Дипломні » Право

Источники в современном гражданском праве

Повний текст роботи з малюнками та таблицями доступний при скачуванні. Скачати
Дата введення: 2015-12-27       62 ст.

Источники в современном гражданском праве

Содержание

Введение 3

Глава 1. Понятие источников гражданского права, гражданское

законодательство 6

1.1. Понятие источников гражданского права 6

1.2. Система нормативных актов гражданского права 12

Глава 2. Порядок применения норм гражданского законодательства 21

2.1. Действие гражданского законодательства во времени 21

2.2. Действие гражданского законодательства в пространстве

и по кругу лиц 26

2.3. Применение гражданского законодательства по аналогии 27

Глава 3. Виды источников гражданского права 30

3.1. Законы (законодательные акты) как источники гражданского

права 30

3.2. Другие законодательные источники гражданского права 34

3.3. Гражданское законодательство и нормы международного права 38

3.4. Обычаи делового оборота 41

3.5. Значение судебных и арбитражных решений. Судебный прецедент 45

Заключение 57

Библиография 62

Введение

Актуальность темы определяется тем, что кардинальные изменения социально-экономических отношений в российском обществе за последние 15 лет, вызванные трансформацией государственности и переходом Российской Федерации (далее - РФ) к рыночной экономике, заставляет пересмотреть российские нормотворческие органы свое отношение В гражданском обороте возникли новые экономические явления, связанные с признанием многообразия форм собственности и юридического равенства различных субъектов права. Это потребовало активного обновления инструментов правового регулирования различных сфер жизнедеятельности общества с учетом проводимых реформ. В результате сформирована современная правовая система, включающая большое количество нормативных актов рыночных гражданско-правовых институтов.

Конституция Российской Федерации как законодательная основа правовой системы провозглашает Российскую Федерацию демократическим федеративным правовым государством. Согласно общей теории государства и права правовое государство - это такое государство, где правит закон, и только закон. Нормотворчество в государстве, именующемся правовым, должно быть посвящено созданию во всех областях жизни общества необходимых условий для обеспечения и защиты прав граждан.

Закон признается обязательным для всех лиц без исключения и подлежит
неукоснительному исполнению. В правовом государстве закон, созданный
властью, стоит над ней, власть подчиняется закону.

Законы, включая Конституцию Российской Федерации (далее – Конституция РФ)[

81%D0%BE%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%BC%20%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%20%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B5%20(2007)..doc#_ftn1" name="_ftnref1" title="">1], Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ)[2], как и иные нормативные акты, должны отвечать одному из главных требований, предъявляемых к правовому источнику, - быть четкими, ясными и недвусмысленными, без каких-либо противоречий и издержек. Если принятый закон или иной нормативный акт содержит нормы, не отвечающие требованиям элементарной грамотности, то это означает, что применение таких источников права в случаях, например, спора сторон, сделки или в иных ситуациях может привести к негативным последствиям.

Среди проблем гражданского права особое значение имеет определение понятия и системы гражданского законодательства, установление круга входящих в его состав нормативно-правовых актов. Данная проблема лишь на первый взгляд может показаться незначительной, а на самом деле от варианта его решения зависят многие практические вопросы. В рамках этой проблемы следует выяснить вопрос о составе гражданского законодательства, о круге нормативных актов, входящих в него, их взаимодействие и, тем самым, решить проблемы, которые возникают либо могут возникать в правоприменительной практике.

Иерархическою последовательность системы источников гражданского
права России составляют общепризнанные принципы и нормы международного
права; Конституция Российской Федерации; международные договоры
Российской Федерации; федеральные конституционные законы; Гражданский
кодекс Российской Федерации; федеральные законы; нормативные акты СССР и
РСФСР, непротиворечащие действующему законодательству; нормативные
указы Президента Российской Федерации; нормативные постановления
Правительства Российской Федерации; ведомственные нормативные акты;
деловые обыкновения и обычаи делового оборота. В данной иерархии не
представлены законы субъектов Российской Федерации, потому что ими не могут регулироваться гражданско-правовые отношения, т.к. гражданское законодательство находиться в ведении Российской Федерации (п. «О» ст. 71 Конституции РФ).

Хочется заострить внимание на том, что довольно мало встречается исследовательских работ функциональные свойства источников гражданского права, недостаточно разработан ряд подходов в определении понятия и системы источника гражданского права. На наш взгляд тут довольно широкое поле для исследования.

Актуальность избранной темы исследования и недостаточность ее разработанности определили цели и задачи исследования.

Целью настоящей работы является всесторонний анализ совокупности теоретических разработок по проблемам гражданского права, исследование регулятивной природы нормативно-правовых актов для определения значения, места и роли источников гражданского права Российской Федерации.

Цель предусматривает решение ряда задач:

- исследовать понятие источников гражданского права;

- раскрыть порядок применения норм гражданского законодательства;

- определить виды источников гражданского права;

- исследовать прецедент как источник в российском гражданском праве, в связи с чем в работе было уделено внимание сравнительному анализу гражданского права и англосаксонского;

- сделать выводы по настоящему исследованию.

Предметом исследования являются: теоретические суждения об источниках гражданского права, совокупность законодательных и иных нормативных актов, регулирующих гражданские правоотношения в Российской Федерации; система и взаимосвязи нормативных правовых актов как элементов гражданского законодательства.

При написании данной дипломной работы использовалось действующее законодательство, материалы периодической печати, литература по гражданскому праву из которой хотелось бы выделить работы авторов: Г.Ф. Шершенивич, О.Н. Садиков, Е.А.Суханов, А.П. Сергеев, А.В. Хапов, Н.Д. Егоров и многие другие, чьи работы были приведены в нашем исследовании.

Соответственно с учетом характера и специфики темы, а также степени разработки затрагиваемых в ней проблем, построена структура дипломной работы, которая состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии.

Глава 1. Понятие источников гражданского права,
гражданское законодательство

1.1. Понятие источников гражданского права

Термин «источник права» пришел в современное правоведение из римского права. В теоретической литературе отмечается его многозначность. В данном случае речь идет о форме выражения правовых норм, имеющей общеобязательный характер. Установление или признание государством того или иного источника (формы) права имеет важное юридическое, в том числе правоприменительное, значение. Ведь только выраженные в таком источнике нормы права могут применяться для регулирования соответствующих отношений. Формально не признанный источник права, как и содержащиеся в нем правила поведения, не имеет юридического (общеобязательного) значения.[3]

Как известно, чтобы стать реальностью и успешно выполнять свои функции, право должно иметь внешнее выражение, которое одни ученые называют формами права, другие - источниками, третьи - и формами, и источниками одновременно. Г.Ф. Шершеневич полагал, что термин «формы права» более удачен. «Под этим именем следует понимать различные виды права, отличающиеся по способу выработки содержательных норм»[4]. Таким образом, понятием формы можно характеризовать весь арсенал средств, методов и способов, при помощи которых обществом решаются те или иные задачи правового регулирования.

Однако, более распространенным является представление, что: «термин «источник права», несмотря на его условность, является удобным в употреблении и к тому же традиционен для мировой юрисдикции»[5]. Термин же «форма права» менее конкретен, а по содержанию значительно шире, чем категория «источник права», он менее удачен для выражения рассматриваемого явления или свойства права, поскольку гораздо более многозначен.

В литературе выделяют несколько значений термина «источник права». Например, В.М. Баранов выделяет: а) источник права в материальном смысле; б) источник права в идеальном смысле; в) источник права в юридическом (формальном) смысле[6]. В материальном смысле под источником права понимаются те факторы, которые определяют содержание права. К ним принято относить материальные условия жизни общества, свойственные ему экономические отношения[7]. Это постоянно развивающаяся и воспроизводящаяся система социально-экономических отношений, общественные (прежде всего экономические) условия, оказывающие решающее воздействие на содержание правовых норм, социальную обусловленность права вообще[8].

Источник права в идеальном смысле - правовое сознание. Правовое сознание можно обозначить как совокупность идей, чувств, эмоций и т.п., на основании которых правоприменительные органы принимают решения по конкретным делам[9].

По мнению В.К. Бабаева, «господствующая правовая идеология, ведущие национальные идеи - главный источник права»[10]. Действующее законодательство не содержит отсылок к правосознанию, то есть непосредственно этот термин в текстах нормативно-правовых актов не воспроизводится. Но при этом, широко используются слова, словосочетания, означающие элементы правосознания (разумность, справедливость, общий смысл права и т.п.). Поэтому, думается, правосознание должно быть источником права.

Источник права в юридическом смысле показывает, где, в чем содержатся правовые предписания, как выражаются, в каком виде преподносятся обществу[11]. Понятие «источник права» определяет, куда надо посмотреть, для того, чтобы найти необходимое правило поведения, руководствоваться им, применять его и т.д. [12]. В юридическом значении источник права - это официальное хранилище - носитель действующих норм, резервуар правовых предписаний. Это внешняя, официальная форма выражения правовых норм, способ «документально-формальной фиксации» государством объективного права и гарантий его государственно-властного обеспечения. В юридическом смысле под источником права понимаются формы, посредством которых устанавливаются и получают обязательную силу правовые нормы; это способ выражения, закрепления правовых норм[13]. Источник права в юридическом значении - это документ, выполненный в письменной (либо электронной) форме, носитель информации о нормах права. [14]

Источник права есть итог правотворческой деятельности государства; либо прямого волеизъявления народа; либо согласования воли нескольких субъектов права; либо, наконец, весьма редко - результат санкционирования государственными органами правил поведения, существующих в течение определенного промежутка времени и не противоречащих интересам правящего класса (слоя)[15].

Под источником гражданского права в юридическом смысле понимается форма выражения гражданско-правовых норм, имеющих общеобязательный характер. Как справедливо заметил Н.М. Коркунов, источники права - это формы объективирования юридических норм, служащих признаками их обязательности в данном обществе и в данное время[16]. Это - формы выражения положительного права, которые имеют значение обязательных средств ознакомления с действующим правом[17].

Следовательно, в юридическом смысле под источником права понимаются формы, посредством которых устанавливаются и получают обязательную силу правовые нормы.

Существуют два основных источника гражданского права: законодательство, или нормативные акты, и обычай. Кроме того, к источникам гражданского права относятся международные договоры и судебная практика.

Расположенные с учетом их единства и дифференциации нормы гражданского права находят свое выражение в статьях различных правовых нормативных актов, которые принято именовать источниками гражданского права. Указанные нормативные акты в совокупности образуют гражданское законодательство. Вместе с тем следует иметь в виду, что в ГК РФ понятие «гражданское законодательство» используется в узком смысле. Статья 3 ГК РФ включает в понятие «гражданское законодательство» только Гражданский кодекс и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы. Иные акты, содержащие нормы гражданского права, выведены за пределы понятия «гражданское законодательство». Понятие гражданского законодательства в ст. 71 Конституции РФ используется в широком смысле, охватывающем не только законодательные, но и иные нормативные акты, содержащие нормы гражданского права.[18]

Обычай должен быть основан на сознании его необходимости, как правила поведения, на убеждении, что следует поступать непременно так, а не иначе в интересах общежития. Обычай живет в сознании народа, как закон. Этим признаком обычное право отличается от заведенного порядка, - говорит Г.Ф. Шершеневич, называемого еще обыкновением, который представляет собой также однообразно повторяемое применение правила, но без сознания его необходимости[19]. Такое правило всегда может быть устранено соглашением сторон, но оно является дополнением его, когда не исключено. Заведенный порядок примыкает к договору и так же, как и он, не составляет источника права. Обычное право и заведенный порядок необходимо отличать от обрядов, не имеющих вовсе юридического значения, например, требование угощения от контрагента или требование, чтобы свидетелями при венчании были холостые молодые люди.

Однако в ст. 5 ГК РФ не говорится о возможности обращения к обычаям, существующим в иных, некоммерческих, сферах, что надо считать пробелом Общей части ГК РФ. Но в ряде последующих статей ГК РФ содержатся отсылки к обычаям национальным (ст. 19) и местным (ст. 221). Поэтому надлежит считать, что ГК РФ допускает применение обычая в некоммерческих сферах, и юрисдикционные органы при обосновании выносимых ими решений на такие обычаи вправе ссылаться.

Обычай - это дополнительный источник права, когда он соответствует указанным в ст. 5 ГК РФ признакам. Обычно предъявляемые требования такого общего статуса в ГК РФ не получили и, следовательно, не должны приравниваться к обычаю. Вопрос об их содержании и применении должен в случае споров решаться судом с учетом широкого круга факторов, в том числе хозяйственных возможностей должника и кредитора. На основании обычных требований могут складываться обычаи, однако такая трансформация должна быть признана практикой их применения и получить свое подтверждение в наличии признаков обычая, названных в ст. 5 ГК РФ.

Более гибкий механизм преодоления пробелов в законодательстве представляет судебный прецедент. При наличии пробелов в праве, его отставании от жизни высшие судебные органы фактически издают нормы, вносящие изменения и дополнения в действующую систему нормативного регулирования общественных отношений. При этом судебный прецедент следует рассматривать в двух плоскостях: 1) судебный прецедент создает правоположение, которое отсутствует в нормативном акте, и тем самым преодолевает пробелы в законодательстве; 2) судебный прецедент дает разъяснения и толкование нормативно-правового акта.[20] Прецедентное право - систематизированная доктриной совокупность решений судов высших инстанций, подлежащих применению к аналогичным делам. Так прецеденты становятся источниками права. Решения судов откликаются на потребности практики и изменяют прежние решения. Право развивается постепенно, с сохранением полезных традиций. Сборники прецедентов сейчас существуют в машиночитаемом виде, что существенно облегчило их использование. [21]

Так, высшие судебные органы вправе давать судам «руководящие разъяснения» по вопросам применения законодательства. Такие разъяснения «в порядке судебного толкования» обычно принимаются ими в форме постановлений их пленумов, содержащих обязательное толкование действующих правовых норм. Эти акты не должны содержать новых норм права, однако закрепленное ими толкование содержания правовых норм является обязательным для соответствующей судебной системы, а тем самым и для сторон различных споров. Несмотря на то, что формально они не являются источниками права, их роль в установлении единообразного понимания и применения гражданско-правовых норм, безусловно, весьма велика.

Важное практическое значение имеют и публикуемые решения по конкретным делам (прецеденты в собственном смысле слова), а также обзоры практики рассмотрения отдельных категорий споров и иные рекомендации высших судебных инстанций 22. Определенным образом, ориентируя суды, а, следовательно, и участников судебных споров, в том числе потенциальных, они, таким образом в значительной мере предопределяют порядок, условия и последствия применения многих гражданско-правовых норм (даже при отсутствии конкретного спора). Не является источником права цивилистическая доктрина. Обоснованные учеными выводы обычно представляют собой результат доктринального (научного) толкования закона и других источников, но не имеют обязательного характера. Они могут быть учтены судом в качестве мнения сведущих лиц или стать основой предложений об изменении (усовершенствовании) законодательства, но в любом случае сами по себе не приобретают непосредственного юридического значения. [22]

Это же можно сказать и о разрабатываемых учеными-юристами на национальном и международном уровнях модельных (рекомендательных) законах и иных аналогичных документах.

Не могут считаться источниками права и индивидуальные акты, или акты локального характера, не содержащие общеобязательных предписаний (правовых норм). В сфере гражданского права часто используются конкретные уставы различных юридических лиц, договоры и т. п. Эти акты обязательны лишь для тех, кто их принял (не случайно говорят, что «договор - закон для двоих»). Поэтому они имеют значение для регулирования конкретных отношений, возникших между их участниками, в том числе при разрешении споров (разумеется, при условии их полного соответствия действующему законодательству). Именно с их помощью участники гражданских правоотношений могут самостоятельно организовывать и регулировать свои конкретные взаимосвязи.

Как источник гражданского права международные договоры Российской Федерации имеют приоритет перед ее гражданским законодательством. В случае, когда такой международный договор предусматривает иные правила, нежели национальное гражданское законодательство, применению подлежат правила этого договора (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, абз. 2 п. 2 ст. 7 ГК РФ).

При этом международные договоры применяются к гражданским правоотношениям непосредственно, если только из самого договора не следует необходимость издания для его применения внутригосударственного акта. Например, Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венская конвенция) подлежит непосредственному применению в качестве российского права (однако не к отношениям российских субъектов, а к тем ситуациям, на которые она распространяется в соответствии со своей сферой действия, обозначенной в ст. 1, т.е. к тем случаям, когда к договорам международной купли-продажи подлежит применению российское право).

Что касается общепризнанных принципов и норм международного права, то они, как и общие принципы гражданского права, определяют содержание и применение соответствующих гражданско-правовых норм. Их примером может служить принцип запрета ухудшения правового положения (дискриминации) иностранных граждан или юридических лиц по сравнению с национальными субъектами права. [23]

Таким образом, к числу источников гражданского права следует относить как законодательство (нормативные акты), так и международные договоры, а также торговые обычаи (а в странах «общего права» - прежде всего судебный прецедент). Это обстоятельство характеризует особое понимание источника права в гражданско-правовой сфере.

1.2. Система нормативных актов гражданского права

Для российского гражданского права характерно закрепление норм права в законах и подзаконных нормативных актах, которые в зависимости от юридической силы располагаются в строго определенной иерархической системе. Такое построение гражданского законодательства имеет важное теоретическое и практическое значение, связанное с тем, что в условиях многочисленности нормативных актов, регулируемых имущественные отношения, возникает ситуация, когда одни и те же правоотношения регулируются неоднозначно различными законами или подзаконными актами.

Понятие юридической силы включает в себя указания на место нормативного акта в общей системе источников права и зависит от конституционных полномочий и компетенции, которыми наделен орган, его издавший.[24]

Нормативный правовой акт – это изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

Федеральные законы, как основной источник российского гражданского права, подразделяются на федеральные конституционные законы и федеральные законы. Высшей юридической силой среди федеральных конституционных законов обладает КонституцияРФ, являющаяся основой для формирования гражданского законодательства[25]. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федераций. Таким образом, нормы Конституции, как и нормы всякого закона, это нормы прямого действия. Данное правило означает не только то, что в случае обнаружения противоречия нормативного акта Конституции России такой акт должен быть отменен Конституционным судом, но и, прежде всего, то, что в случае обнаружения противоречия нормативного акта Конституции России такой акт не должен применяться. Ни акты гражданского законодательства, ни иные правовые акты, ни акты органов исполнительной власти, не могут противоречить Конституции РФ.

Конституция содержит целый ряд норм о субъективных гражданских правах, тем самым предопределяя наличие и содержание норм гражданского законодательства. Такие нормы мы находим в ч. 2 ст. 6; ч. 1 и 2 ст. 8; ч. 2 ст. 9; ст. 15; ч. 1 ст. 19; ч. 1 ст. 21; ч. 1 ст. 22; ч. 1 и 2 ст. 23; ст. 25; ч. 1 ст. 27; ч. 3-5 ст. 29; ч. 1 и 2 ст. 30; ч. 1 и 2 ст. 34; ст. 35; ч. 1-3 ст. 36; ч. 1 и 2 ст. 37; ч. 2 и 3 ст. 38; ч. 1 и 2 ст. 40; ч. 1 ст. 41; ч. 1 ст. 44; ч. 1 и 2 ст. 45; ч. 1-3 ст. 46; ч. 1 ст. 48; ст. 52; ст. 53; ч. 1 и 2 ст. 54; ч. 1-3 ст. 55; ч. 3 ст. 56; ст. 57; ст. 60; ч. 3 ст. 62; ст. 71; ч. 1 ст. 72; ч. 1 и 2 ст. 74; ч. 1 и 4 ст. 75; ч. 1-3 ст. 118; ст. 126; ст. 127; ч. 1 ст. 130 Конституции. Столь подробное перечисление норм Конституции, имеющих хотя бы малейшее отношение к правам гражданским, выполнено нами исходя не только из их важности, но и из того обстоятельства, что на практике эти нормы далеко не всегда принимаются во внимание. Нередко случается и так, что об этих нормах просто не знают[26].

Другие федеральные конституционные законы принимаются в развитие тех или иных норм, заложенных в КонституцииРФ, способствуют защите и реализации всеми субъектами гражданского права своих гражданских прав и свобод.

Центральное место в системе гражданского законодательства занимает отраслевой кодифицированный нормативный акт- Гражданский кодекс Российской Федерации. Он имеет высшую юридическую силу среди всех нормативных актов, регулирующих гражданский оборот, в связи с прямым указанием на то, что все иные федеральные законы, содержащие нормы гражданского права, должны руководствоваться ГКРФ, если в самом Кодексе не предусмотрено иное (см. ст.22, 49, 197 ГКРФ). Круг общественных отношений, подпадающих под действие гражданского законодательства, довольно широк, и действующий ГКРФ предполагает принятие целого ряда федеральных законов, развивающих те или иные положения Кодекса (например, Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[27]).[28]

Гражданский кодексРФ повысил роль законодательного регулирования имущественных и личных неимущественных отношений, указав в своих нормах прямую отсылку к конкретным федеральным законам. Это дает возможность создания единой гражданско-правовой системы, регулирующей общественные отношения, в основе которых лежит ГКРФ.

Подзаконные нормативные акты и иные правовые акты, содержащие нормы гражданского права, принимаются в развитие и формирование механизма реализации принятых федеральных законов, а в некоторых случаях они издаются для правового регулирования тех сфер общественной жизни, которые прямо не урегулированы нормами федерального закона.

Указы ПрезидентаРФ обладают наибольшей юридической силой среди подзаконных нормативных актов и могут быть приняты по любому вопросу, входящему в компетенцию Президента, кроме тех положений, когда соответствующие правоотношения регулируются только федеральным законом.[29]

В указах Президента РФ могут содержаться нормы гражданского права двух категорий.

Одна категория преследует цель конкретизации норм гражданского права Российской Федерации и иных действующих федеральных законов.

Вторая категория норм предназначена для регулирования отношений, по которым законы еще не приняты или в принятии которых вообще нет необходимости. При этом предполагается, что Конституция и ГК РФ позволяют осуществлять правовое регулирование таких отношений указами Президента РФ. Это нормы оперативного характера, которые впоследствии могут быть инкорпорированы в заменяющие их федеральные законы, если таковые должны приниматься Федеральным Собранием РФ.[30]

Постановления ПравительстваРФ, содержащие нормы гражданского права, принимаются лишь на основании и во исполнение перечисленных выше актов более высокой юридической силы и должны соответствовать ГКРФ, другим федеральным законам и указам ПрезидентаРФ (ст.3 ГКРФ).

Как указано в п. 4 ст. 3 ГК РФ, Постановления ПравительстваРФ принимаются на основании и во исполнение ГК РФ и иных законов, указов Президента РФ. Так, в п. 4 ст.426 ГК РФ содержится норма, уполномочивающая Правительство РФ издавать правила, обязательные при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.).

ГК РФ не предусматривает возможности для Правительства РФ принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, выходящие за рамки их реализационно-обеспечительского назначения. В этом их отличие от норм, могущих содержаться в указах Президента РФ. И в этом же их позитивное значение, поскольку наряду с нормами ГК РФ и других федеральных законов они предназначаются для длительного использования. Иными словами, гражданско-правовые нормы, содержащиеся в постановлениях Правительства РФ, предполагаются нормами стабильного действия.[31]

Нормативные акты федеральных министерств и ведомств принимаются в том случае, если есть прямое указание на их издание в нормативных актах высшей юридической силы. Все нормативные акты федеральных министерств и ведомств, затрагивающие права и свободы граждан, подлежат обязательной государственной регистрации в Министерстве юстицииРоссийской Федерации и опубликованию в средствах массовой информации.

Так, Муниципальное предприятиег.Пскова «Управление капитального строительства» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению в полном объеме постановления Совета Министров РСФСР от 4 декабря 1974 года №624 «О дополнении и частичном изменении постановления Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960 года №1327 «О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР», ссылаясь на его несоответствие действующему гражданскому законодательству, а также нормам международного права. Кроме того, заявитель указал, что оспариваемое Постановление не было опубликовано официально и не может применяться.

Отказывая в удовлетворении заявления муниципального предприятия г.Пскова «Управление капитального строительства», суд первой инстанции правомерно исходил из того что оспариваемое Постановление принято до вступления в силу Конституции РФ, установившей в ст. 15 (часть3) правило о том, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Указание на обязательность опубликования в официальном издании изданных ранее нормативных правовых актов Совмина РСФСР в данной конституционной норме отсутствует.

Суд первой инстанции правомерно указал, что на момент принятия оспариваемого Постановления в законодательстве не имелось положения о том, что нормативные правовые акты Совета Министров РСФСР подлежат применению лишь при условии их официального опубликования.

Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1996г. №763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента РФ, Правительства РФ и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» не устанавливает обязательность и порядок опубликования нормативных актов Правительства РФ, изданных до вступленияв силу этого Указа, не определяет официальное печатное издание, в котором они должны быть опубликованы.

В настоящее время текст оспариваемого Постановления имеется в правовых информационных системах «Гарант», «Кодекс» и «Консультант Плюс».

Таким образом приведенные доводы подтверждают действительность Постановления Совета Министров РСФСР от 4 декабря 1974 года №624.

Необходимо отметить, что гражданским законодательством предусматривается ответственность федеральных органов власти и управления за нанесение гражданам и юридическим лицам убытков в результате применения тех нормативных актов министерств и ведомств, которые не соответствуют действующему гражданскому законодательству (ст.16 ГКРФ). Нормативные акты федеральных органов исполнительной власти приводятся в соответствие с вновь принятыми законамиРФ и подзаконными актами ПравительстваРФ в течение 30-ти дней после вступления их в силу, если в законе или ином правовом акте не указан другой срок распоряжения ПравительстваРФ «Оприведении нормативных актов федеральных органов исполнительной власти в соответствие с КонституциейРФ, законамиРФ и правовыми актами ПрезидентаРФ и ПравительстваРФ»[32].

Судебная и арбитражная практика не является источником гражданского права, т.к. судебные учреждения не обладают нормотворческими функциями и не создают нормы права, а лишь дают толкования по их применению. Постановления Пленумов Верховного СудаРФ, Высшего Арбитражного СудаРФ и судебные решения высших судебных органов по конкретному делу являются обязательными для всех лиц, участвующих в данном деле, а также для организаций и учреждений, должностных лиц и граждан, подпадающих под их действие, и подлежат обязательному исполнению на всей территории Российской Федерации. [33]

Входящие в гражданское законодательство нормативные акты составляют весьма значительный по объему законодательный массив. Их неизбежное обилие вызвано широтой и сложностью самого предмета гражданско-правового регулирования. Вместе с тем это обстоятельство затрудняет ознакомление с действующим гражданским правом и значительно усложняет установление необходимых взаимосвязей между составляющими его различными актами. Поэтому именно для гражданского законодательства первостепенное значение имеет решение проблемы его систематизации и упорядочения. К основным способам систематизации (упорядочения) законодательства, применяемым и в гражданско-правовой сфере, относятся инкорпорация, консолидация и кодификация.[34]

Инкорпорация - это более простая форма систематизации, которая заключается в объединении различных нормативно-правовых актов в сборники, расположение их в определенном порядке. Содержание нормативно-правовых актов, включаемых в инкорпоративные сборники или собрания законодательства, по существу не изменяется. В них не включаются лишь те нормы, которые отменены в законном порядке или признаны утратившими силу.

Официальная инкорпорация обычно оформляется в виде единого свода, собрания или иного сборника законов или других нормативных актов. Примерами такой инкорпорации являются Свод законов Российской империи, и Собрание действующего законодательства Союза ССР (которое не было завершено). Неофициальные инкорпорации представлены различными сборниками нормативных актов, обычнотематического характера.

Консолидацией называется такая форма систематизации, при которой нормативно-правовые акты дорабатываются, дополняются и объединяются в новый нормативно-правовой акт. Достоинством консолидации является возможность некоторой «расчистки» законодательства при его объединении путем отмены (пропуска) или замены явно устаревших или повторяющихся норм, однако без внесения изменений в их содержание[35].

Консолидационный акт является сводным нормативно-правовой актом - и это формально сближает его с кодификацией; а тот факт, что он по существу не вносит ничего нового в регулировании общественных отношении, роднит его с инкорпорацией. При большом количестве изменений (новелл), внесенных в закон или иной нормативный акт, используется также возможность его повторной официальной публикации в полном объеме (новеллизации), при которой старая редакция акта теряет силу. Такой прием, к сожалению редко используемый отечественным законодателем, значительно облегчает применение официального текста нормативного акта. Высшей формой систематизации законодательства является его кодификация, при которой принимается единый новый закон (реже - подзаконный нормативный акт), отменяющий действие ряда старых нормативных актов. Особенностью кодекса является построение его по определенной системе с непременным выделением общих положений (Общей части) и охват им всех основных правил соответствующей сферы, что предопределяет его центральное, стержневое место в общей системе нормативных актов. Поэтому кодекс становится главным источником права соответствующей отрасли.

В гражданском праве кодификация может носить общий (отраслевой) либо частный характер. В первом случае она выражается в принятии Гражданского кодекса, охватывающего все основные нормы и институты данной отрасли права. Во втором - в принятии закона, в том числе в форме кодекса, регулирующего определенную узкую (отраслевую или межотраслевую) группу общественных отношений (например, Жилищного кодекса, Кодекса торгового мореплавания, Воздушного кодекса и т. п.), для которых возможна разработка и некоторых реальных, а не надуманных общих положений.[36]

Так, в связи с введением в действие с 1 января 2008 года части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 18 декабря 2006г. №231-Ф3 «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»[37] признается утратившим силу ряд законодательных актов.

Расположенные с учетом единства и дифференциации нормы гражданского права находят свое выражение в статьях различных правовых нормативных актов (в дальнейшем – нормативные акты или правовые акты) которые принято именовать источниками гражданского права. Указанные нормативные акты в совокупности образуют гражданское законодательство. Вместе с тем следует иметь ввиду, что в гражданском кодексе понятие «гражданское законодательство» используется в узком смысле. Статья 3 ГК РФ включает в понятие «гражданское законодательство» только ГК РФ и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы. Иные акты, содержащие нормы гражданского права выведены за пределы понятия «гражданского законодательства». Обусловлено это, по-видимому, тем, что принятие законов является прерогативой законодательной власти. Органы же исполнительной власти не должны законодательствовать. Поэтому указы Президента РФ и постановления Правительства РФ названы «иные правовые акты», а содержащие нормы гражданского права акты федеральных министерств, комитетов и иных ведомств именуются «нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти».

Таким образом, нормы гражданского права могут быть закреплены как в законах, так и в подзаконных нормативных актах. Все эти нормативные акты в зависимости от юридической силы, расположены по определенной строгой иерархической системе, в которой значение нормативного акта определяется его юридической силой. Чем больше юридическая сила нормативного акта, тем выше его положение в системе гражданского законодательства. Такое построение нормативных актов гражданского законодательства имеет не только теоретическое, но и важное практическое значения. В виду многочисленности нормативных актов гражданского законодательства и не совершенства законодательной техники встречаются ситуации, когда различные нормативные акты по-разному решают один и тот же вопрос. В таком случае применяются нормативные акты имеющие большую юридическую силу.

Глава 2. Порядок применения норм гражданского законодательства

2.1. Действие гражданского законодательства во времени

Гражданское законодательство периодически обновляется и в нем появляются новые нормы гражданского права, а устаревшие нормы прекращают свое существование. С другой стороны, на территории Российской Федерации постоянно возникают общественные отношения, которые по своим признакам входят в предмет гражданского права. В связи с этим важно четко определить, с какого момента вступает в действие та или иная норма гражданского права и на какие отношения она распространяется.[38] Порядок введения в действие гражданских законов осуществляется в соответствии с Конституцией РФ (п. 3 ст. 15), Федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат федерального Собрания»[39].

Согласно ст. 1 Федерального закона от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ Гражданско-правовые нормативные акты, будучи федеральными, вступают в силу одновременно на всей российской территории по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

Значение этого правила трудно переоценить. Гражданско-правовые законы содержат в себе правила, которыми должны руководствоваться участники гражданского оборота в своей предпринимательской или повседневной бытовой деятельности. Руководствоваться же этими правилами участники гражданского оборота могут только в том случае, если они будут иметь возможность ознакомиться с содержанием указанных правил. Последнее достигается путем официального опубликования нормативных актов гражданского законодательства. Только в этом случае можно требовать от участников гражданского оборота исполнения гражданско-правовых законов и привлекать их к ответственности за нарушение содержащихся в них правил. Датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона считается первая публикация его полного текста в «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации».

Так, день 11 марта 1996 года, которым датирован выпуск «Собрания законодательства Российской Федерации» с текстом Федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах» не может считаться днем его обнародования. Указанная дата, как свидетельствуют выходные данные, совпадает с датой подписания издания в печать, и, следовательно, с этого момента еще реально не обеспечивается получение информации о содержании закона его адресатами.

В «Российской газете» оспариваемый Федеральный закон был опубликован 13 марта 1996 года. Именно этот день должен быть признан днем официального его опубликования. Следовательно, данный Закон в части, ухудшающей положение налогоплательщиков, не подлежит введению в действие ранее 24 марта 1996 года, когда истекает десятидневный срок с момента его опубликования.[40]

В целях более оперативного ознакомления участников гражданского оборота с вновь принятыми гражданскими законами последние могут быть опубликованы в иных печатных изданиях, а также доведены до всеобщего сведения (обнародованы) по телевидению и радио, разосланы государственным органам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям, переданы по каналам связи, распространены в машиночитаемой форме. Для удобства их практического использования гражданские законы могут быть опубликованы и в виде отдельного издания, как это имеет место в отношении ГК РФ. [41]

Подписанные Российской Федерацией международные договоры согласно ст. 30 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»[42] публикуются в Собрании законодательства РФ (если согласие на такой договор было дано в форме федерального закона) или в ежемесячном Бюллетене международных договоров.

К сожалению, как показывает практика, такие договоры опубликовываются зачастую со значительным опозданием. Это может создать в ряде случаев проблемы с их применением в РФ. Следует согласиться с В.П. Звековым и Б.И. Осмининой, которые предлагают установить предельный срок (конечно, практически осуществимый) для опубликования вступивших в силу для РФ международных договоров, предусмотрев с учетом ч. 3 ст. 15 Конституции, что международные договоры РФ, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, подлежат официальному опубликованию не позднее дня вступления их в силу для РФ. Для этого необходимо ускорить внесение соответствующих изменений и дополнений в Федеральный закон «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания». Путем внесения соответствующего дополнения в упомянутый Закон следует решить также вопрос об опубликовании тех международных договоров РФ, аутентичные тексты которых составлены на иностранных языках. В этом случае договор опубликовывался бы на одном из этих языков с официальным переводом на русский язык.[43]

Международные договоры Российской Федерации межведомственного характера публикуются в официальных изданиях этих органов, например, транспортные конвенции - в «Сборнике правил перевозок и тарифов железнодорожного транспорта» и в виде отдельных тарифных руководств. Сложилась также практика публикации некоторых международных договоров в «Российской газете» (в еженедельных приложениях) и в газете «Российские вести».

Международные договоры, заключенные государствами участниками СНГ, публикуются в официальном издании актов СНГ в Минске.

Иной порядок вступления в силу гражданского закона применяется также тогда, когда принимается либо сложный по содержанию, либо большой по объему закон, требующий более длительного времени для ознакомления и уяснения его содержания, а также тогда, когда не все положения нового гражданского закона вводятся в действие одновременно. В таких случаях, как правило, принимается специальный закон о порядке введения в действие нового гражданского закона. Например, принятый Государственной Думой 24 ноября 2006 г. Федеральный закон от 18 декабря 2006г. №231-Ф3 «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Как правило, все правовые нормы нового закона вступают в действие одновременно. Вместе с тем при введении в действие значительных по объему и сфере действия гражданских законов некоторые его положения могут быть введены в действие либо раньше, либо позже основной массы содержащихся в нем норм права. Так, если большинство положений части первой ГК РФ было введено в действие с 1 января 1995 г., то гл. 4 ГК РФ была введена в действие со дня официального опубликования ч. 1 ГК РФ, т.е. с 8 декабря 1994 г. Введение же в действие главы 17 ГК РФ было отложено до дня введения в действие Земельного кодекса РФ. Введение изменений в статьи 2, 11, 35, 49, 54, 64, 128, 129, 131, 138, 139, а также дополнения в гл. 8 новой статьи вступят в силу с 1 января 2008, т.е. когда вступит в силу Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. № 231-ФЗ.

Согласно п. 1 ст. 4 Гражданского кодекса РФ акты гражданского законодательства обратной силы не имеют, вместе с тем в абз. 2 этого же пункта законодателю предоставлено право придавать гражданскому закону и обратное действие. Отметим, что российский законодатель это право активно использует.

Гражданский закон может предусмотреть распространение своего действия и на отношения, возникшие до вступления его в силу. Так, ст. 12 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»[44] устанавливает, что действие статей 1069 и 1070 ГК РФ распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался невозмещенным. Действие статей 1085 - 1094 указанного Кодекса распространяется также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года, и причиненный вред остался невозмещенным. В данном случае обратная сила была придана норме не с момента причинения вреда (возникновения правоотношения), а с более поздней даты, но ранее вступления в силу нового закона.

Едва ли, однако, можно безоговорочно согласиться с распространением данного положения на действие подзаконных актов. Представляется, что эти последние в принципе не должны содержать указаний о придании им обратной силы, если только такая возможность не основана на прямом указании закона.

Другая ситуация связана с длящимся характером многих гражданских правоотношений. Если, например, закон изменил продолжительность давностного срока по какому-либо требованию, возникшему до введения его в действие, но предъявленному в суд после этого момента, то какой срок - старый или новый - должен в этом случае применяться (разумеется, при отсутствии специальных прямых указаний закона на этот счет)? В соответствии с общим правилом п. 2 ст. 4 ГК новый закон применяется также к правам и обязанностям, которые возникли хотя и после введения его в действие, но на основе существовавших до этого момента правоотношений. Следовательно, требование, предъявленное в суд после введения в действие нового закона, подпадает под действие новых давностных сроков, хотя его основой и служит ранее возникшее правоотношение[45].

Особые правила предусмотрены для договоров, заключенных до введения в действие нового закона (устанавливающего в этом отношении обязательные, императивные предписания), но исполняемых после этого момента. С тем чтобы обеспечить точное, надлежащее исполнение взятых на себя сторонами договора обязательств, отражающее важнейший принцип договорного права, закон сохраняет здесь силу за условиями ранее заключенного договора (п. 2 ст. 4 и п. 2 ст. 422 ГК РФ), несмотря на их противоречие новым императивным правилам. Тем самым, в сущности, как бы продлевается действие старого, ранее действовавшего законодательства, на котором основывались условия заключенных договоров.

Конечно, в новом законе может быть прямо предусмотрено распространение его действия и на отношения, вытекающие из ранее заключенных договоров. Например, Закон о введении в действие части второй ГК РФ в ч. 1 ст. 8 распространил действие правил Кодекса об основаниях, последствиях и порядке расторжения договоров отдельных видов на все действующие договоры независимо от даты их заключения. В этом случае общее правило п. 2 ст. 422 ГК РФ не применяется.

2.2. Действие гражданского законодательства в пространстве

и по кругу лиц

Что касается правила о действии гражданского законодательства в пространстве, то оно состоит в следующем - акты гражданского законодательства действуют на всей территории, подведомственной принявшему их органу, то есть на всей территории Российской Федерации. Существуют 2 исключения:

- в силу указания самого закона территориальные границы его действия или действия его отдельных норм может быть ограничен. Например, действие нормативного акта может быть ограничено районами Крайнего Севера;

- законодательство одной страны в определенных случаях и по определенным вопросам может применяться на территории другой страны: например, стороны внешнеторгового контракта, руководствуясь принципом свободы договора, могут условиться о рассмотрении возникших между ними споров по правилам материального права страны истца, то есть по гражданскому законодательству другой страны.

Действие гражданского законодательства по кругу лиц состоит в том, что акты гражданского законодательства распространяется на всех лиц, находящихся на территории, в пределах действия гражданского законодательства. К указанным лицам относятся граждане, юридические лица. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. В порядке исключения допускается возможность определения круга лиц, на которых распространяется та или иная норма. Кроме того, на лицо (гражданина или юридическое лицо) одного государства может распространяться действие гражданского законодательства другого государства.

Вместе с тем имеют место случаи, когда в самом нормативном акте установлено или вытекает из его смысла, что он применяется не ко всем, а лишь к определенной группе лиц. Так, в самом Законе РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей»[46] установлено, что он распространяет свое действие только на тех субъектов гражданского права, которые относятся к потребителям и предпринимателям. Из смысла Федерального закона «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» вытекает, что он применяется только к юридическим лицам, расположенным на территории Российской Федерации.

2.3. Применение гражданского законодательства по аналогии

Широта и сложность регулируемых гражданским правом отношений могут вызвать к жизни ситуации, прямо не урегулированные гражданско-правовыми нормами. Такой пробел, не восполняемый ни условиями заключенного договора, ни обычаями делового оборота, устраняется с помощью аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ) и аналогии права (п.2 ст. 6 ГК РФ). Аналогия закона выражается в том, что к соответствующим отношениям применяются нормы гражданского законодательства, регулирующего сходные отношения.

Применение аналогичного закона должно подчиняться определенным условиям. Этим условиям согласно ст. 6 ГК выступают:

- наличие пробела в законодательстве;

- нерегулируемость соответствующего отношения соглашения сторон;

- отсутствие пригодного для применения обычая делового оборота;

- наличие сходной нормы закона, не противоречащей природе данного правоотношения.

Следует согласиться с Т.Е. Абовой и Т.Ю. Кабалкиной, которые считают, что содержащаяся в п.1 ст.6 ГК ссылка на соглашение сторон неправомерна, поскольку соглашение сторон как таковое не относится к числу источников гражданского права. Более того, именно оно чаще всего является объектом применения аналогии закона (a№alogia legis) и права (a№alogia juris). Аналогия закона имеет приоритет перед аналогией права. Аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались лишь в гражданско-процессуальном законодательстве.[47]

Под аналогией закона понимается применение к соответствующему отношению закона, регулирующего сходные отношения. Применяться должен только закон, а не какой-либо иной нормативный акт, в том числе указ Президента РФ и постановление Правительства РФ. К числу сходных относятся, например, отношения, возникающие из регулируемого законом однотипного договора (договора подрядного типа, договора, связанного с пользованием имуществом, и т.п.).

Так, ст. 5 Семейного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ[48] регламентирует, что ели отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством, соглашением сторон и при отсутствии норм гражданского права, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяются нормы семейного и (или) гражданского права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). При отсутствии таких норм права и обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного и (или) гражданского права (аналогия права).

Не будет являться аналогией закона отсылка к регламентации сходных отношений, установленная законодательным порядком, например распространение правил о статусе обществ с ограниченной ответственностью на общества с дополнительной ответственностью (п. 3 ст. 95 ГК РФ). Ведь здесь речь идет не о пробеле в законе, а об особом юридико-техническом приеме, способе регулирования.

При отсутствии сходного правового регулирования для конкретного отношения может использоваться аналогия права (п. 2 ст. 6 ГК). Под аналогией права понимается применение к соответствующему отношению общих начал и смысла гражданского законодательства с учетом требований добросовестности, разумности и справедливости, которыми должны руководствоваться субъекты данного отношения. Только в случае, когда использование аналогии закона оказывается невозможным, допустимо применение аналогии права.

Общие начала и смысловое назначение гражданского законодательства закреплены в ст.1 и 2 ГК РФ. Кроме того, при применении аналогии права правоохранительные органы должны пользоваться и другими общими положениями, содержащимися в ГК.

Требования добросовестности, разумности и справедливости, предъявляемые к субъектам отношений, подпадающих под действие аналогии права, определяют характер поведения субъектов в период возникновения и существования данных отношений. «Добросовестность» означает фактическую честность субъектов в их поведении, «разумность»- осознание правомерности своего поведения, «справедливость»- соответствие поведения субъектов господствующим в обществе морально-этическим и нравственным нормам.[49]

Таким образом, аналогия права допустима при наличии пробела в законе, не восполнимого с помощью аналогии закона (т. е. при отсутствии нормы, регулирующей сходные отношения), а также с соблюдением названных выше критериев. При этом реальное применение аналогии права в судебной практике является крайне редким, исключительным случаем.

Практическая необходимость аналогии продиктована тем, что закон запрещает судам отказывать в рассмотрении дела и защите прав, ссылаясь на отсутствие соответствующего закона, нормы права (ст.11.5 ГК). Поэтому представляются незаконными и необоснованными имеющиеся на практике случаи отказа в приеме исковых заявлений со ссылкой на то, что не принят соответствующий закон (тем более, те или иные правила, инструкции и т.п.). Следует подчеркнуть, что правила об аналогии закона и аналогии права используются в гражданском праве только при применении законодательства в строгом смысле слова, т. е. федеральных законов. Они не могут распространяться на действие подзаконных нормативных актов, а имеющиеся в них пробелы не могут восполняться подобным образом.

Глава 3. Виды источников гражданского права

3.1. Законы (законодательные акты) как источники гражданского права

Основным законом гражданского права в большинстве современных государств традиционно является гражданский кодекс, устанавливающий важнейшие нормы этой отрасли права и систему, содержание и юридическую терминологию других актов гражданского законодательства. Наличие такого кодекса обеспечивает единство обширного гражданского законодательства, устойчивость системы входящих в него актов, облегчает правоприменительную деятельность и свидетельствует о надлежащем уровне национального законодательства. [50]

Гражданский кодекс РФ является третьим по счету в российской истории. Первый Гражданский кодекс был принят в 1922 г. в период нэпа и знаменовал собой окончательное признание новой властью имущественного (товарно-денежного) оборота. Он учитывал многие положения дореволюционного проекта Гражданского уложения, хотя, разумеется, прежде всего закреплял экономические основы нового строя. В 1961-1964 гг. была осуществлена вторая кодификация гражданского законодательства. Она выразилась в принятии общесоюзных Основ гражданского законодательства 1961 г. и в разработанных на их базе (а потому в значительной мере дублировавших друг друга) республиканских гражданских кодексах (ГК РСФСР был принят одним из последних, в 1964 г.). Эта кодификация в полной мере отражала характер огосударствленной, плановой экономики и другие особенности тогдашнего общественного строя. Переход к рыночной организации экономики потребовал и реформирования ее законодательного оформления. Первым актом нового, «рыночного» законодательства, в едином комплексе охватившим весь предмет гражданско-правового регулирования (и, по сути, предназначенным играть роль кодекса), стали Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. В связи с распадом Союза ССР они не вступили в действие и были специально ратифицированы Российской Федерацией лишь в 1993 г. (в части, не противоречащей новым российским законам).

Основную же роль в реформировании имущественных отношений в России должны были сыграть ее собственные законы и президентские указы. Нередко они содержали взаимные (и даже внутренние) противоречия и, как правило, отличались низким уровнем юридической проработки. Созданный ими беспорядок в организации имущественного оборота сделал особенно насущной задачу новой гражданско-правовой кодификации, которая и решается принятием Гражданского кодекса. И с этой точки зрения основополагающее место Гражданского кодекса в системе источников гражданского права приобретает принципиальное значение.

После провозглашения в 1991г. государственного суверенитета России и принятия в 1993г. Конституции РФ был разработан новый ГК РФ, часть первая которого вступила в силу с 1 января 1995г., часть вторая - с 1 марта 1996г., часть третья – с 1 марта 2002 г. и с 1 января 2003 вступает в силу часть четвертая. ГК РФ основан на принципах рыночной экономики, закрепленных в Конституции РФ, и дает новую и более полную регламентацию гражданско-правовых отношений по сравнению с ранее действовавшим ГК РФ. Настоящий Кодекс включает 68 глав, 1224 статьи, с разбивкой на общую и особенную части, с последующим делением на различные подотрасли, институты, отдельные нормы.

Часть первая ГК РФ содержит три обширных раздела (1. Общие положения; 2. Право собственности и другие вещные права; 3. Общая часть обязательственного права); часть вторая посвящена отдельным видам обязательств, часть третья - нормам наследственного права и международного частного права, часть четвертая будет регулировать институты интеллектуальной собственности - патентное и авторское право.

Значение гражданского кодекса определяется тем, что «предметные» (отраслевые) рамки гражданского права фактически определяются гражданским кодексом и вопрос о включении (или не включении) того или иного закона в систему гражданского законодательства и права должен решаться на основании Гражданского кодекса. Ведь какую бы позицию по данному вопросу мы не занимали, следует согласиться, что ни один иной закон кроме ГК не определяет рамки гражданского права и законодательства. Аналогичная ситуация наблюдается и в других отраслях права, будь то уголовное право, таможенное право, налоговое право и т.д. Все это позволяет утверждать, что гражданский кодекс занимает особое место, не является «рядовым» законом.

Другой вопрос – взаимоотношения Гражданского кодекса с другими законами и актами, содержащими нормы гражданского права. Несмотря на то, что данный вопрос имеет чрезвычайно важное значение для правоприменительной практики, в юридической литературе нет единства взглядов на проблему соотношения гражданского кодекса и других актов, содержащих нормы гражданского права. Позиции цивилистов по данной проблеме можно разделить на две группы. Одно направление в юридической науке, т.е. позиция тех цивилистов, которые отрицают примат Гражданского кодекса перед другими актами гражданского законодательства, опирается на формально догматический подход: поскольку Конституция не закрепляет приоритета одних законов над другими, это означает, что они обладают одинаковой юридической силой.[51]

Представители второй группы считают, что Гражданский кодекс должен иметь более высокую юридическую силу, нежели другие акты гражданского законодательства. Представители данного направления в гражданско-правовой науке обосновывают свою позицию, прежде всего, с точки зрения его целесообразности. По их мнению, Гражданского кодекса – труд многих цивилистов и заслуживает того, чтобы иметь приоритет по отношению к другим законам. Помимо этого, используются и другие аргументы. Во-первых, с общеправовых позиций кодифицированные акты всегда имеют преимущество по сравнению с обыкновенными. Во-вторых, традиционно большинство теоретиков придавали кодексам большее значение по сравнению с иными законами. В-третьих, на такую мысль наталкивает правовая традиция.[52]

С позиций современного гражданского права, второе направление следует признать правильным, согласно ст. 3 нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.

Федеральный закон является одним из множества нормативно-правовых актов, существующих в системе источников гражданского права Российской Федерации. Под нормативно-правовым актом понимается официальный документ правотворчества компетентного органа, содержащий в словесно-письменной форме юридические нормы, а также положения, отменяющие или изменяющие действующие нормы. Суть нормативно - правового акта, составляют юридические нормы, объединяемые в совокупность положений с единством содержания и, как подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, внутренней связью по предмету определения[53].

Нормативно-правовой акт, как источник права, обладает рядом признаков, позволяющих отличить его от других источников гражданского права. Во-первых, нормативно-правовой акт содержит в себе правовые нормы либо положения, отменяющие или изменяющие действующие правовые нормы. Во-вторых, нормативно-правовой акт распространяет свое действие на какой-то вид общественных отношений, а не на отдельно взятое отношение. В-третьих, действие нормативно-правового акта направлено на индивидуально неопределенный круг лиц, т.е. адресуется любому субъекту права, попавшему в ситуацию, регулируемую данным актом. В-четвертых, акт рассчитан на применение неограниченное количество раз, т.е. он действует постоянно, т.е. его действие не исчерпывается однократным применением. В-пятых, для нормативно-правовых актов характерна формальная определенность, т.к. данный акт должен обладать формой, воспроизводящей содержание акта, при этом нормативно-правовой акт может быть, выражен не только в словесно-письменной форме, но и любой другой доступной для понимания, например, схемы, таблицы, математические формулы и т.д..

Закону, как нормативно-правовому акту, разумеется, присущи все указанные выше признаки нормативно-правового акта, но при этом закон обладает высшей юридической силой, по сравнению с иными нормативными актами, включая нормативные указы Президента Российской Федерации, нормативные постановления Правительства Российской Федерации, нормативные документы различных министерств и ведомств.

Одним из признаков закона является, как известно, особый порядок принятия законов, который отличен от более простого порядка издания указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ.

Следует отметить, что законы, - источники гражданского права, принимаются в большинстве случаев как специальные по отношению к ГК РФ, за исключением тех законов, которые вносят поправки в текст самого Кодекса.

Нормативные акты СССР и РСФСР в отдельных случаях действуют в настоящее время в качестве источников гражданского права, если они не отменены и не противоречат Конституции РФ, ГК РФ и иным позднее принятым законам. На сегодняшний день действует более 50 законов, этой категории, принятых до вступления в действие ГК РФ. В сфере гражданского законодательства правовое значение до сих пор имеют и отдельные положения Гражданского кодекса РСФСР в части регулирования вопросов авторского и смежных прав. Помимо ГК РСФСР вопросы авторских и смежных прав регулируют нормы и других актов советского законодательства. Например, положение Закона СССР от 10 июля 1991 г. № 2328-I «О промышленных образцах»[54].

3.2. Другие законодательные источники гражданского права

Важную группу законодательных источников гражданского права образуют указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. ГК именует их «иные правовые акты» (п.6 ст.3), и этот термин используется во многих последующих статьях ГК РФ. В юридической литературе эта группа правовых норм обозначается также термином «подзаконные акты». Необходимость принятия названных правовых актов обусловлена следующими обстоятельствами. Во-первых, несмотря на то, что Гражданский кодекс определил круг отношений, регулируемых только федеральными законами, в настоящее время многие из них еще не приняты и соответствующие отношения регламентируются актами Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, которые действовали еще до вступления в силу Гражданского кодекса РФ. Единовременно заменить их законами практически невозможно. Во-вторых, указы Президента Российской Федерации, акты Правительства Российской Федерации выполняют и свою, специфическую регулятивную функцию. В ряде случаев нормы, содержащиеся в этих актах, детализируют (конкретизируют) правовые установления законов. Кроме того, ряд законов содержит прямые отсылки к иным правовым актам, которые непосредственно должны урегулировать соответствующие моменты, и т.д. Однако в любом случае указы Президента Российской Федерации и акты Правительства Российской Федерации не могут выходить за рамки общих направлений, установленных законодательством, противоречить его установлениям.

Согласно ст.80 Конституции РФ Президент РФ определяет основные направления внутренней и внешней политики государства. Эта конституционная норма позволяет Президенту РФ издавать указы по широкому кругу вопросов, прежде всего в области регулирования предпринимательской деятельности, а также защиты прав граждан.

Среди многочисленных указов Президента Российской Федерации немало таких актов, которые содержат в себе нормы гражданского права. На основании и во исполнение законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права. Например, постановлением Правительства Российской Федерации от 8 сентября 2006г. №554 утверждены Правила транспортно-экспедиционной деятельности[55]. Постановления Правительства Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации. В противном случае они в соответствующей части не подлежат применению.

Постановления Правительства Российской Федерации также относятся к числу подзаконных нормативных актов.

На основании и исполнение ГК РФ и иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права. Законодательная компетенция Правительства РФ определена в Федеральном конституционном законе от 17 декабря 1997г. «О Правительстве Российской Федерации»[56] достаточно широко и предусматривает регулирование в социально-экономической сфере (ст.13), управление федеральной собственностью (ст.14), обеспечение свободы экономической деятельности (ст.14). Акты Правительства РФ нормативно-правового характера издаются в форме постановлений, акты по оперативным и текущим вопросам - в форме распоряжений.

Указанные постановления Правительства Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации. В противном случае постановление Правительства Российской Федерации может быть отменено Президентом Российской Федерации (п. 3 ст. 115 Конституции РФ). Те постановления Правительства Российской Федерации, в которых содержатся нормы гражданского права, входят в систему гражданского законодательства.

Среди постановлений Правительства РФ по общим вопросам гражданского права необходимо назвать Основные положения порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд от 14 августа 1993г.[57], Правила поставки газа от5февраля 1998г.[58], Правила бытового обслуживания населения от15августа 1997г.[59].

Гражданско-правовые нормы могут содержаться и в нормативных актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомственные нормативные акты). Эти федеральные органы согласно п.7 ст.3 ГК РФ могут принимать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами, решениями Президента РФ и Правительства РФ. Тем самым в настоящее время ГК РФ существенно ограничил сферу нормотворческой деятельности министерств и других федеральных органов исполнительной власти.

К сожалению, раньше ведомственные нормативные акты нередко своим содержанием противоречили законам и подзаконным нормативным актам, обладающим более высокой юридической силой, что в значительной степени обусловливалось стремлением ведомств защитить интересы входящих в их систему организаций за счет ущемления интересов граждан. Так, установленные ст. 246 ГК 1964 г. права покупателя в случае продажи ему вещи ненадлежащего качества практически были сведены на нет Типовыми правилами обмена промышленных товаров, купленных в розничной торговой сети государственной и кооперативной торговли, утвержденными приказом Министерства торговли СССР и Государственного комитета стандартов Совета Министров СССР от 1 февраля 1974 г- № 19/19. Поэтому в связи с постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. «О введении в действие Закона РФ «О защите прав потребителей»[60] Правительство РФ 28 мая 1992 г. приняло постановление № 359 «Об отмене ведомственных нормативных актов, регулирующих отношения в области прав потребителей»[61]. До введения в действие Конституции РФ к числу источников гражданского права относились и нормативные акты, издаваемые местными органами власти и управления. Статья 71 Конституции РФ установила, что гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации. В соответствии с этим органы власти и управления субъектов Российской Федерации и муниципальные образования не вправе издавать нормативные акты, содержащие нормы гражданского права.[62]

Иными федеральными органами являются Центральный банк РФ (Банк России), созданные в рамках новой системы государственного управления и подчиненные непосредственно Правительству РФ федеральные службы, прежде всего, служба по финансовым рынкам и антимонопольная служба. В случаях, установленных законами, указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ, нормативно-правовое регулирование вправе осуществлять по вопросам своей компетенции и вновь созданные федеральные агентства, входящие в структуру министерств.

В некоторых крупных и важных предпринимательских сферах число ведомственных актов остается значительным. По вопросам использования федеральной собственности изданы приказы Министерства имущественных отношений РФ (ныне - Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом); рынок ценных бумаг регламентируется правилами и инструкциями, изданными ФКЦБ (ныне - Федеральная служба по финансовым рынкам); условия транспортировки грузов и пассажиров определяются правилами перевозки, утвержденными транспортными министерствами. В области кредитования и расчетов изданы важные инструкции ЦБР.

Правительством РФ 13 августа 1997г. утверждены Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации[63], которые предусматривают, что такие акты издаются в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений; форма писем и телеграмм не допускается.

Более полно предмет и форму ведомственных нормативных актов определяют соответствующие законы Российской Федерации, например транспортные уставы и кодексы, а также положения оминистерствах и иных федеральных органах, утверждаемые Правительством РФ. [64]

3.3. Гражданское законодательство и нормы международного права

Россия является активным участником международных экономических и культурных связей и сотрудничества. Это означает, что все более расширяются отношения с участием иностранных предпринимателей. В силу отмеченного обстоятельства российское гражданское законодательство, как и законодательство других стран, вынуждено включать немало норм, относящихся к такого рода отношениям.

Указанные нормы определяют гражданско-правовой статус иностранных физических и юридических лиц, права иностранцев на оказавшееся на территории РФ имущество, порядок совершения и содержания внешнеэкономических сделок (контрактов), применения гражданско-правовых последствий причинения вреда иностранцам и иностранцами на территории России и др. Складывающиеся при этом отношения регулируются как общими нормами гражданского законодательства, так и нормами специальными, рассчитанными на отношения, «осложненные участием иностранного элемента».

Вместе с тем важную роль в регулировании такого рода отношений играет международное право. Соответствующие указания на этот счет содержатся в самой Конституции РФ. В силу п. 4 ст. 15 Конституции «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Приведенное положение воспроизведено и в п. 1 ст. 7 Кодекса. Это означает, что при регулировании общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, применяются общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации.

Общепризнанные принципы и нормы международного права содержатся в Уставе ООН, декларациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, документах и заявлениях других универсальных международных организаций и конференций, решениях Международного Суда. Для правильного понимания таких принципов и норм необходимо их надлежащее истолкование и учет тех конкретных практических ситуаций, к которым они применяются. Для гражданского законодательства особое значение имеет международно-правовой принцип уважения прав человека и его основных свобод, выраженный во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г[65].

Международными договорами признаются соглашения, заключаемые Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами) либо с международной организацией в письменной форме и регулируемые международным правом, независимо от того, содержатся ли такие соглашения в одном или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от их конкретного наименования[66]. Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, входящим в предмет гражданского права, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. При этом указанным актам Конституцией РФ придана более высокая юридическая сила, чем нормативным актам российского гражданского законодательства. Так, п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 2 ст. 7 ГК устанавливают, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством Российской Федерации, применяются правила международного договора. Последнее имеет, чрезвычайно важное значение для вхождения Российской Федерации в мировую экономику. [67]

Международные договоры могут быть межгосударственными, межправительственными и межведомственными и именоваться договором, соглашением, конвенцией, протоколом, обменом письмами или нотами и т.д. (ст.1 названного Закона).

Среди международных актов особое место занимают многосторонние договоры (конвенции), имеющие прямое отношение к регулированию гражданских отношений. Следует прежде всего указать на Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венскую конвенцию)[68]. Указанная Конвенция состоит из 101 статьи. Они посвящены порядку заключения соответствующих договоров, правам и обязанностям контрагентов, средствам правовой защиты, применяемым при нарушении сторонами своих обязанностей, определению момента перехода риска случайной гибели передаваемых по договору товаров, обеспечению поставок товаров отдельными партиями и др.

Россия является участником и других аналогичных актов, включая, в частности, Конвенцию о договоре международной дорожной перевозки грузов (имеются в виду автомобильные перевозки)[69], Афинскую конвенцию о перевозке морем пассажиров и их багажа[70], Патентную конвенцию по охране промышленной собственности[71], ряд других конвенций, в том числе Всемирную (Женевскую) конвенцию об авторском праве, Женевские вексельные конвенции[72] и др.

Гражданский Кодекс в п. 2 ст. 7 предотвращает возможные коллизии международного и национального законодательства. Вопрос решается в пользу первого: «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора». В настоящее время соответствующая норма о приоритете международного договора по отношению не только к гражданским правоотношениям, но и к любой иной отрасли права включена в Конституцию РФ (п. 4 ст. 15).

Пункт 3 ст. 7 ГК РФ следует понимать расширительно. Положения международных договоров Российской Федерации имеют приоритет не только перед нормами гражданского законодательства, как оно определено в п.2 ст.3 ГК РФ, но и перед правилами правовых актов, названных в п.6 ст.3 ГК РФ, а также всеми другими нормами гражданского права Российской Федерации.

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации, будучи составной частью правовой системы Российской Федерации, образуют тем не менее в рамках этой единой системы самостоятельный правовой блок, имеющий практически важные юридические особенности. Это выражается, во-первых, в особом порядке официальной публикации международных договоров и их изменений и, во-вторых, в особенностях их толкования, которое должно осуществляться с учетом их международного характера и правил толкования, содержащихся в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.[73], участником которой является Российская Федерация. При применении международных договоров должны также учитываться их понимание и практика применения другими государствами.

3.4. Обычаи делового оборота

В современной цивилистике выделяется разграничение понятий «обычай делового оборота», «обычай» и «деловое обыкновение».

С точки зрения Н.Д. Егорова, под деловыми обыкновениями понимаются установившиеся в гражданском обороте правила поведения. Сами по себе деловые обыкновения не являются источником гражданского права. Однако в тех случаях, когда государство правовым актом санкционирует деловое обыкновение, последнее приобретает юридическую силу правовой нормы и входит в систему гражданского законодательства. В настоящее время из всех деловых обыкновений законодатель особо выделяет обычаи делового оборота, которые применяются исключительно в сфере предпринимательской деятельности.[74]

Е.А. Суханов выделяет обычаи имущественного оборота, обыкновения, «заведенный порядок» и обычаи делового оборота. Он говорит о том, что российское гражданское право придает значение источника права обычаям, сложившимся в сфере обязательственных отношений. При исполнении договорных и иных обязательств их стороны обязаны руководствоваться «обычно предъявляемыми требованиями» при отсутствии специальных требований законодательства или условий обязательства (ст. 309 ГК). Такого рода «обычные требования» по существу и представляют собой обычаи имущественного оборота. Закон иногда придает юридическое значение и иным обычаям, например в сфере вещных отношений (ст. 221 ГК). В основе обыкновений также могут лежать общепризнанные обычаи. От обыкновений отличается «заведенный порядок». Такой порядок (сложившаяся практика взаимоотношений) совсем не обязательно составляет какой-либо обычай или обыкновение имущественного оборота.[75]

Иная точка зрения у О.Н. Садикова[76]. Он признает, что источником гражданского права является обычай, под которым понимаются правила, сложившиеся в результате их длительного практического применения (ввиду практической целесообразности) и получившие признание государства. Чаще всего речь идет об обычаях в сфере предпринимательской деятельности, так как в ст. 5 ГК не говорится о возможности обращения к обычаям, существующим в иных, некоммерческих, сферах, что надо считать пробелом Общей части ГК. Но в ряде последующих статей ГК содержатся отсылки к обычаям национальным (ст. 19) и местным (ст. 221). Поэтому надлежит считать, что ГК допускает применение обычая в некоммерческих сферах, и юрисдикционные органы при обосновании вьшосимых ими решений на такие обычаи вправе ссылаться. Во многих статьях ГК РФ говорится и об «обычно предъявляемых требованиях», которыми надлежит руководствоваться. Понятия «обычай делового оборота» и «обычно предъявляемые требования» не являются тождественными. На основании обычных требований могут складываться обычаи, однако такая трансформация должна быть признана практикой их применения и получить свое подтверждение в наличии признаков обычая, названных в ст. 5 ГК РФ.

А. Федоров говорит не об обычаях вообще, а только об обычаях делового оборота как источниках гражданского права. В систему источников гражданского права вводятся обычаи делового оборота, применяемые в области предпринимательской деятельности. [77]

Некоторые ученые-цивилисты, чьи точки зрения по данному вопросу заявляют о том, что наличие и содержание обычаев делового оборота, применяемых к конкретным правонарушениям, в т.ч. обычаев, выраженных в устной форме, относятся к сфере доказательственного права. При этом сторона вправе доказывать существование обычая и, напротив, его отсутствие, используя любые допускаемые правом доказательства. Однако некоторые ученые и юристы-практики ставят под сомнение правомочность такого подхода. По мнению С.Ю. Краснова, подобная позиция относительно порядка применения судами обычаев делового оборота противоречит общей теории права, которая признает такие обычаи, как и все иные обычаи, своеобразными нормами, которые не могут подлежать доказыванию в суде, как и нормы законов.[78]

В то же время наблюдаются попытки со стороны государства взять под свой контроль формирование обычаев и этики делового оборота, причем не только в предпринимательской среде, но и в других профессиональных сообществах, деятельность которых в силу закона не может быть предпринимательской. [79]

Законодатель также выделяет термин «деловой обычай». В п.1 ст. 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно документально. Указанный пункт придает обычаю в области предпринимательской деятельности значение источника права и именует его обычаем делового оборота. В законодательстве Российской Федерации используется и другой термин - «торговый обычай»[80]. В заключенных Российской Федерацией международных договорах речь идет об обычае[81]. Система обычаев делового оборота в Российской Федерации еще не сложилась (исключение - обычаи морских портов), однако по мере упрочения рыночных отношений обычаи в этой области должны получить развитие и применение.

В п.4 постановления пленума Верховного суда Российской Федерации и пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [82] в качестве примера обычая названы «традиции исполнения тех или иных обязательств». Однако сами по себе традиции исполнения - еще не обычай; они становятся обычаем только при наличии всех названных в п.1 ст.5 ГК РФ признаков обычая:

а) сложившегося, т.е. устойчивого и достаточно определенного в своем содержании;

б) широко применяемого;

в) не предусмотренного законодательством правила поведения;

г) в какой-либо области предпринимательства.

Обычаи делового оборота необязательно должны быть зафиксированы в письменном документе, хотя нередко они имеются и являются желательными, ибо это вносит определенность в отношения сторон и исключает возникновение коммерческих споров. Национальные торгово-промышленные палаты (в Российской Федерации действуют федеральная и региональные торгово-промышленные палаты) изучают существующие обычаи и публикуют их для сведения заинтересованных лиц.

Пунктом 2 ст.5 ГК РФ предусмотрено, что обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются. Положения этого пункта, не содержащие прямого указания о соотношении обычая и диспозитивной нормы, дополняются правилом п. 5 ст. 421 ГК РФ, согласно которому обычаи делового оборота применяются к условиям договора, если они не определены самими сторонами или диспозитивной нормой (понятие диспозитивной нормы содержится в п.4 ст.421 ГК РФ).

Обычаи делового оборота должны приниматься во внимание также при толковании условий договора (ст.431 ГК РФ).

Из сопоставления ст.5 «Обычаи делового оборота» и ст.6 «Применение гражданского законодательства по аналогии» ГК РФ следует, что суд или другой правоприменительный орган не только может, но и обязан при обнаружении в правовом либо ином нормативном акте пробела, который не восполняется договором, применить обычаи делового оборота.

Правовое значение обычаев делового оборота состоит в том, что по очередности применения они находятся после нормативных актов и договора. В этой связи в ст.5 предусмотрено, что обычаи делового оборота, которые противоречат обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договора, не применяются.

3.5. Значение судебных и арбитражных решений. Судебный прецедент

Возникающие между субъектами гражданского права споры, число которых за последние годы заметно возросло, разрешаются судами общей юрисдикции (споры с участием граждан) и арбитражными судами (споры предпринимателей). Высшие органы этих судебных систем - Пленумы - наделены правом давать нижестоящим судам руководящие разъяснения о правильном применении норм действующего законодательства, которые имеют форму постановлений. [83]

Правотворческая деятельность судов в правовой системе России формально не признается, в доктрине интерпретируется противоречива, но реально существует и через высшие судебные инстанции влияет на развитие права, так же как это имеет место в ряде других стран европейского континента (Греция, Нидерланды, Италия, ФРГ и др.). Так, после введения в действие ГК РФ на основании его норм высшими судебными инстанциями Российской Федерации был издан ряд важных разъяснений. Особое значение имеет Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996г. №6/8. Каково значение таких разъяснений? Ранее в теории и практике преобладало мнение, что правовые нормы могут создаваться только уполномоченными на то государственными органами, а задача суда и арбитража - применять действующие правовые нормы, и их решения источником права не являются, а представляют собой акты толкования закона.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского областного суда отменила решение Петропавловск-Камчатского городского суда по делу по заявлению прокурора г. Петропавловска-Камчатского о признании недействительным и недействующим со дня принятия постановления первого заместителя градоначальника г. Петропавловска-Камчатского от 2 марта 2004 года № 326 «О частичном изменении порядка начислении коммунальных платежей», указав следующее.

В соответствии с п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 года № 2 под нормативным правовым актом понимается изданный в установленном порядке акт управомоченного на то органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица, устанавливающий правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

Как следует из оспариваемого прокурором постановления, оно не устанавливает правовые нормы (правила поведения), обязательные для неопределенного круга лиц, поскольку адресовано УЖКХ г. Петропавловска-Камчатского (Слепченко) и РКЦ по ЖКХ г. Петропавловска-Камчатского (Федоровой). Вынесенное постановление основано на ст. 27 Федерального закона от 5 августа 2000 года № 118-ФЗ «О введении в действие ч. 2 Налогового кодекса РФ и внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ о налогах» и носит рекомендательный характер.

По этим основаниям суд первой инстанции не вправе был принимать данное заявление прокурора, поскольку постановление нормативным правовым актом не является.[84]

В случае неполноты или несогласованности правовых предписаний должен ставиться вопрос о дополнении действующего законодательства.

Однако ввиду неизбежных в законодательстве пробелов в процессе применения правовых норм суд и арбитраж для урегулирования возникающих споров бывают вынуждены в некоторых случаях выходить за формальные рамки действующего гражданского законодательства, не дожидаясь внесения в него изменений. Со ссылкой на этот практический опыт в юридической литературе было высказано мнение о том, что решения судов и арбитражей, формулируемые в общей форме в постановлениях их высших органов по разъяснению норм законодательства, имеют нормативный характер. Вдальнейшем было предложено именовать их правоположениями. По существу, это является признанием за постановлениями высших судебных органов свойств дополнительного источника гражданского права. [85]

В английской правовой системе, равно как и в системе англосаксонского (общего) права в целом, никогда не возникало серьезных споров и сомнений относительно того, является ли прецедент источником права или не является, содержит ли он в себе новые нормы или принципы («зачатки» правовых принципов) или не содержит. Ответ, подготовленный судебной практикой Великобритании, всегда был положительным.

Необходимость признания судебного прецедента источником права в РФ назрела уже давно, поскольку в условиях кардинальных перемен общественной жизни государству крайне необходим полный контроль за вновь складывающимися общественными отношениями, для чего необходима сложившаяся система права, которая будет реально работать. Чтобы избежать декларативного характера правовых норм, необходимо учитывать не только нормативные акты, но и судебную практику, стоящую ближе к жизни, поскольку она отражает реальное положение дел в стране.[86]

Понятие «судебный прецедент» в научной литературе является одним из наиболее дискуссионных.

М.Н. Марченко считает, что в природе нет «универсального» явления под названием «прецедент», как нет и аналогичного ему и адекватно отражающего его понятия, одинаково «приложимого» к любой национальной правовой системе, включая правовую систему России, или правовой семье. В каждой национальной правовой системе и правовой семье имеют место свои особенности судейского права и, соответственно, судебного прецедента, а нередко - свое собственное представление о том, что собой представляет судебный прецедент.[87]

Часто говорят, что система прецедентного права состоит из неписанного «права, создаваемого судьями» (judge made law - англ.), в то время как гражданское право основано на кодексах законов. Сегодняшнее право в Соединенных Штатах создается по большей части законодательной властью. Но тем не менее вышеприведенное определение «права, создаваемого судьями» до некоторой степени верно. Исторически значительная часть американской системы прецедентного права стала результатом судебных решений, особенно в таких важных областях, как право собственности, контракты и гражданские правонарушения, известных в странах гражданского права под общим названием «частных правонарушений».[88]

Тоже самое и в Англии. Сами судьи не спешат с этим безоговорочно соглашаться, указывая на все же вспомогательную роль судебных прецедентов относительно позитивного законодательства, то есть, на вторичность прецедентов относительно прямого указания законодателя, парламента. Иными словами, закон, каким бы ни был этот закон, не оставляет английским судам иного выбора, как подчиниться воле законодателя, поскольку акты парламента имеют абсолютный приоритет в английском суде. Другое дело, когда парламентарии, а до того королевская власть, не обозначили четко и однозначно свою позицию по какому-либо вопросу, вынесенному на решение английского суда. В этом последнем случае суды выполняли и продолжают до настоящего времени выполнять функцию своеобразного тигля, в котором обычаи и здравый смысл английского народа переплавлялся в судебные прецеденты, образующие нормы общего права - в необходимое дополнение к правовым нормам, устанавливаемым парламентом. Со временем в стране сформировалась целостная система судебных прецедентов - со своей иерархией, правилами и процедурами нормотворчества.[89]

В странах же гражданского права, напротив, были разработаны и приняты обширные кодексы законов по таким разделам, как права личности, вещественное право, юридические обязательства и право наследования, а также уголовные, процессуальные кодексы и своды законов по коммерческому праву.

Но было бы неправильно сказать, что прецедентное право - это неписанное право. Судебные решения, интерпретирующие законы, существуют в письменном виде и всегда были доступны для пользования. С самого раннего времени (хорошим примером служит Великая Хартия вольностей) существовало «законодательство» - то, что в системе гражданского права называется «принятыми законами». В Соединенных Штатах к нему относятся конституции (как федеральная, так и отдельных штатов), а также законодательные акты, принятые Конгрессом США и законодательными собраниями штатов. [90]

Кроме того и на федеральном уровне, и на уровне штатов значительная часть права уже сведена в кодексы. Например, на федеральном уровне существует Федеральный налоговый кодекс. Законодательные собрания штатов приняли единые кодексы в сферах уголовного и коммерческого права.

Тем не менее следует отметить, что многие законодательные и правовые акты просто закрепляют решения, принятые в системе прецедентного права. Судебные решения, дающие толкования конституциям и законодательным актам, также сами по себе становятся источниками права, так что представление об американской системе как о «праве, создаваемом судьями», остается в целом верным.

В то же время в странах с гражданским правом не все право кодифицировано в смысле организации в единые всеобъемлющие законодательные акты по всем областям. Иногда принимаются отдельные законы по конкретным вопросам без внесения их в соответствующие кодексы. Эти законы просто действуют параллельно с более общим гражданским или уголовным кодексами юридической системы.

В Соединенных Штатах судебные решения имеют силу закона и должны соблюдаться гражданами, юристами и, конечно же, самими судами. Это отражается в «концепции прецедента», выраженной в латинской фразе stare decisis - «решение должно оставаться в силе». Решения, принятые вышестоящим судом, имеют обязательную силу для нижестоящего суда той же юрисдикции по одинаковым или схожим делам. [91]

Эта традиция, унаследованная Соединенными Штатами от Англии, где не все решения судов автоматически образуют судебный прецедент, имеющий силу обязательной для следования судами нормы права. При сложившейся на сегодняшний день иерархии английских судов, силу прецедента будут иметь решения высших судебных инстанций - апелляционного суда (Court of Appeal) и палаты лордов (House of Lords) - в отношении всех нижестоящих судей, включая судей Высокого суда правосудия (High Court of Justice), судов графств (cou№ty courts) и магистратских судов (magistrature). Здесь имеются в виду так называемые «обязывающие прецеденты» (bi№di№g precede№ts - англ.), создаваемые решениями высших судов, обязательные для всех судов по нисходящей линии, которые, таким образом, должны руководствоваться указанными прецедентами при принятии собственных решений по аналогичным делам.[92]

Россия в этом плане не является исключением. В практике Высшего Арбитражного Суда РФ за последние годы широкое распространение получили информационные письма о применении норм ГК РФ и крупных федеральных законов, которые рассылаются от имени Президиума ВАС РФ и публикуются в Вестнике ВАС РФ. В Бюллетене ВС РФ стали публиковаться ответы на поступающие вопросы, связанные с применением гражданского законодательства, причем такие ответы завершаются указанием, что они утверждены постановлением Президиума ВС РФ.

Однако, правовое значение таких писем и ответов в нормах действующего законодательства не определено. Они отражают практику применения высшими судебными инстанциями норм гражданского законодательства, и их следует считать актами судебного толкования норм права. Поэтому выводы названных писем и ответов должны учитываться при совершении гражданско-правовых сделок и разрешении возникающих имущественных споров.

Что касается решений, выносимых судами общей юрисдикции и арбитражными судами по конкретным гражданско-правовым спорам, то они не могут считаться источником гражданского права, поскольку имеют индивидуальный характер и отражают особенности отдельных споров. Однако такие решения дают материал для правильного понимания и применения действующих правовых норм и должны внимательно изучаться. Наиболее важные судебные и арбитражные решения публикуются в ежемесячных журналах «Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации» и «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации». В необходимых случаях к ним даются комментарии специалистов.

В осуществлении судебной власти в Российской Федерации участвует ныне также Конституционный Суд РФ. Согласно ст.125 Конституции РФ и закону об этом суде он разрешает дела о соответствии Конституции РФ актов законодательства РФ, а также актов ее субъектов по вопросам, относящимся к ведению государственных органов Федерации.

Правовая природа решений Конституционного Суда РФ оценивается в литературе по-разному: как акты толкования и как акты нормативного характера в области конституционного права. Преобладающей становится вторая точка зрения, которую подтверждает содержание многих вынесенных Конституционным Судом РФ постановлений[93]. Нормативный характер постановлений Конституционного Суда, как и любого нормативно-правового акта, состоит в том, что они, во-первых, имеют общеобязательный характер, будучи рассчитанными на неопределенный круг лиц; во-вторых, они с неизбежностью предполагают многократное применение[94].

За последние годы в постановлениях Конституционного Суда РФ с конституционно-правовых позиций был дан ответ на ряд важных и недостаточно урегулированных вопросов гражданского права, в частности о неприкосновенности частной собственности, правах добросовестного приобретателя, свободе договора, защите имущественных прав субъектов гражданского права. По своему содержанию эти акты выходят за рамки толкования норм гражданского права и имеют более широкое нормативное значение[95].

Изложенное О.Н. Садикову позволяет сделать вывод, что в силу общей обязательности постановлений Конституционного Суда РФ даваемые в них разъяснения в отношении содержания и применения норм гражданского законодательства следует считать дополнительным источником гражданского права[96].

Однако, А.Т. Бикчинтаев делает другой вывод, с которым можно согласиться: «постановления Конституционного Суда РФ по вопросам толкования Конституции РФ, а также по делам о проверке конституционности того или иного закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, выступают в качестве источников права»[97]. Правовая природа постановлений Конституционного Суда РФ позволяет рассматривать их как юридические источники конституционного права[98]. При этом они являются источниками не только конституционного, но и гражданского и других отраслей российского права.

В странах прецедентного права однажды решенное в высшей судебной инстанции дело становится отныне «эталонным», обязательным для следования нижестоящими судами в их последующих решениях.

Только первый - по времени его создания - прецедент будет иметь силу закона, соответственно, любые последующие судебные решения, если они противоречат ранее созданному прецеденту, автоматически окажутся недействительными, как только «потерявшийся» по судейской невнимательности, per i№curiam, прецедент будет восстановлен в своем изначальном статусе.[99]

Хотя в гражданском праве решения вышестоящих судов не имеют силы закона для последующих схожих дел (как это имеет место в прецедентном праве), на практике во многих странах с гражданским правом нижестоящие суды обычно следуют решениям вышестоящих вследствие убедительной аргументированности их решений. Тем не менее, согласно принципам гражданского права, судья юридически не связан предыдущим решением вышестоящего суда по такому же или аналогичному делу и полномочен полностью проигнорировать это решение.

Россия также не стала исключением, так как все чаще и чаще наряду с законами негласно используют судебный прецедент для разрешения аналогичных дел.

Так, 24.09.2005 судья ВС РФ Романенков И.С. установил, что исковое заявление Миронова Р.П. не может быть принято к рассмотрению ВС РФ, так как заявителем оспариваются положения приложений № 1, 3 к порядку осуществления ежемесячной выплаты отдельным категориям граждан в РФ от 30.11.2004, которые уже были оспорены в ВС РФ по делу № ГКПИ2005-1417 по заявлению другого лица - Журавлева С.В. Также 09.08.2004 ВС РФ было возвращено и заявление Гладкова В.М., пытавшегося оспорить отдельные положения Правил внутреннего трудового распорядка исправительных учреждений от 30.07.2001, нарушающего, по мнению заявителя, именно его права, но по содержанию которых 07.07.2004 судом было вынесено решение по делу № ГКПИ2004-487 по заявлению другого лица - Иванова Ф.Н.[100]

В Постановлении Пленума ВС РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении»[101] устанавливается, что суду следует учитывать, помимо процессуального закона и материальных норм:

постановления КС РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими либо не соответствующими Конституции РФ нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах «а», «б», «в» ч. 2 и в ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения;

постановления Пленума ВС РФ, принятые на основании ст. 126 Конституции РФ и содержащие разъяснения вопросов, возникших в судебной практике при применении норм материального или процессуального права, подлежащих применению в данном деле;

постановления Европейского суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в данном деле.

Особенность теории и практики применения прецедента обусловлена тем, что в силу исторически сложившегося характера отношений между федеральными судебными органами и судами штатов в США нет «высшей судебной власти на федеральном уровне, которая бы могла координировать и обобщать весьма различную и противоречивую судебную практику на уровне отдельных штатов». Это означает, что в стране нет такого судебного органа, который бы (например, в России это делает Верховный Суд РФ), занимаясь обобщением практики применения нижестоящими судами тех или иных нормативно-правовых актов, принимал бы по результатам ее обсуждения «руководящие» или иные, прецедентные по своему характеру, разъяснения.

Несмотря на то, что значительная часть американского права не сведена в кодексы законов, она тем не менее систематизирована и организована по предметам. Юридические энциклопедии и трактаты, написанные учеными профессорами и практикующими юристами, излагают право в логической последовательности, как правило, давая историческую перспективу. Эти авторитетные книги содержат справочную информацию об основах и конкретных принципах права по различным правовым разделам, а также ссылки на соответствующие законы и юридические решения. Просмотр сводов законов и опубликованных в виде книг дел, называемых сборниками судебных решений, существующих сейчас и в электронном формате - довольно несложное дело.[102]

В Англии с XIX века составление и издание сборников судебных прецедентов переведено на системную основу. За соблюдением стандартов в этой сфере наблюдает учрежденный в 1865 году Совет по изданию судебных решений (Cou№cil of Law Reporti№g), профессиональная неправительственная организация, включающая представителей основных юридических профсоюзов Англии. С 1953 года Совет издает Еженедельные сборники судебных решений (Weekly Law Reports). Данные сборники, охватывающие практически все значимые решения высших судебных инстанций, пользуются заслуженным авторитетом среди юристов, благодаря особой тщательности подготовки публикаций.[103]

Важно отметить, что в системе прецедентного права авторы трактатов имеют меньший вес, нежели в системе гражданского права. В странах гражданского права их работы часто считаются источниками права и используются для разработки доктрин по конкретным правовым вопросам. В системе гражданского права судьи придают соображениям авторов трактатов большое значение. [104]

Страны прецедентного права гордятся тем, что почти всегда можно объяснить логически, с позиций «разумного человека»(reaso№able ma№ - англ.). Развитие этого права идет «от жизни». Однако что касается практической стороны использования прецедентов, проблема заключается в том, что спорящим сторонам мало найти подходящий судебный прецедент, что само по себе не просто, прецедент надо представить суду надлежащим образом, имея в виду убедить суд, что «ratio decide№di» судебного решения, на который делается ссылка, прямо обязывает суд решить дело по прецеденту в интересах соответствующей стороны. С противоположной стороны всегда могут быть предприняты попытки найти более ранний по времени или более близкий (к обстоятельствам дела) прецедент, который бы трактовал дело в более выгодном для этой стороны свете. Если прецедент, представленный оппонирующей стороной, покажется суду убедительным, то суд примет во внимание данный прецедент и вынесет на его основе решение. Если же оппонирующая сторона не в состоянии противопоставить выдвинутому против нее прецеденту свой собственный прецедент, такая сторона может попытаться обосновать неправомерность обращения к конкретному прецеденту как «недостаточно близкому», что составляет суть уже упоминавшегося метода «установления отличий».

Указанная система, как мы успели убедиться, не идеальна, вместе с тем, следует признать, что прецедентное право вполне соответствует современным стандартам правосудия, при этом решения английских судов, приобретая в определенных случаях силу нормы права, не только не конкурируют с законодательно устанавливаемыми правовыми нормами, но служат им необходимым дополнением - именно там, где недостаток позитивного законодательства мог бы стать помехой эффективному правосудию.

Проанализировав принадлежность России к романо-германской правовой семье и изучив практику Конституционного Суда, Верховного и Высшего Арбитражного судов, а также позиции ученых по вопросу осуществления ими своих функций, можно с уверенностью признать что решения данных Судов, имеют в России значение прецедента, то есть играют роль источника права в нашем государстве.

Необходимость появления в российском праве нового источника обусловлена такими факторами, как:

Для реального функционирования правовой системы в РФ необходимо ее «оживить».

Придание судам правотворческой функции позволит восполнить существующие пробелы в праве.

Судебное правотворчество имеет возможность более гибкого реагирования на вновь складывающиеся общественные от ношения.

В защиту данных положений выступает также и тот факт, что решения по делам принимаются высококвалифицированными судьями, для которых обязательно наличие высшего юридического образования.

Появление правотворческой функции у судов и использование судебного прецедента как источника права будет способствовать обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Для принятия нового источника права требуется привести уже существующие законы в соответствие с данными положениями путем добавления в них статей о придании юридической силы судебному правотворчеству судов среднего звена РФ, а также судов субъектов РФ, поскольку именно они осуществляют высококвалифицированное рассмотрение дел.[105]

Таким образом, признание в Российской Федерации явления судебного прецедента в качестве источника права позволит более оперативно восполнять пробелы в законодательстве, совершенствовать и укреплять судебную защиту прав и свобод, что способствует формированию правовой государственности. Следовательно, в современной России сложились все предпосылки для появления нового источника права.

Заключение

Анализ источников гражданского права позволяет сделать вывод о том, что основным принципом построения внутренней системы источника гражданского права является разделение норм на группы в зависимости от элементов регулируемых гражданских правоотношений. Изначально группируются регулируемые отношения, далее в рамках этих отношений определяются субъекты, объекты правоотношений, их права и обязанности, ответственность за неисполнение. Как правило, в начале источника гражданского права указывается применимое законодательство для регулирования указанных отношений.

Как отдельные нормы формируют источник права на основе различных принципов построения, так и отдельные источники гражданского права формируют систему гражданского законодательства. Система гражданского законодательства формируется в зависимости от регулируемых отношений, т.е. в основе ее формирования лежит принцип содержания отношений.

Конституция РФ (в первую очередь п. «о» ст. 71) и ГК РФ различает следующие источники отечественного гражданского права:

1) гражданское законодательство: Гражданский кодекс РФ (п. 2 3 ГК РФ); принятые в соответствии с Гражданским кодексом иные (реальные законы, регулирующие гражданско-правовые отношения 2 ст. 3 ГК);

2) иные правовые акты, содержащие нормы гражданского права: указы Президента РФ (п. 3 ст. 3 ГК РФ); постановления Правительства РФ 4 ст. 3 ГК РФ); нормативные акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (п. 7 ст. 3 ГК РФ);

3) обычаи делового оборота (ст. 5 ГК РФ);

5) нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ст. 7 ГК РФ).

Изучение каждого вида источников гражданского права по отдельности и в системной взаимосвязи привело к выводу о доминирующей роли в предлагаемой системе Конституции РФ и Гражданского кодекса РФ с присущими для этих ключевых законов ролью и влиянием на процессы, протекающие как в сфере самого гражданского права и смежных с ним областях (например, семейное, жилищное право), так и в сугубо обособленных и существенно отличающихся по характеру регулируемых отношений отрасли (например, уголовное право). Если для Конституции РФ как Основного закона страны такая роль вполне адекватна, то проникновение Гражданского кодекса РФ во все основные отрасли правовой системы современной России, как показало настоящее исследование, является признанием этого кодифицированного закона - стержневого источника гражданского права, в качестве так называемой «экономической» конституции России. Такая характеристика ГК РФ обусловлена его ролью в определении реализации прав и свобод человека с присущей этому виду закона высшей юридической силы в увязке с положениями Конституции РФ.

Значительное место среди источников гражданского права принадлежит федеральным законам. Круг отношений, регламентация которых осуществляется федеральными законами, определил ГК (п. 3 ст. 1, п. 1, 2 ст. 2 ГК). По общему правилу, это специальные законодательные акты, регулирующие определенный вид гражданско-правовых отношений.

Усложняют в известной мере систему источников гражданского права нормативные акты Союза ССР и РФ, принятые до введения в действие ГК РФ и применяемые до сих пор. Федеральные законы о введении в действие части первой и части второй Гражданского кодекса РФ сохранили юридическую силу за нормативными актами Союза ССР и РСФСР.

Нормы гражданского права содержатся не только в Гражданском кодексе и иных ведомственных законах, но и в подзаконных актах - указах Президента РФ (п. 3 ст. 3 ГК), постановлениях Правительства, актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (п. 7 ст. 3 ГК). Указы Президента РФ должны соответствовать иным федеральным законам, постановления Правительства РФ – ГК, иным федеральным законам и указам Президента РФ, наконец, акты министерств и иных федеральных органов исполнительной власти - ГК, иным федеральным законам, указам Президента РФ и постановлениям Правительства РФ. Нормативные акты федеральных органов исполнительной власти приводятся в соответствие с вновь принятыми законами Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации в течение 30 дней после вступления их в силу, если в законе или ином правовом акте не указан другой срок.

Указ Президента РФ, если он не противоречит ГК или ином федеральному закону, может быть принят по любому вопросу, входящему в компетенцию Президента (ст. 80—90 Конституции РФ), за исключением случаев, когда соответствующие отношения согласно ГК РФ или иному федеральному закону могут быть урегулированы только законом.

Постановления Правительства РФ принимаются на основании и во исполнение нормативных актов, имеющих высшую по сравнению с ними юридическую силу.

Наконец, акты министерства или иных федеральных органов исполнительной власти, содержащие нормы гражданского права, могут издаваться только в случаях и в пределах, предусмотренных ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами.

Особо в качестве источников гражданского права ГК РФ выделяет нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. В соответствии с Конституцией РФ (ст. 15) и ГК РФ (ст. 7) общепризнанные принципы и нормы международного права, и международные договоры Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации. Эти принципы и нормы содержатся в Уставе ООН, декларациях и резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, документах других международных организаций по наиболее общим и глобальным вопросам международного правопорядка, многосторонних договорах (конвенциях).

Нормы международных документов обычно применяются к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных физических и юридических лиц, определяют их гражданско-правовой статус, права иностранцев на имущество, находящееся на территории РФ, порядок совершения внешнеэкономических сделок, порядок применения гражданско-правовых последствий причинения вреда иностранцам и иностранцами на территории РФ и т.д. Однако иногда они подлежат применению и к отношениям между российскими физическими и юридическими лицами, например, при международных перевозках грузов, пассажиров и багажа, выполняемых российскими перевозчиками. Международные договоры Российской Федерации применяются к соответствующим гражданско-правовым отношениям непосредственно. Но для применения некоторых международных договоров требуется издание внутригосударственного акта - имплементации. Международные договоры имеют приоритет перед национальным законодательством в случае коллизии между ними. Следует особо отметить, что международные договоры, заключенные ранее СССР, по общему правилу, обязательны для Российской Федерации как его правопреемника, если не было объявлено о прекращении действия договоров.

Статья 5 ГК РФ посвящена обычаям делового оборота. В процессе исследования выяснилось, что выделяется разграничение понятий «обычай делового оборота», «обычай» и «деловое обыкновение». В цивилистике нет единого мнения по определению такого источника права как обычая. Законодатель в ГК РФ выделил только обычаи делового оборота, применяемые исключительно в сфере предпринимательских отношений. Для признания их таковыми необходимы следующие условия: правило поведения должно быть сложившимся, т.е. достаточно постоянным и определенным в своем содержании; оно должно применяться широко, а не иметь узкоспециальный частный характер; сфера применения ограничена предпринимательскими отношениями; оно должно быть не предусмотрено законодательством.

Довольно длительное время в юридической литературе идут дискуссии по вопросу возможности признания источником права судебной и арбитражной практики.

В понятие судебной и арбитражной практики входят решения и определения «низовых» судов общей компетенции и арбитражных судов (судебные прецеденты), а также постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ. Судебные - решения по конкретному делу являются обязательными для всех лиц, участвующих в данном деле, для учреждений и организаций, должностных лиц и граждан, подлежат обязательному исполнению на территории России. Постановления судебных пленумов обязательны для соответствующих органов суда и арбитражного суда в понимания и истолкования закона. Судебная практика тесно взаимодействует с наукой гражданского права и гражданским законодательством. Она не только воспринимает теории, идеи, вырабатываемые наукой, но и сама в результате обобщений оказывается перед необходимостью анализа, теоретического осмысления полученных материалов. Эту задачу решают руководящие разъяснения высших органов судебной системы. Однако считается, что при всем своем значении ни судебные прецеденты, ни постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ не могут рассматриваться как источники гражданского права. Судебные учреждения не обладают нормотворческими функциями, они не создают норм права, а лишь истолковывают и применяют их. Но существует и противоположная точка зрения.

Судебный прецедент никогда не рассматривался в России как источник права. Это связано, прежде всего, с тем, что данный институт характерен только для англо-саксонской правовой системы, где и получил достаточно широкое распространение. Несмотря на тот факт, что судебный прецедент официально не признан в России, тем не менее данный институт стал своеобразным «теневым» источником российского права. На практике все чаще и чаще решение вышестоящих судебных инстанций становится своеобразным правилом, руководством к действию для судов нижестоящих.

Необходимость признания судебного прецедента источником права назрела уже давно, поскольку в условиях кардинальных перемен общественной жизни государству крайне необходим полный контроль за вновь складывающимися общественными отношениями, для чего необходима сложившаяся система права, которая будет реально работать.

В связи с этим в работе был проведен сравнительный анализ прецедентного права, на примере Английского права и права США, и гражданского права.

Как мы выяснили, вопрос о понятии прецедента неоднозначен, т.к. в разных странах разный опыт применения прецедента, не может быть одна и та же модель прецедента. Поэтому российское прецедентное право не может, да и не должно как капля воды повторять все черты судебной практики англосаксонской системы.

Библиография

Нормативные правовые акты (действующие и отмененные)

Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Библиотечка Российской газеты. – 1999. – вып. № 22-23.

Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.) // Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. - 1994. - № 1.

Конвенция о договоре международной перевозки грузов (КДПГ) (Женева, 19 мая 1956 г.) // Сборник нормативных актов «Международное частное право. - М., 1994.

Афинская конвенция о перевозке морем пассажиров и их багажа 1974 г. (Афины, 13 декабря 1974 г.) // Многосторонние международные соглашения о морском транспорте. - М., 1983.

Конвенция по охране промышленной собственности (Париж, 20 марта 1883 г.) (по состоянию на 14 июля 1967 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1996. - № 2.

Всемирная конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 г. (пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.) // Текст Конвенции в редакции от 24 июля 1971 г. официально опубликован не был.

Конвенция, устанавливающая единообразный закон о переводном и простом векселях (Женева, 7 июня 1930 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 1.

Конвенция о гербовом сборе в отношении переводного и простого векселей (Женева, 7 июня 1930 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1995. - № 1.

Конвенция, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях(Женева, 7 июня 1930 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1995. - № 1.

Венская Конвенция о праве международных договоров (Вена, 23 мая 1969 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999. - № 3.

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993. // Российская газета. – 1993. - № 237 – 25 дек.

Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 46. - Ст. 5243; 1998. - № 26. - Ст. 3014; 2000. - № 2. - Ст. 153; 2004. - № 35 - Ст. 3607; 2005. - № 1 (ч. I) - Ст. 11. 2006. - № 23. - Ст. 2378;№ 52 (часть I). - Ст. 5497.

Гражданский кодекс Российской Федерации. (Часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 32. – Ст. 3301; 1996. - № 9. - Ст. 773; № 34. – Ст. 4026; 2001. - № 21. – Ст. 2063; 2002. - № 12. – Ст. 1093; № 48. – Ст. 4737; 2003. - № 52 (ч. 1). – Ст. 5034; 2004. - № 31. – Ст. 3233; 2005. - № 1 (ч. 1). – Ст. 39.; 2005. - № 30 (ч. 2) – Ст. 3120.; 2006. - № 2. - Ст. 171; № 3. - Ст. 282; № 23. - Ст. 2380; № 27. - Ст. 2881; № 31 (Часть I). - Ст. 3437; № 45. - Ст. 4627; № 50. - Ст. 5279.

Гражданский кодекс Российской Федерации. (Часть вторая) от 26.11.1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 32. – Ст. 3301; 1996. - № 34. - Ст. 4025; 1997 - № 43. – Ст. 4903; 1999. - № 51. – Ст. 6288; 2003. - № 2. – Ст. 160; 2003. - № 13. – Ст. 1179; 2003. - № 52 (ч. 1). – Ст. 5034; 2005. - № 1 (ч. 1). – Ст. 15.; 2005. - № 1 (ч. 1). – Ст. 45.; 2005. - № 13 – Ст. 1080; 2005. - № 19 – Ст. 1752; 2005. - № 30 (ч. 1) – Ст. 3100; 2006. - № 6. - Ст. 636.

Гражданский кодекс Российской Федерации. (Часть третья) от 26.11.1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 49. – Ст. 5542.

Федеральный конституционный закон от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. - № 51. - Ст. 5712; 1998. - № 1. - Ст. 1; 2004. - № 25. - Ст. 2478; № 45. - Ст. 4376; 2005. - № 23. - Ст. 2197.

Федеральный закон от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 8. - Ст. 801; 1999. - № 43. - Ст. 5124.

Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 29. - Ст. 2757.

Федеральный закон от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 5. - Ст. 411; 2001. - № 49. - Ст. 4553.

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 43. - Ст. 4190; 2004. - № 35. - Ст. 3607; 2005. - № 1. (часть I). - Ст. 18; Ст. 46; 2006. - № 52 (часть I). - Ст. 5497.

Федеральный закон от 18 декабря 2006г. №231-Ф3 «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации 2006. - № 52 (часть I). - Ст. 5497.

Закон СССР от 10 июля 1991 г. № 2328-I «О промышленных образцах» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1991. - № 32. - Ст.909.

Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» // Российская газета. – 1993. - 14 авг.

Постановление Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 33. - Ст. 3895; 1997. - № 50. - Ст. 5689; 1998. - № 47. - Ст. 5771; 1999. - № 8. - Ст. 1026; 2002. - № 40. - Ст. 3929; 2006. - № 29. - Ст. 3251.

Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 г. № 1025 «Об утверждении Правил бытового обслуживания населения в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 34. - Ст. 3979; 1999. - № 41. - Ст. 4923; 2000. - № 41. - Ст. 4083; 2005. - № 7. - Ст. 560.

Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162 «Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - № 6. – Ст. 770; 2005. - № 51. - Ст. 5526.

Постановление ВС РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300/1-I «О введении в действие Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 15. - Ст. 767.

Постановление Совета Министров - Правительства РФ от 14 августа 1993 г. № 812 «Об утверждении Основных положений порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд в Российской Федерации» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1993. - № 34. - Ст. 3189; Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 28. - Ст. 2669; 1998. - № 8. - Ст. 961.

Распоряжение Правительства РФ от 11 октября 1994 г. № 1622-р О приведении нормативных актов федеральных органов исполнительной власти в соответствие с Конституцией, законами РФ и правовыми актами Президента и Правительства // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 25. - Ст. 2720

Материалы судебных органов

Постановление Конституционного Cуда РФ от 24 октября 1996 г. № 17-П по делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 45. - Ст. 5202.

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 22 июня 2006 г. № КАС06-194 // Официальный сайт Верховного Суда РФ в I№ter№et (http://www.supcourt.ru)

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2001. - № 1.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2004. - № 2.

Обзор Камчатского областного суда судебной практики по делам об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части (второе полугодие 2006 года) // Официальный сайт Камчатского областного суда http://www.kamchatka.ru

3. Книги, статьи и учебная литература

Венгеров А.Б. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов. - М.: Омега-Л, 2004.

Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики. - М.: Проспект, 2002.

Гражданское право. Том I. / под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М.: Волтерс Клувер, 2004.

Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. Г75 и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003.

Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. - Юридическая фирма «Контракт»: «ИНФРА-М», 2006.

Егоров Н.Д. Гражданское право: Практикум. / под ред. А.П. Сергеева – М.: Проспект, 2002.

Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга). Учебно-практическое пособие. - М.: «Проспект», 2001.

Козлова Е.И., Кутафий О.Е. Конституционное право России. - М: Юрист, 2000.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / под ред. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004.

Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. – М.: Юридический центр Пресс, 2003.

Кочетков Н.С. Судебный прецедент в РФ: закон и практика // Материалы Научной сессии г. Волгограда 2003 г. - Вып. 1: Право. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003.

Краснов С.Ю. Обычаи делового оборота, обычаи и деловые обыкновения как источники гражданского права // Материалы Научной сессии г. Волгограда 2003 г. - Вып. 1: Право. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003.

Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. - М.: Юрист, 2001.

Лихачев Г.Д. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. - ЗАОЮстицинформ, 2005.

Общая теория права: курс лекций / Под общ. Ред. Проф. В.К. Бабаева. - Н.Новгород, 1993. Бабаев В.К. Теория государства и права. - М.: Юристъ, 2003.

Постатейный комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации» / под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И. - М.: Издательство «СПАРК», 1996.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - Москва, издание Бр. Башмаковых, 1911.

4. Статьи в периодических изданиях и сборниках

Бикчинтаев А.Т. Развитие решений Конституционного Суда как источника права в контексте глобализации // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия» http://law.edu.ru

Богданова К.А. Конституционный Суд РФ в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда РФ – 1997 - №3

Бойцова В.В., Бойцова Л.В. Судебный прецедент: зарубежный опыт и российские перспективы // Российский судья. - 1999. - № 3.

Демичев А.А., Исаенкова О.В. Нетрадиционные источники гражданского процессуального права России // Эж-юрист. – 2006. - № 33.

Марченко М.Н. Судебный прецедент: разнообразие понятий и многообразие форм проявления // Журнал российского права. – 2006. - № 6.

Поленина С.В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. - М., 1999. - №9.

Спектор Е.И. Судебный прецедент как источник права // Журнал российского права. - 2003. - № 5.

Судья Питер Дж. Месситт Сравнительный анализ систем прецедентного и гражданского права // Юрклуб http://fyurclub.ru

Федоров А. Обычаи делового оборота // Финансовая газета. – 2003. - № 2.

Хапов А.В. Источники английского общего права: судебные прецеденты // Российская юстиция. – 2006. - № 3.



[1]Российская газета. – 1993. - № 237 – 25 дек.

[2]Гражданский кодекс Российской Федерации. (Часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 32. – Ст. 3301; 1996. - № 9. - Ст. 773; № 34. – Ст. 4026; 2001. - № 21. – Ст. 2063; 2002. - № 12. – Ст. 1093; № 48. – Ст. 4737; 2003. - № 52 (ч. 1). – Ст. 5034; 2004. - № 31. – Ст. 3233; 2005. - № 1 (ч. 1). – Ст. 39.; 2005. - № 30 (ч. 2) – Ст. 3120.; 2006. - № 2. - Ст. 171; № 3. - Ст. 282; № 23. - Ст. 2380; № 27. - Ст. 2881; № 31 (Часть I). - Ст. 3437; № 45. - Ст. 4627; № 50. - Ст. 5279.; Гражданский кодекс Российской Федерации. (Часть вторая) от 26.11.1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 32. – Ст. 3301; 1996. - № 34. - Ст. 4025; 1997 - № 43. – Ст. 4903; 1999. - № 51. – Ст. 6288; 2003. - № 2. – Ст. 160; 2003. - № 13. – Ст. 1179; 2003. - № 52 (ч. 1). – Ст. 5034; 2005. - № 1 (ч. 1). – Ст. 15.; 2005. - № 1 (ч. 1). – Ст. 45.; 2005. - № 13 – Ст. 1080; 2005. - № 19 – Ст. 1752; 2005. - № 30 (ч. 1) – Ст. 3100; 2006. - № 6. - Ст. 636.; Гражданский кодекс Российской Федерации. (Часть третья) от 26.11.1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 49. – Ст. 5542.

[3]Гражданское право. Том I. / под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - М.: Волтерс Клувер, 2004. – С. 25.

[4]Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - Москва, издание Бр. Башмаковых, 1911. – С. 368.

[5] Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. - М.: Юрист, 2001. - С. 165.

[6] Общая теория права: курс лекций / Под общ. Ред. Проф. В.К. Бабаева. - Н.Новгород, 1993. - С.249.

[7] Козлова Е.И., Кутафий О.Е. Конституционное право России. - М: Юрист, 1999. - С. 18.

[8] Там же

[9] Общая теория права: курс лекций / Под общ. Ред. Проф. В.К. Бабаева. - С. 246.

[10] Бабаев В.К. Теория государства и права. - М.: Юристъ, 2003. - С.267.

[11] Там же

[12]Венгеров А.Б. Теория государства и права. Учебник для юридических вузов. - М.: Омега-Л, 2004. – С. 406.

[13]Венгеров А.Б. Указ. Соч. – С. 406.

[14]Козлова Е.И., Кутафий О.Е. Указ. Соч. – С. 18.

[15] Там же – С. 22.

[16] Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. – М.: Юридический центр Пресс, 2003. – С. 22.

[17]Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - Москва, издание Бр. Башмаковых, 1911. – С. 36.

[18]Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2003. – С. 29.

[19]Шершеневич Г.Ф. Указ. Соч. – С. 36.

[20]Спектор Е.И. Судебный прецедент как источник права // Журнал российского права. - 2003. - № 5. – С. 8.

[21]Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. -С. 29.

[22]Гражданское право. Том I. / под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - С. 27.

[23]Гражданское право. Том I. / под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - С. 27.

[24]Лихачев Г.Д. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. - ЗАОЮстицинформ, 2005. – С. 11.

[25]Там же

[26]Спектор Е.И. Указ. Соч. – С. 8.

[27]Собрание законодательства Российской Федерации. - 2002. - № 43. - Ст. 4190; 2004. - № 35. - Ст. 3607; 2005. - № 1. (часть I). - Ст. 18; Ст. 46; 2006. - № 52 (часть I). - Ст. 5497.

[28]Лихачев Г.Д. Указ. Соч. – С. 12.

[29]Лихачев Г.Д. Указ. Соч. – С. 12.

[30] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / под ред. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина - М.: Юрайт-Издат, 2004. – С. 22.

[31] Там же

[32] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 25. - Ст. 2720

[33]Лихачев Г.Д. Указ. Соч. – С. 12.

[34]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. - Юридическая фирма «Контракт»: «ИНФРА-М», 2006. – С. 36.

[35]Там же

[36]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 36.

[37]Собрание законодательства Российской Федерации 2006. - № 52 (часть I). - Ст. 5497.

[38]Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. -С. 32.

[39] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 8. - Ст. 801; 1999. - № 43. - Ст. 5124.

[40]Постановление Конституционного Cуда РФ от 24 октября 1996 г. № 17-П по делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 года «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об акцизах» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 45. - Ст. 5202.

[41]Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. -С. 33.

[42] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 29. - Ст. 2757.

[43]Постатейный комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации» / под ред. Звекова В.П., Осминина Б.И. - М.: Издательство «СПАРК», 1996. – С. 133.

[44] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 5. - Ст. 411; 2001. - № 49. - Ст. 4553.

[45] См.: ст. 10 Федерального закона от 26 января 1996 г. № 15-ФЗ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации»

[46] Ведомости Верховного Суда РФ. - 1992. - № 15. - Ст. 766; Российская газета. – 1993. - № 133. - 14 июл.; Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 3. - Ст. 140; 1999. - № 51. - Ст. 6287; 2004. - № 35. - Ст. 3607; № 45. - Ст. 4377; № 52 (Часть I). - Ст. 5275; 2006. - № 31 (Часть I). - Ст. 3439; № 43. - Ст. 4412; № 48. - Ст. 4943.

[47] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / под ред. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. – С. 229.

[48] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 46. - Ст. 5243; 1998. - № 26. - Ст. 3014; 2000. - № 2. - Ст. 153; 2004. - № 35 - Ст. 3607; 2005. - № 1 (ч. I) - Ст. 11. 2006. - № 23. - Ст. 2378;№ 52 (часть I). - Ст. 5497.

[49] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / под ред. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. – С. 229.

[50]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 38.

[51] Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга). Учебно-практическое пособие. - М.: «Проспект», 2001. - С.5

[52] Поленина С.В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России // Государство и право. - М., 1999. - №9. - С. 9.

[53]Шершеневич Г.Ф. Указ. Соч. – С. 354.

[54] Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. - 1991. - № 32. - Ст.909.

[55] Собрание законодательства Российской Федерации. - 2006. - № 37. - Ст. 3890

[56] Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. - № 51. - Ст. 5712; 1998. - № 1. - Ст. 1; 2004. - № 25. - Ст. 2478; № 45. - Ст. 4376; 2005. - № 23. - Ст. 2197.

[57]Постановление Совета Министров - Правительства РФ от 14 августа 1993 г. № 812 «Об утверждении Основных положений порядка заключения и исполнения государственных контрактов (договоров подряда) на строительство объектов для федеральных государственных нужд в Российской Федерации» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. - 1993. - № 34. - Ст. 3189; Собрание законодательства Российской Федерации. - 1995. - № 28. - Ст. 2669; 1998. - № 8. - Ст. 961.

[58]Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162 «Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - № 6. – Ст. 770; 2005. - № 51. - Ст. 5526.

[59]Постановление Правительства РФ от 15 августа 1997 г. № 1025 «Об утверждении Правил бытового обслуживания населения в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 34. - Ст. 3979; 1999. - № 41. - Ст. 4923; 2000. - № 41. - Ст. 4083; 2005. - № 7. - Ст. 560.

[60] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1992. - № 15. - Ст. 767.

[61] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 33. - Ст. 3895; 1997. - № 50. - Ст. 5689; 1998. - № 47. - Ст. 5771; 1999. - № 8. - Ст. 1026; 2002. - № 40. - Ст. 3929; 2006. - № 29. - Ст. 3251.

[62]Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. -С. 35.

[63] Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 33. - Ст. 3895; 1997. - № 50. - Ст. 5689; 1998. - № 47. - Ст. 5771; 1999. - № 8. - Ст. 1026; 2002. - № 40. - Ст. 3929; 2006. - № 29. - Ст. 3251.

[64]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 40.

[65] Библиотечка Российской газеты. – 1999. – вып. № 22-23.

[66] См.: ст.2 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации»

[67]Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 3.- 4-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю. К. Толстого. -С. 35.

[68] Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. - 1994. - № 1.

[69]Сборник нормативных актов «Международное частное право. - М., 1994.

[70]Многосторонние международные соглашения о морском транспорте. - М., 1983. - С. 111

[71] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1996. - № 2.

[72]Конвенция, устанавливающая единообразный закон о переводном и простом векселях (Женева, 7 июня 1930 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1995. - № 1; Конвенция о гербовом сборе в отношении переводного и простого векселей (Женева, 7 июня 1930 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1995. - № 1.; Конвенция, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях (Женева, 7 июня 1930 г.) // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1995. - № 1.

[73] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 1999. - № 3.

[74]Егоров Н.Д. Гражданское право: Практикум. / под ред. А.П. Сергеева – М.: Проспект, 2002. – С. 58.

[75]Гражданское право. Том I. / под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова - С. 29.

[76]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 36.

[77]Федоров А. Обычаи делового оборота // Финансовая газета. – 2003. - № 2. – С. 25.

[78]Краснов С.Ю. Обычаи делового оборота, обычаи и деловые обыкновения как источники гражданского права //Материалы Научной сессии г. Волгограда 2003 г. - Вып. 1: Право. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. – С. 12.

[79]Там же

[80]См.: п. 3 ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» // Российская газета. – 1993. - 14 авг.

[81] См.: ст. 9 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.)

[82] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2001. - № 1.

[83]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 42.

[84]Обзор Камчатского областного суда судебной практики по делам об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части (второе полугодие 2006 года) // Официальный сайт Камчатского областного суда http://www.kamchatka.ru

[85]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 43.

[86]Кочетков Н.С. Судебный прецедент в РФ: закон и практика //Материалы Научной сессии г. Волгограда 2003 г. - Вып. 1: Право. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. – С. 6.

[87]Марченко М.Н. Судебный прецедент: разнообразие понятий и многообразие форм проявления // Журнал российского права. – 2006. - № 6. – С. 10.

[88]Судья Питер Дж. Месситт Сравнительный анализ систем прецедентного и гражданского права // Юрклуб http://fyurclub.ru

[89]Хапов А.В. Источники английского общего права: судебные прецеденты // Российская юстиция. – 2006. - № 3. – С. 11.

[90]Судья Питер Дж. Месситт Указ. Соч.

[91]Судья Питер Дж. Месситт Указ. Соч.

[92]Хапов А.В. Указ. Соч. – С. 11.

[93]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 43.

[94]Бикчинтаев, А.Т. Развитие решений Конституционного Суда как источника права в контексте глобализации // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия» http://law.edu.ru

[95]Гаджиев Г.А. Конституционные принципы рыночной экономики. М.: Проспект, 2002. – С. 193.

[96]Гражданское право: Учебник. Том I / под ред. доктора юридических наук, профессора О.Н. Садикова. – С. 36.

[97] Бикчинтаев, А.Т. Указ. Соч.

[98] Богданова К.А. Конституционный Суд РФ в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда РФ - 1997 - №3 - С.63

[99]Хапов А.В. Указ. Соч. – С. 11.

[100]Демичев А.А., Исаенкова О.В. Нетрадиционные источники гражданского процессуального права России // Эж-юрист. – 2006. - № 33. – С.

[101]Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2004. - № 2.

[102]Судья Питер Дж. Месситт Указ. Соч.

[103]Хапов А.В. Указ. Соч. – С. 12.

[104]Судья Питер Дж. Месситт Указ. Соч.

[105]Кочетков Н.С. Судебный прецедент в РФ: закон и практика //Материалы Научной сессии г. Волгограда 2003 г. - Вып. 1: Право. - Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. – С. 6.

Скачати

Схожі роботи

2015-09-26

В системе правоотношений, возникающих при обороте информации, особое место занимает институт государственной тайны. Важность и значимость этого института в эпоху информационных технологий, когда информация становится самым основным и ценным ресурсом в обществе, многократно возрастает.

2015-08-21

Актуальность данного научного исследования.Имущественные отношения супругов, несмотря на их второстепенную роль в жизни любящих друг друга людей, зарегистрировавших свой брак, приковывают внимание как законотворцев и научных деятелей, так и повседневных правоприменителей, поскольку большинство людей (не только в нашей стране, но и во всем мире) стремится создать семью и придать своим отношениям официальный статус в соответствии с действующим законодательством, после чего возникают некоторые правовые последствия, имущественный аспект которых мы постараемся осветить в рамках заявленной темы, как в теоретическом, так и в практическом ракурсе.

2011-08-21

Поняття, види і загальна характеристика злочину в сфері службової діяльності. Службова особа як суб`єкт злочину в сфері службової діяльності. Поняття службової особи в кримінальному праві. Спірні питання про визначення службової особи. Кримінологічна характеристика особи яка вчинює злочини в сфері службової діяльності

2015-11-12

Доказательства и доказывание - основные вопросы, определяющие сущность уголовного процесса. К ним обращались многие авторы, что вполне понятно, ибо нет других проблем, которые вбирали бы в себя такое множество различных аспектов уголовно-процессуальной теории и практики.

2015-11-18

Актуальность темы обуславливается тем, что в связи с принятием четвертой части Гражданского кодекса РФ, вопросы, связанные с регулированием отношений, возникающих в сфере использования результатов интеллектуальной собственности, являются достаточно актуальными.