь идет об ответственности заемщика, не возвратившего в установленный договором срок сумму займа. Он должен возместить займодавцу убытки, размер которых определяется в порядке, предусмотренном п.1ст.395 ГК; другими словами, на сумму долга подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном в ст.395, и за период времени, указанный в п.1 названной статьи. Необходимо, однако, учесть, что договором займа может быть оговорен иной, чем в ст.395, размер ответственности заемщика за невозврат долга[49].

Если заем носил возмездный характер, обязанность заемщика уплачивать проценты до дня возврата долга (п.2ст.809 ГК) совершенно не исключает его ответственности, наступающей в силу п.1 комментируемой статьи при просрочке исполнения. Это объясняется тем, что такие проценты являются платой за пользование денежными средствами и должны уплачиваться заемщиком до тех пор, пока он не вернет долг. Данные проценты - элемент основного обязательства займа, что и отличает их от процентов, взыскиваемых за просрочку, которые представляют собой меру гражданско-правовой ответственности, т.е. дополнительное обязательство.

По общему правилу проценты по ст.395 ГК начисляются только на сумму основного долга, без учета начисленных процентов за пользование заемными средствами. Иначе говоря, если сумма невозвращенного займа составляет 1 млн. руб., а неуплаченных по нему процентов - 200 тыс., то проценты по ст.395 ГК должны начисляться лишь на 1 млн. руб. Если иное прямо не предусмотрено законом или договором, на сумму просроченных процентов, которые должны быть уплачены до возврата основной суммы займа, проценты на основании ст.395 также не начисляются.

Договор займа, особенно заключенный на длительный срок, может предусматривать исполнение по частям. Нарушение заемщиком срока возврата очередной части долга дает займодавцу право требовать досрочного исполнения договора, которое в данном случае сводится к возврату оставшихся частей до установленных договором сроков.

В результате возникает ситуация, когда заемщик пользовался займом в течение более короткого промежутка времени, чем это предусмотрено в договоре; однако, исходя из смысла п.2 статьи 811 КГ РФ, он должен уплатить займодавцу проценты в полном объеме.

Рассмотрим пример из практики:

«В. обратился в суд с иском к Т. о взыскании процентов по договору займа. В обоснование своих требований он указал, что 25 декабря 2000 г. предоставил в заем ответчице 120 тысяч рублей сроком на два месяца с условием выплаты 10% ежемесячно, но, возвратив ему сумму основного долга, проценты она не выплатила.

Решением Обоянского районного суда Курской области от 9 февраля 2004 г. иск В. был удовлетворен: с Т. взыскана задолженность по процентам в размере 27 668 руб.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Курского областного суда от 22 марта 2004 г. протест прокурора Курской области на решение Обоянского районного суда был оставлен без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 10 июля 2004 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных с нарушением норм материального права и о направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, оставила без удовлетворения.

Президиум Верховного Суда РФ 6 января 2005 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ по тому же вопросу оставил без удовлетворения по следующим основаниям.

По мнению прокурора, взыскивая с ответчицы ежемесячно по 10% с суммы долга за весь период неисполнения обязательства, суд ошибочно руководствовался ст. 809 ГК РФ.

Прокурор считал такое решение незаконным, поскольку договор займа был заключен сроком только на два месяца с условием выплаты 10% ежемесячно и именно в течение срока действия договора Т. должна была выплачивать истцу по 10% ежемесячно; после окончания срока действия договора проценты за просрочку исполнения заемщиком обязательства по возврату займа должны рассчитываться в соответствии со ст. 811 ГК РФ.

С таким выводом согласиться нельзя.

В соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Согласно п. 2 той же статьи при отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

В п. 1 ст. 811 ГК РФ определены последствия нарушения заемщиком договора займа: если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 Кодекса, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 настоящего Кодекса.

Таким образом, за просрочку уплаты суммы долга в силу закона у заемщика помимо договорных обязательств возникает дополнительное внедоговорное обязательство по уплате процентов в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ. Вместе с тем истечение срока договора займа не является основанием для прекращения обязательств, вытекающих из договора займа, как по уплате основной суммы долга, так и процентов по нему.

Проценты по договору займа в отличие от процентов, взыскиваемых за неисполнение денежного обязательства по п. 1 ст. 395 ГК РФ, являются не дополнительным обязательством, а элементом главного обязательства по договору займа.

После окончания срока договора в случае просрочки уплаты суммы долга кредитор имеет право в соответствии с п. 2 ст. 809 ГК РФ требовать исполнения этого главного обязательства и в отношении основной суммы долга, и в отношении предусмотренных договором процентов.

Как видно из материалов дела, истец В. ссылался на то, что ответчица Т. уклоняется от исполнения обязательства по договору займа, не отрицая, что основной долг взыскан по решению суда.

Расписка от 25 декабря 2000 г. свидетельствует о том, что ответчица взяла в долг у истца 120 тысяч рублей сроком на два месяца с выплатой 10% ежемесячно.

Удовлетворяя исковые требования В., суд обоснованно произвел расчет подлежащей взысканию суммы, принимая во внимание период, истекший со дня, когда заемщик должен был возвратить полученные по договору займа деньги, и до дня, когда эта обязанность фактически была исполнена.

При этом суд учел разъяснение, данное в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 13/14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", о том, что при рассмотрении споров, связанных с исполнением договоров займа, а также с исполнением заемщиком обязанностей по возврату банковского кредита, следует учитывать, что проценты, уплачиваемые заемщиком на сумму займа в размере и в порядке, определенных п. 1 ст. 809 ГК РФ, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге.

В соответствии с п. 1 ст. 811 ГК РФ в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в порядке и размере, предусмотренных п. 1 ст. 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 данного Кодекса.

Проценты, предусмотренные п. 1 ст. 811 ГК РФ, являются мерой гражданско-правовой ответственности. Указанные проценты, взыскиваемые в связи с просрочкой возврата суммы займа, начисляются на эту сумму без учета начисленных на день возврата процентов за пользование заемными средствами, если в обязательных для сторон правилах либо в договоре нет прямой оговорки об ином порядке начисления процентов.

Довод протеста о том, что при исчислении процентов за просрочку исполнения договора займа с Т. взыскана сумма, в несколько раз превышающая сумму основного долга, что явно противоречит принципу соразмерности ответственности объему и характеру правонарушения, не может быть признан обоснованным. Договор займа с установлением размера процентов на основную сумму долга был заключен по желанию самой ответчицы, и требования о признании этого договора недействительным со ссылкой на кабальность его условий она не заявила.

Нельзя говорить и о чрезмерном характере дополнительной ответственности за неисполнение денежного требования, которая установлена в п. 1 ст. 395 ГК РФ, поскольку истец такого требования не заявлял и ограничился взысканием с ответчицы только суммы процентов, обусловленных договором займа.

При указанных обстоятельствах оснований для отмены судебных постановлений по доводам протеста прокурора не имеется.

Президиум Верховного Суда РФ решение Обоянского районного суда Курской области, постановление президиума Курского областного суда и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ оставил без изменения, протест заместителя Генерального прокурора РФ - без удовлетворения»[50].

3.3. Оспаривание договора займа

Ст. 812 ГК РФ предусматривает возможность оспаривания договора займа заемщиком по его безденежности, с доказательством того, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. При этом, если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

В случае, когда в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Если же деньги или вещи в действительности были получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей.

В договоре может быть предусмотрена обязанность заемщика по обеспечению возврата суммы займа. При ее невыполнении, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые займодавец не отвечает, займодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором (ст. 813 ГК РФ).

Рассмотрим пример из практики:

К. И. обратился в суд с иском к К. О., Р. о признании договора займа денежных средств на сумму 500000 рублей от 20.08.2004 г. недействительным.

В обоснование иска указал, что указанный выше договор 20 августа 2004 г. не составлялся, а был оформлен осенью 2005 г. при разбирательстве дела у мирового судьи о разделе совместно нажитого имущества и деньги стороны по договору не передавали. Считает, что договор должен быть признан недействительным, так как у К. О. отсутствовала необходимость займа, у Р. не было возможности дать взаймы 500000 рублей, по договору займа установлены неразумные проценты. Кроме того, Р. продала дом отца за 430000 рублей, а по договору займа передала 500000 рублей.

Судом постановлено вышеприведенное решение.

В кассационной жалобе К. И., не соглашаясь с решением суда, просит его отменить, дело направить на новое рассмотрение. В обоснование приводит доводы, изложенные в исковом заявлении и в ходе рассмотрения дела. Дополнительно указывает, что в суде ответчики и свидетели давали противоречивые показания о месте, времени и обстоятельствах заключения договора, неоднократно существенно меняли свои показания. Все эти противоречия, по мнению автора жалобы, должны быть отражены в протоколе судебного заседания. То обстоятельство, что фактически не было передачи денег в долг, свидетельствует и тот факт, что на момент вынесения решения по делу срок договора займа уже истек, однако займодавец не предъявляла каких-либо требований к К. о возврате суммы долга или процентов по нему. По мнению кассатора, суд неправильно дал оценку обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав К. О., Р., К. и его представителя Г., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

В соответствии со ст. 347 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах кассационной жалобы.

В соответствии с собранными по делу доказательствами, анализ и оценка которым даны в решении, суд пришел к правильному выводу о необоснованности заявленных требований и отказал в их удовлетворении.

Как следует из материалов дела, истец и его представитель в процессе рассмотрения дела поставили под сомнение подлинность договора займа, а также оспаривали его по безденежности, указывая на то, что фактически договор был изготовлен с целью увеличения доли К. О. при разделе совместно нажитого имущества в браке с истцом.

В соответствии со ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия, ничтожна.

Согласно ст.12, 55, 56 ГПК РФ суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, всесторонне и полно исследовал представленные доказательства, проверил доводы сторон.

При рассмотрении дела суд, оценив представленные сторонами доказательства, пришел к правильному выводу о том, что истцом не представлено суду доказательств заключения договоров займа лишь год назад - осенью 2005 года, когда шел бракоразводный процесс.

Кроме того, доводы истца опровергаются заключением технической экспертизы № 1011 от 30 ноября 2006 года, назначенной для установления соответствия даты, указанной в договоре, с временем его фактического составления. Из указанного заключения следует, что давность выполнения договора займа между Р. и К., датированного 20 августа 2004 года, составляет более полутора лет, предшествовавших моменту настоящего исследования, то есть данный договор мог быть выполнен в то время, которое соответствует указанной на нем дате.

Довод кассационной жалобы о том, что у Р. отсутствует материальная возможность передать К. О. указанную в договоре сумму, был предметом рассмотрения в суде первой инстанции, в решении ему дана надлежащая правовая оценка, которая сомнений в правильности не вызывает.

Как следует из пояснений Р., она имела большую сумму денег от продажи земельного участка и жилого дома родителей и эта сумма получена ею до заключения договора займа, что подтверждается договором купли-продажи, заключенным 28 июля 2004 г.

Доказательств обратному истцом суду не представлено. Более того, сам истец не отрицал, что ответчица хранила в их домашнем сейфе деньги, полученные по сделке купли-продажи.

Истцом не представлено также доказательств, свидетельствующих о том, что договор займа, заключенный между ответчиками К. О. и Р. от 20.08.2004 года, является ничтожным, не добыты они и судом.

Ссылка кассатора на то обстоятельство, что сделка безденежна, поскольку на момент вынесения решения по делу срок договора займа уже истек, однако займодавец не предъявляла каких-либо требований к К. о возврате суммы долга или процентов по нему, не может служить основанием к отмене решения, поскольку отношения по возврату суммы займа регулируются сторонами договора, и не указывают на то, что договор займа не заключался.

Довод жалобы о том, что ответчики и свидетели по делу давали противоречивые показания, что, по мнению автора жалобы, должно быть отражено в протоколе судебного заседания, является несостоятельным.

Согласно ст.231 ГПК РФ лица, участвующие в деле, их представители вправе ознакомиться с протоколом и в течение пяти дней со дня его подписания подать в письменной форме замечания на протокол с указанием на допущенные в нем неточности и (или) на его неполноту.

Как усматривается из материалов дела, истец замечания на протокол не подавал, а поэтому судебная коллегия не может усомниться в правильности написания протокола.

Другие доводы, изложенные в кассационной жалобе, были предметом рассмотрения в суде первой инстанции, им в решении дана надлежащая правовая оценка, которая сомнений в правильности не вызывает.

В силу изложенного, решение суда соответствует нормам материального и процессуального права и отмене по доводам кассационной жалобы не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Заволжского районного суда г. Ульяновска от 28 декабря 2006 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. И. - без удовлетворения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В условиях современных рыночных отношений успешная жизнедеятельность хозяйствующих субъектов без периодической финансовой и иной материальной помощи извне стала практически невозможной. Потребность дополнительного привлечения средств связана с необходимостью покрытия как текущих затрат предприятий, так и их долгосрочных капитальных вложений в производство, строительство и другие отрасли хозяйства. При этом источниками привлекаемых юридическими лицами финансовых и иных средств выступают как созданные для этих целей специализированные финансово-кредитные учреждения, так и юридические лица, имеющие общую правоспособность и не ограниченные в своей деятельности отдельными видами. Кроме того, ныне действующее гражданское законодательство позволяет и гражданам быть участниками заемных отношений, причем как в бытовой, так и в предпринимательской области деятельности.

Подводя итог проделанной работы можно сделать соответствующие выводы:

Правоотношения, возникающие из договора займа, регулируются гл. 42 Гражданского кодекса РФ. Согласно ст. 807 ГК РФ, по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

1. Предмет договора займа.

Предметом займа могут быть только денежные средства или вещи, обладающие родовыми признаками, т.е. вещи, которые не имеют каких-либо индивидуальных особенностей, благодаря которым их можно было бы выделить из совокупности других таких же вещей. Например, не могут быть предметом займа транспортные средства, поскольку они обладают индивидуальными признаками - номер двигателя и т.д.

Применительно к денежным средствам отметим, что предметом займа может быть не только национальная, но и иностранная валюта, а также другие валютные ценности. Однако при заключении таких договоров необходимо учитывать, что руководствоваться в таком случае следует не только гражданским, но и валютным законодательством. Так, согласно Закону РФ "О валютном регулировании и валютном контроле", кредитование на срок более 180 дней относится к операциям, связанным с движением капитала, и на его осуществление необходимо специальное разрешение (лицензия) Центрального Банка РФ.

2. Форма договора займа.

Договор займа межу физическими лицами (и заемщиком и займодавцем является гражданин) должен быть заключен в письменной форме, если сумма займа в десять и более раз превышает установленный законом минимальный размер оплаты труда.

3. Возмездность договора займа.

Договор займа предполагается беспроцентным, если:

а) договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон; таким образом, выделяются три основных признака- субъектный (стороны договора- граждане), количественный (сумма займа не более 50 МРОТ) и целевой (ни для одной из сторон это не связано с предпринимательской деятельностью);

б) по договору заемщику передаются не деньги, а другие вещи, определенные родовыми признаками.

Для того чтобы в указанных случаях договоры займа считались возмездными, в них необходимо предусмотреть обязанность заемщика уплачивать займодавцу проценты за пользование займом (обязанность платить проценты по таким договорам может быть установлена законом).

Во всех остальных случаях, если иное не предусмотрено законом или договором, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и порядке, определенных договором.

При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства займодавца, а если займодавцем является юридическое лицо,- в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части. Отметим, что судебная практика на сегодняшний день такова, что во внимание принимается ставка рефинансирования Центрального Банка РФ.

Если договором не установлен иной порядок уплаты процентов, проценты уплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

4. Возврат суммы займа.

Главная обязанность заемщика- возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (ст. 810 ГК РФ).

В случаях, когда срок возврата договором не установлен или определен моментом востребования, сумма займа должна быть возвращена заемщиком в течение тридцати дней со дня предъявления займодавцем требования об этом, если иное не предусмотрено договором.

Сумма беспроцентного займа может быть возвращена заемщиком досрочно. Сумма займа, предоставленного под проценты, может быть возвращена досрочно только с согласия займодавца.

Если иное не предусмотрено договором, сумма займа считается возвращенной в момент передачи ее займодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счет. Данное правило соответствует общим положениям ГК РФ, согласно которым денежное обязательство считается исполненным в момент передачи денег кредитору.

Если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном ст. 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу. При этом проценты по ст. 395 ГК РФ выплачиваются независимо (сверх) тех процентов, которые уплачиваются заемщиком за пользование займом (если, конечно, договор возмездный).

Кроме того, если договором предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

5.Виды займа.

Целевой заем. Одной из особенностей договора займа является то, что в договоре может быть установлено целевое назначение займа, например на выплату заработной платы сотрудникам предприятия и т.д. В этом случае, согласно ст. 814 ГК РФ, заемщик обязан обеспечить возможность осуществления займодавцем контроля за целевым использованием суммы займа. В случае невыполнения заемщиком условия о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении обязанности по обеспечению возможности осуществления займодавцем контроля, последний вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

Товарный и коммерческий кредит.

а) договор товарного кредита заключается в том случае, если предметом займа являются вещи, определяемые родовыми признаками.

Если иное не предусмотрено договором товарного кредита и не вытекает из существа обязательства, к такому договору применяются изложенные выше правила о займе.

Поскольку предметом займа являются вещи, законом предусмотрено, что условия о количестве, качестве, ассортименте, комплектности, таре и (или) упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров (ст. 465-485 ГК РФ), если иное не предусмотрено договором товарного кредита.

б) договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или вещей, определяемых родовыми признаками, может предусматриваться предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит), если иное не установлено законом. К коммерческому кредиту соответственно применяются правила ГК РФ о займе, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства (ст. 823 ГК РФ).

Например, заключен договор купли-продажи с отсрочкой платежа. Отсрочка платежа- это разновидность коммерческого кредита. Как следствие, указанный договор содержит в себе элементы купли-продажи и коммерческого кредита. При этом порядок уплаты отсроченной суммы (кредита) определяется, прежде всего, в разделе ГК РФ о купле-продаже. Правила о займе подлежат применению, только если они не противоречат этому разделу.

Если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства, к коммерческому кредиту применяются нормы о договоре займа (п. 2 ст. 823 Кодекса).

Проценты, взимаемые за пользование коммерческим кредитом (в том числе суммами аванса, предварительной оплаты), являются платой за пользование денежными средствами. При отсутствии в законе или договоре условий о размере и порядке уплаты процентов за пользование коммерческим кредитом судам следует руководствоваться нормами ст. 809 Кодекса.

Проценты за пользование коммерческим кредитом подлежат уплате с момента, определенного законом или договором. Если законом или договором этот момент не определен, следует исходить из того, что такая обязанность возникает с момента получения товаров, работ или услуг (при отсрочке платежа) или с момента предоставления денежных средств (при авансе или предварительной оплате) и прекращается при исполнении стороной, получившей кредит, своих обязательств либо при возврате полученного в качестве коммерческого кредита, если иное не предусмотрено законом или договором.

Согласно п. 3 ст. 809 ГК РФ, коммерческий кредит предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, в случаях, когда договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон[51].

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

Нормативные акты:

Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. - 25 декабря 1993 г.

Гражданский кодекс РСФСР от 11.06.64г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1964. - №24. - Ст. 406; 1966. - №32. - Ст. 771; 1973. - №51. - Ст. 1114; 1974. - №51. - Ст.1346; 1986. - № 23. - Ст. 638; 1987. - №9. - Ст. 250; 1988. - №1. - Ст. 1; 1991. - №15. - Ст. 494; 1992. - №15. - Ст. 768; - №29. - Ст. 1689; - №34. - Ст. 1966.

Основы Гражданского Законодательство Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года. // Ведомости ВС СССР, - 1991, - №26.

Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 5 декабря 1994 г. - N 32. - Ст. 3301; Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 29 января 1996 г. - №5. - Ст. 410; Собрание законодательства Российской Федерации. - 3 декабря 2001 г. - №49. - Ст. 4552.

Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 29 января 1996 г. - №5. - Ст. 410.

Гражданско-процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 года // Российская газета. – 2002. – №220.

Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая. Принят Государственной Думой 16 июля 1998 года. – Официальный текст с изменениями и дополнениями на 1 февраля 2006 г. Часть вторая. Принят Государственной Думой 19 июля 2000 года. – Официальный текст с изменениями и дополнениями на 1 февраля 2006 г. – М.: «Ось89», 2006. – 608 с.

Закон РФ от 9 октября 1992 г. № 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле» // Российская газета. – 4 ноября 1992.

Федеральный закон от 3 февраля 1996 г. N 17-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 5 февраля 1996 г. - N 6. - Ст. 492.

Федеральный закон от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 17 марта 1997 г. - №11. - Ст. 1238.

Федеральный закон Российской Федерации "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1593; СЗ РФ. 1996. N 26. Ст. 3032; СЗ РФ. 1997. N 9. Ст. 1028; СЗ РФ. 1997. N 18. Ст. 2099.

Федеральный Закон О защите прав потребителей (в ред. ФЗ от 25.11.2006 № 193 / / СЗ РФ, 2006, №12, ст. 140.

Федеральный закон от 19.06. 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» (в ред. Федеральных законов от 29.04.2002 N 42-ФЗ, от 26.11.2002 N 152-ФЗ, от 01.10.2003 N 127-ФЗ, от 22.08.2004 N 122-ФЗ, от 29.12.2004 N 198-ФЗ) // СЗ РФ 30. 06. 2000 г. № 25 ст. 2319.

Письмо Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. N 352 "О регулировании валютных операций на территории СССР (основные положения)" // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. - №12. – 1991. - С. 4.

Телеграмма ЦБР от 19 мая 1993 г. N 83-93 О применении "Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР", утвержденных Госбанком СССР 24 мая 1991 г. N 352 // Финансовая газета. - №22. - 1993 г.

Письмо ЦБР от 23 февраля 1995 г. N 26 "Об операциях коммерческих банков с векселями и изменениях в порядке бухгалтерского учета банковских операций с векселями" // Бизнес и банки. - N 11.

Специальная и научная литература:

Банковское дело. Под ред. В.И. Колесникова, Л.П. Кроливецкой. – М.: Финансы и статистика, 2005.

Брызгалин А.В., Берник В.Р., Головкин А.Н. Свод хозяйственных договоров и документооборота предприятий с юридическим, арбитражным и налоговым комментарием. В 2-х т. Т.1. / Под ред. к.ю.н. А.В. Брызгалина. Изд. 9-е, перераб. и доп. - Екб.: Издательство "Налоги и финансовое право", 2006.

Витрянский В. Проценты за пользование чужими денежными средствами. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 // Хозяйство и право. – 1998. - №12.

Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. - Харьков, 1958.

Владимирский - Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995.

Гуревич И.С. Очерки советского банковского права. - Л.: Юридическая литература, 1959.

Гражданское право. Обязательственное право: Учебник. Ч. 2 / Отв. ред. В.В. Залесский. М., 2004.

Гражданское право России. Обязательственное право: Курс лекций (Отв. ред. О.Н. Садиков). - М.: Юристъ, 2004.

Гражданское право. Том 2. Учебник. Издание пятое, переработанное и дополненное. // Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ПБОЮЛ А.В. Ротников, 2004.

Дубинчин А. Некоторые аспекты правового регулирования заемно-кредитных отношений в современных условиях // Хозяйство и право. – 2003. - №2.

Епишенков С.В.. Заем и кредит как самостоятельные институты гражданского права России. // Банкир. – 9 октября 2005.

Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана (Памятники римского права). - М.: Зерцало, 1997.

Залевский В.Г. Проблема соотношения терминов "государственный кредит" и "государственный заем" в теории и законодательстве // Законодательство. - №1. - январь 2002 г.

Ильин В.В., Макеев А.В., Павлодский Е.А. Вексельное право: Общие положения и юридический комментарий. М., 2005.

Иоффе О.С. Советское гражданское право. Т. 2. - Л.: Юридическая литература, 1961.

Касьянова Г.Ю. Коммерческий кредит // Российский налоговый курьер. – №8, - август 2003 г.

Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х книгах. Книга первая. – М.: Мысль. – 1995.

Комментарий к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей //под общ. ред. Брагинского М. И., М.: 2003.

Комментарий к части второй Гражданского Кодекса Российской Федерации для предпринимателей // под общ. ред. Брагинского М. И., М.: 2003.

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный) / Под ред. О.Н.Садикова – М.: Фонд «Правовая культура». – 2005.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части второй) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2005.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003.

Коммерческие и некоммерческие кредитно-заемные отношения: Монография / И. Белоцерковский, Д.В. Кандауров, М.В. Корнеев, А.В. Щепотьев; Тул. гос. ун-т. Тула, 2003.

Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 2004.

Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М., 2005.

Мейер Д.И. Русское Гражданское право. Часть 1. – М.: Серия «Классика российской цивилистики». – 1998.

Новоселова Л.А. Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений: М., 2003.

Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2004.

Орлова Е.В. Коммерческий кредит // Российский налоговый курьер. - №16. - август 2002 г.

Павлодский Е.А. Гл. 8 // Гражданское право России: Курс лекций. Ч. 1 / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1996.

Постатейный научно-практический комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации . Под ред. Эрделевского А.М. – М.: Фонд «Правовая культура». – 2006.

Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И.Б.Новицкого и проф. И.С. Перетерского. – М.: Юристъ, 1996.

Романовская В.Б., Курзенин Э.Б. Основы римского частного права. - Нижний Новгород. – 2000г.

Толмачев А. Товарный и коммерческий кредит: анализ действующего законодательства // Хозяйство и право. – 2004. - №11.

Хохлов С. А. Заем и кредит (гл. 42) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М., 2005.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд-во «Спарк» - 1995.

Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. – Тула. 2001.

Материалы судебной практики:

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2005 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 4 декабря 2005 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - март 2006 г. - №3.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 марта 2001 г. N 6721/00 "Отказывая в иске о взыскании суммы невозвращенного кредита, процентов за пользование и неустойки, суд не учел, что место исполнения денежного обязательства является место нахождения кредитора" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2001 г. - N 7.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, 1998 г. - №11.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. – 1996. - №9.

Постановление Президиума ВАС РФ от 12 сентября 2005 г. N 4991/05 // Вестник ВАС РФ, 2005. N 12.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 г. (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 17 января 2006 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - №4. - апрель 2006 г.



[1] См. Новицкий И.Б. Римское право. Учебник. М., 2002.

[2] Содержащиеся в источниках римского права указания относительно nexum неясны и противоречивы, поэтому не все исследователи римского права понимают nexum одинаково. См. Романовская В.Б., Курзенин Э.Б. Основы римского частного права. Нижний Новгород. 2000.

[3] См. Римское частное право. Учебник. Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 2001.

[4] См. там же.

[5] См. Законы XII Таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана (Памятники римского права). М., 1997.

[6] См. Романовская В.Б., Курзенин Э.Б. Основы римского частного права. Нижний Новгород. 2000.

[7]См. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1995.

[8] См. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3-х книгах. Книга первая. – М.: Мысль. – 1995.

[9]См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. – Тула. 2001.

[10]См.: Коммерческие и некоммерческие кредитно-заемные отношения: Монография / И. Белоцерковский, Д.В. Кандауров, М.В. Корнеев, А.В. Щепотьев; Тул. гос. ун-т. Тула, 2003.

[11] См. Закон РФ от 9 октября 1992 г. № 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле» // Российская газета. – 4 ноября 1992.

[12]См. Письмо Госбанка СССР от 24 мая 1991 г. N 352 "О регулировании валютных операций на территории СССР (основные положения)" // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. - №12. – 1991. - С. 4.

[13] См. Телеграмма ЦБР от 19 мая 1993 г. N 83-93 О применении "Основных положений о регулировании валютных операций на территории СССР", утвержденных Госбанком СССР 24 мая 1991 г. N 352 // Финансовая газета. - №22. - 1993 г.

[14] См. Федеральный закон от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ "О переводном и простом векселе" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 17 марта 1997 г. - №11. - Ст. 1238.

[15]См. Письмо ЦБР от 23 февраля 1995 г. N 26 "Об операциях коммерческих банков с векселями и изменениях в порядке бухгалтерского учета банковских операций с векселями" // Бизнес и банки. - N 11.

[16] См. ст. 807 ГК РФ.

[17] Ставка банковского процента конкретного банка может и не совпадать со ставкой рефинансирования Центробанка России. На практике при исчислении процентов зачастую исходят из тождественности этих понятий. В таком случае страдают интересы кредитора, поскольку ставка банковского процента, как правило, выше ставки рефинансирования.

[18] См. СЗ РФ. 1999. N 10. Ст. 1163; 2002. N 1 (ч. I). Ст. 2.

[19] См. ст. 823 ГК РФ.

[20] См. Постатейный научно-практический комментарий части второй Гражданского кодекса Российской Федерации . Под ред. Эрделевского А.М. – М.: Фонд «Правовая культура». – 2006.

[21] См. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, частивторой / Под ред. проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003.

[22] См. Постановление Президиума ВАС РФ от 23 апреля 2006 г. N 6385/95 // Вестник ВАС РФ, 2006. N 8.

[23] См. Постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 1997 г. по делу N 5589/97.

[24] См. Указ Президента РФ от 26 июля 1995 года N 765 "О дополнительных мерах по повышению эффективности инвестиционной политики Российской Федерации"

[25] см. также ст. 140, 141 и 317 ГК РФ.

[26] см. п. 4 ст. 213 и ст. 288. ГК РФ.

[27] См. п. 1 ст. 298 ГК РФ.

[28] См.п. 1 ст. 297 ГК РФ.

[29] См. п. 1 ст. 395 ГК РФ.

[30] См. п. 2 ст. 809 ГК РФ.

[31] См. Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2004.

[32] См. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, частивторой / Под ред. проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003.

[33] См. там же.

[34]См. Ильин В.В., Макеев А.В., Павлодский Е.А. Вексельное право: Общие положения и юридический комментарий. М., 2005.

[35] См. Коммерческие и некоммерческие кредитно-заемные отношения: Монография / И. Белоцерковский, Д.В. Кандауров, М.В. Корнеев, А.В. Щепотьев; Тул. гос. ун-т. Тула, 2003.

[36] См. п. 1 ст. 817 ГК РФ.

[37]См. п. 4 ст. 817 ГК РФ.

[38] См. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, частивторой / Под ред. проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003.

[39] См. там же.

[40] См. п. 2 Обзора практики применения арбитражными судами ст. 333Гражданского кодексаРоссийской Федерации - приложение к информационному письму ВАС РФ от 14 июля 1997 г. N 17.

[41] См. п. 1 ст. 811 ГК РФ.

[42] См. п. 2 ст. 811 ГК РФ.

[43] См. ст. 818 ГК РФ

[44] См. п. 2 ст. 414 ГК РФ.

[45] См. п.1ст.297 ГК РФ.

[46] См. ст. 810 ГК РФ.

[47] См. Постановление Президиума ВАС РФ от 12 сентября 2005 г. N 4991/05 // Вестник ВАС РФ, 2005. N 12.

[48] См. Постановление Президиума ВАС РФ от 14 декабря 2005 г. N 7627/05.

[49] См. См. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, частивторой / Под ред. проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2003.

[50] См. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 6 января 2005 г. "Истечение срока договора займа не является основанием для прекращения обязательств, вытекающих из договора займа, как по уплате основной суммы долга, так и процентов по нему" (извлечение) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - июль 2005 г. - №7.

[51] См. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Постановление Пленума ВАС РФ N 14 от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами".

Скачати

Схожі роботи

2011-10-07

Пропозиції та рекомендації щодо удосконалення чинного адміністративного законодавства. Напрями вдосконалення адміністративно-процесуального та адміністративно-деліктного законодавства в умовах адміністративної реформи

2015-09-26

В системе правоотношений, возникающих при обороте информации, особое место занимает институт государственной тайны. Важность и значимость этого института в эпоху информационных технологий, когда информация становится самым основным и ценным ресурсом в обществе, многократно возрастает.

2015-11-13

Конституционные принципы имеют объективный характер. Конституционные принципы рыночной экономики образуют основы экономического строя России, представляющие собой фундаментальные устои социально-экономического, правового и, в частности, конституционного строя.

2011-08-31

Поняття, правова природа і види (форми) подвійного оподаткування. Міжнародне правове регулювання усунення подвійного оподаткування. Еволюція правового регулювання запобігання міжнародному подвійному оподаткуванню

2015-12-25

Действующие в настоящее время система и процессуальная форма защиты прав в области трудовых правоотношений имеют свои особенности.