Курсові » Мовознавство

Анализ немецких фразеологических единиц, содержащих устаревшие компоненты лексики, фонетики и грамматики

Повний текст роботи з малюнками та таблицями доступний при скачуванні. Скачати
Дата введення: 2015-12-17       35 ст.

Анализ немецких фразеологических единиц, содержащих устаревшие компоненты лексики, фонетики и грамматики

Оглавление

Введение …………………………………………………………….... 3

Глава I: Фразеологизм как единица языка ………………………… 6

1. История изучения фразеологии …………………………………. 6

2.Терминология вопроса …………………………………………… 11

3. Признаки ФЕ ……………………………………………………... 12

4. Классификация ФЕ ………………………………………………. 18

5. Выводы ……………………………………………………………. 24

Глава II: Архаизмы в системе языка ……………………………..….25

1. Изменения в словарном составе языка ………………………….. 25

2. Понятие архаизма ………………………………………………… 27

3. Виды архаизмов ………………………………………………...… 29

4. Выводы ……………………………………………………………. 32

Заключение …………………………………………………………… 33

Библиография ………………………………………………………… 35 Введение

Процесс становления фразеологии как новой лингвистической дисциплины глубоко и всесторонне описан в ряде последних фразеологических исследований на материале русского, английского и немецкого языков.

О проблемах фразеологии писали такие зарубежные и русские лингвисты, как: Ш. Балли, В.В. Виноградов, И.М. Шанский, М.Д. Степанова.

Несмотря на то, что фразеология является на сегодняшний день довольно изученным разделом языкознания, немецким фразеологизмам с архаичным компонентам не уделялось должного внимания. Но поскольку язык находится в постоянном развитии и обновлении, можно предположить, что определенный слой немец

кой фразеологии представляют собой устойчивые словосочетания с устаревшим компонентом в лексико-структурном составе. Этот факт объясняет выбор темы исследования.

Целью данной работы является анализ немецких фразеологических единиц, содержащих устаревшие с точки зрения современного языка компоненты лексики, фонетики и грамматики.

Для достижения намеченной цели необходимо было решить следующие задачи:

1. изучение теории фразеологии;

2. изучение вопросов развития языка;

3. отбор фразеологических единиц с архаичным компонентом.

В настоящей курсовой работе были применены следующие методы и приёмы исследования рассматриваемой проблемы:

1. метод сплошной выборки при работе с лексикографическими

источниками;

2. элементы количественного подсчета;

3. метод структурного анализа собранного материала;

4. функционально – семантический анализ.

Предметом данного исследования являются немецкие фразеологические единицы с архаичным компонентом.

Объект исследования представляют лингвистические характеристики (структурные, лексико-семантические, стилистические) немецких ФЕ с устаревшим с точки зрения современного языка компонентом.

Теоретическая значимость работы заключается в выработке собственного представления по теоретическим вопросам.

Практическая ценность работы состоит в возможном использовании результатов исследования при изучении курса лексикологии, работа может оказаться полезной для специальных курсов и семинаров по немецкому языку.

В структурном плане работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии. Во введении дается обоснование темы, представляются цели и задачи исследования, определяется его актуальность.

В первой главе внимание сосредоточено на истории изучения фразеологии, терминологии вопроса, признаках ФЕ и их классификации.

Во второй главе рассматриваются вопросы, связанные с изменениями в словарном составе языка, понятием архаизма и видами архаизмов.

В заключении обобщены результаты исследования.

Апробация работы осуществлялась:

1. в системных отчетах перед научным руководителем;

2. в периодических отчетах перед членами кафедры.

Библиография составлена в строго алфавитном порядке со сквозной нумерацией, содержит 20 источников, из них 17- на русском языке, 3 - на немецком языке.

Сноски подаются в скобках, где после имени ученого указывается год издания работы, а после двоеточия цитируемая страница.

В работе использованы следующие сокращения:

двн. – древненемецкий;

средневек. – средневековый;

т.е. – то есть;

т.к. – так как;

ФЕ – фразеологическая единица.

Глава I: Фразеологизм как единица языка

1. История изучения фразеологии

Фразеология, пожалуй - один из самых изученных вопросов языкознания. В данной главе мы постараемся обобщить уже имеющиеся факты, охватить вопросы, связанные с изучением фразеологии в разные эпохи, рассмотреть классификации и основные признаки ФЕ.

Хотя фразеология как раздел языкознания утвердилась сравнительно недавно, тем не менее её корни уходят в глубь веков и восходят к самой ранней стадии развития языка. Фразеологизмы как особый класс языковых единиц привлекали внимание учёных с античных времён. Вопросами фразеологии занимался у греков Диоген, у римлян – Эразм.

Выражения, воспроизводимые в речи в готовом виде, давно привлекали внимание учёных и исследователей-языковедов. Уже в первых лексикографических работах, изданных во Франции, наряду со словами приводятся и различного рода устойчивые словосочетания, многие из которых являются фразеологизмами в современном понимании. В этих работах фразеологические единицы объединяются с пословицами, поговорками, афоризмами, крылатыми изречениями. В те времена отсутствовали какие-либо критерии выделения указанных выше единиц.

Средние века ознаменовались широким употреблением и распространением в языке пословиц и поговорок, что, очевидно, объясняется дидактическим и назидательным характером создаваемых в ту пору литературных произведений. Это господство нашло своё выражение в создании многочисленных сборников пословиц и поговорок, дошедших до нас. Среди них выделяются сборники нравоучительных изречений, принадлежащих или приписываемых знаменитым личностям античной истории, литературы и философии. Определяющую роль в становлении фразеологии сыграли сборники народных пословиц.

Первый из них составлен около 1175г. во Франции неизвестным поэтом. Сборник состоит из шестистрочных строф, каждая из которых оканчивается какой-нибудь народной пословицей или поговоркой, обобщающей содержание строфы. Многие из этих пословиц давно уже устарели, но в сборнике также встречаются выражения (среди которых и фразеологизмы) всё ещё употребительные в современном французском языке.

Период эпохи Возрождения, охватывающий 16 в., известен в истории как период бурного расцвета науки и литературы, чему сопутствовало ускоренное развитие языка, его обогащение новыми словами и словосочетаниями. Особенно широкий размах приобрело употребление фигуральных выражений, что, очевидно характеризовало образ мышлений того времени.

В этот период внимание и интерес ученых к пословицам, поговоркам, и фразеологизмам резко возросли и проявились в качественно новой форме. Следует отметить, что эпоха Возрождения характеризуется переходом от собирания пословиц и фразеологизмов к их изучению и появлением специальных трудов и исследований по фразеологии. Эти работы, какими бы несовершенствами они не обладали, можно рассматривать как первые симптомы зарождения новой лингвистической науки – фразеологии.

В 17 – 18 веках появляется большое число новых работ по указанной выше отрасли. Говоря об этом периоде, следует упомянуть имя Антуана Удэна, автора богатого по содержанию словаря, вышедшего в 1640г.

Словарь Удэна по своей структуре схож с современными словарями: фразеологические единицы вместе с толкованием их значений приводятся под заглавным словом, являющимся семантическим стержнем этих единиц. Несмотря на отсутствие каких- либо теоретических принципов составления словаря, Удэн хорошо чувствовал фразеологическую единицу и понимал её природу, хотя и интуитивно.

Толкованию и происхождению фразеологических единиц посвящена книга другого известного автора 17в. Флёри де Беленжана. Книга состоит из трёх частей, разбитых в свою очередь на главы. Материал в ней изложен в форме диалога, который ведут два друга. Но работа его страдает недостатками, присущими работам предыдущей эпохи – отсутствием научного метода исследования и, как результат, субъективизмом в толковании и анализе фразеологизмов, неправдоподобностью и необоснованностью многих объяснений, часто носящих анекдотический характер.

Необходимо отметить автора грамматики “Grund-Saetze der Deutschen Spache im Reden und Schreiben” Иоганна Бедикера. Он включал в раздел синтаксиса вопросы фразеологии. Здесь Бедикер «не только пытается дать классификацию структурно-семантических и стилистических групп фразеологических единиц с большим количеством примеров, но и доказывает необходимость специальных фразеологических словарей» (Кусова 1975: 82). Интересно, что из 8 групп фразеологических единиц у Бедикера особым вниманием пользовались пословицы и поговорки (Spruch = Wörter и Spruch = Arten), которые ученый рассматривал как ядро целой науки, видел в них мудрость жизни, историю, нравы и обычаи народа: ”In der Spruch = Wörtern liegt ein Kern(ядро) der Wissenschaft, eine sittenreiche Erinnerung(память), viel Historien der Alten, ein Schluss(вывод) aus der Erfahrung, eine Anzeige(информация, сообщение) der menschlichen Handel(отношения) und Landes = Veränderung, ein kurzer Ausspruch tiefsinniger Meinung und gleichsam des weltlichen Wesens = Spiegel” (цит. По Кусовой 1975: 83).

Как самостоятельный раздел языкознания фразеология выделилась в начале ХХ столетия, во многом благодаря заслугам щвейцарского языковеда французского происхождения Шарля Балли (1865-1947). До Ш. Балли словесные комплексы, если и привлекали внимание ученых, то рассматривались лишь в связи с проблемами синтаксиса, лексикологии и семантики. Величайшая заслуга Ш. Балли состоит в том, что он впервые в истории языкознания научно обосновал необходимость специального и систематического изучения устойчивых словесных словосочетаний в языке и показал блестящий пример подобного изучения.

Ш. Балли рассматривал фразеологические обороты как устойчивые словосочетания с различной степенью спаянности компонентов. Он различал внешние и внутренние признаки этих оборотов, причём под первыми понимал их структурные особенности, а под вторыми – семантические.

Существенными признаками фразеологизмов, по Ш. Балли, являются их семантические особенности. “Словосочетание образует фразеологическое единство, если составляющие его слова утратили всякое самостоятельное значение – таковым обладает только всё сочетание в целом, причём значение это новое, неравное сумме значений его составных частей” (Балли 1962: 97).

О внешних признаках фразеологических единиц, т. е. о том, что словосочетания образуются в определенном и неизменном порядке и не допускают введения между ними каких бы то ни было слов, и если ни одно из слов данного выражения не может быть заменено другим, сам ученый говорил, что они “маловерны и просто обманчивы” (Балли 1961: 98). Ш. Балли видел сущность объекта фразеологии в его семантических особенностях, которые на современном этапе развития языкознания уже не вызывают сомнения.

Следует заметить, что и структурные признаки важны и заслуживают особого внимания. В целом же, как показали в последствии исследования, исходное положение Ш. Балли в данном вопросе оказалось верным. Именно семантические преобразования в составе компонентов фразеологической единицы отличают её от свободных словосочетаний.

В качестве другого существенного смыслового признака фразеологизмов Ш. Балли была выдвинута тождественность всего выражения одному слову – идентификатору: ” Самый общий признак, - утверждает Ш. Балли, - который заменяет собой все остальные, - это возможность или невозможность подставить вместо данного оборота одно простое слово – идентификатор. При этом надо стараться подбирать такие слова, которые выражали бы ту же идею как можно более абстрактно, в наиболее общей форме” (Балли 1961: 100). Равнозначность устойчивого словосочетания слову у Ш. Балли является обязательным условием для признания этого словосочетания фразеологизмом.

Однако исследовательская практика показывает, что заменить фразеологизм одним словом – идентификатором оказывается иногда не только трудной, но и просто невозможной задачей, а потому тезис ученого о равнозначности фразеологических оборотов слову вызывает сомнения. По мнению исследователя французской фразеологии А.Г. Назаряна, “главный недостаток метода идентификации состоит в том, что он фактически сводит на нет семантический критерий различения фразеологических и устойчивых нефразеологических словосочетаний, т. к. в силу этого метода многие фразеологические единицы, не имеющие равнозначных эквивалентов в виде отдельного слова – идентификатора, исключаются из фразеологии, в то время как другие не фразеологические словосочетания могут быть включены в нее, лишь потому, что они поддаются замене одним словом” (Назарян 1976: 18).

Действительно, если следовать мнению Ш. Балли, немецкие фразеологизмы aussehen wie der Junge von Meissen (иметь глупый вид), j-n auf den Blocksberg wünschen (посылать кого-то к чёрту), dazu hat Buchholz kein Geld (на это нет денег) должны были бы быть исключены из фразеологии только по той причине, что их нельзя заменить одним словом. Это же относилось бы и ко многим другим фразеологическим выражениям, тем более что многие из них имеют структуру предложения и уже поэтому не могут быть заменены одним словом.

Несмотря на некоторые недоработки в учении Ш. Балли – он недооценивал историко-семантическую природу фразеологических единиц, уделял недостаточно внимания структурным признакам фразеологизмов, видел их основной признак в возможности быть замененными словом – идентификатором, - оно имеет огромное значение для мирового языкознания. Именно его работа способствовало выделению фразеологии в самостоятельную дисциплину, и привлекла внимание к изучению устойчивых словесных комплексов, подчеркнув сущность фразеологизма в его семантических особенностях.

Во многом благодаря заслугам Ш. Балли фразеология является на сегодняшний день хорошо разработанным аспектом лингвистики. Это совсем не означает, что вопросы, касающиеся устойчивых словосочетаний, уже однозначно решены. Напротив, многие понятия фразеологии до сих пор формулируются учеными по-разному и ждут своего окончательного решения.

2. Терминология вопроса

Слово “фразеология” (от греч. phrasis “выражение, оборот речи” и logos ”понятие, учение”) имеет несколько значений. В качестве лингвистического термина оно употребляется для обозначения особой отрасли языкознания, которая изучает устойчивые словосочетания, называемые фразеологическими единицами или фразеологизмами (реже фразеологическими оборотами), а так же для обозначения совокупности подобных словосочетаний, свойственных данному языку.

Как синонимичные терминам “фразеологическая единица” и ”фразеология” в лингвистической литературе употребляются также термин “идиома”(от греч. idioma ”своеобразное выражение”) и ”идиоматика” – наука об идиомах. “Однако пользование этими терминами, особенно в учебных целях, нежелательно, так как они многозначны и, что важнее, разными исследователями толкуются по-разному”, считает А.Г. Назарян (Назарян 1976: 5).

В научной литературе существует достаточно определений фразеологических единиц. В книге И.И. Чернышевой “Фразеология современного немецкого языка” читаем: “Фразеологическими единицами являются устойчивые словесные комплексы различных структурных типов с единичным сцеплением компонентов, значение которых возникает в результате полного или частичного семантического преобразования компонентного состава” (Чернышева 1970: 21).

Д.Э. Розенталь и М.А. Теленкова подчеркивают в “Словаре лингвистических терминов” лексическую неделимость фразеологизмов: “Фразеологическая единица лексически неделимое, устойчивое в своем составе и структуре, целостное по значению словосочетание, воспроизводимое в виде готовой речевой единицы” (Розенталь Теленкова 2003: 203).

Определение фразеологизма, данное в работе “Современный русский язык”, под ред. Новикова А.А. близко к дефиниции Ш. Балли: “Фразеологизм это воспроизводимая в речи единица, чаще всего эквивалентная слову, имеющая целостное значение, постоянный компонентный состав и грамматическую структуру” (Новиков 2003: 304).

Н.М. Шанский обращает внимание на структурные особенности ФЕ: “Фразеологический оборот – это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух или более ударных компонентов словного характера, фиксированная (т. е. постоянная) по своему значению, составу и структуре” (Шанский 1985: 53).

Многообразие определений ФЕ объясняется, на наш взгляд, сложностью, разноплановостью и неоднородностью этих устойчивых словосочетаний.

3. Признаки ФЕ

Размышляя о важнейших признаках ФЕ, Шанский Н.М. подчеркивает: “Фразеологизм возникает тогда, когда, по меньшей мере, два слова (чаще знаменательных), учавствующих в его формировании, оказываются семантически преобразованными в такой мере, что полностью или частично утрачивают собственное лексическое значение” (Шанский 1969: 52).

По мнению большинства лингвистов, фразеологизм наделен целым рядом существенных, определяющих признаков: устойчивостью, воспроизводимостью своего состава (разнооформленным строением), незамкнутостью (открытостью) структуры.

В о с п р о и з в о д и м о с т ь ю – это регулярная повторяемость, возобновляемость в речи языковых единиц разной степени сложности, т.е. неоднородных, разнокачественных образований.

И д и о м а т и ч н о с т ь – смысловая неразложимость фразеологизма вообще.

У с т о й ч и в о с т ь – это мера, степень семантической слитности и неразложимости компонентов, а так же мера сопротивляемости фразеологизма как особой, качественно определенной единицы языка свободному словосочетанию эквивалентного состава, а так же словам свободного употребления, с которыми фразеологизм связан в языке и речи. Все языковые единицы, обладающие устойчивостью, воспроизводимы, но не все воспроизводимые “сверхсловные” образования наделены устойчивостью.

Под с е м а н т и ч е с к о й ц е л о с т н о с т ь ю условно понимают такое внутреннее смысловое единство фразеологизма, которое в конечном итоге приводит к полной или частичной потере компонентами собственного лексического значения. Семантическая целостность не является постоянной, неизменной языковой величиной. Высшей степенью семантической целостностью обладают фразеологизмы с утраченной внутренней формой (das ist mein Bier). Такого рода фразеологизмы имеют закрытую, семантически непроницаемую структуру.

Напротив, меньшая степень семантической целостности присуща фразеологизмам, у которых каждый компонент обладает семантической соотнесенностью (но не тождеством!) с однозвучными словами свободного употребления. Так к каждому компоненту фразеологизма sich selbst finden (прийти в себя, успокоиться) последовательно можно подобрать слова – идентификаторы – sich beruhigen.

Цепочка слов-идентификаторов более или менее верно передает содержание этого фразеологизма. При этом слова, входящие в развернутое определение, относятся к тем же частям речи, что и определяемые компоненты, от чего модель фразеологизма полностью отражается в модели идентифицирующего словосочетания. Семантическая структура подобных фразеологизмов характеризуется семантической проницаемостью, известной “открытостью”.

Между высшей и низшей степенями семантической целостности размещается непрерывная цепь переходных звеньев, отражающих постепенное сближение (но не слияние!) компонента фразеологизма со словом, а фразеологизма в целом со словосочетанием.

Целостность значения фразеологизма достигается полным или частичным переосмыслением, деактуализацией компонентов. Деактуализация – это семантическое преобразование слова в составную часть фразеологизма, его компонент.

Семантическая целостность наиболее полно проявляется у фразеологизмов, возникших в результате метафорического переосмысления свободных словосочетаний такого же лексического состава: in Dunst und Rauch (быть в нерешительности); mit Haut und Haar (без остатка, с потрохами); Auge um Auge (око за око) и д.р. В составе, например, фразеологизма in Dunst und Rauch , Dunst – это не “туман, дымка”; а нечто другое, не содержащееся в смысловой структуре этого слова. Зачастую выявить соответственное значение компонентов трудно и вовсе невозможно, что служит показателем высокой идиоматичности фразеологизма.

Важным признаком фразеологизма является его р а с ч л е н е н н о е с т р о е н и е, неоднословность.

Одни признаки фразеологизма характеризуют его внутреннее содержание, а другие его форму. Определяющим признаком служит семантическая целостность, раздельнооформленность состава, структурная связь со словом.

Многим фразеологизмам присуща э к с п р е с с и в н о сть. Темнее менее это свойство распространяется далеко не на все фразеологические обороты. Стилистически нейтральным оборотам несвойственна экспрессивность: keinen Finger rühren (палец о палец не ударить), der siebente Himmel (седбмое небо), Pflaster treten (бездельничать).

Одной из составных частей фразеологизма является компонент, представляющий собой семантически преобразованное слово. В семантическом отношении компонент- величина непостоянная, так как степень преобразования бывает неодинаковой: одни компоненты теряют семантическую связь со словами свободного употребления; другие лишь частично сохраняют семантическую близость со словом; третьи почти не несут какие – либо семантические потери. Компонент воспринимается как слово (семантически преобразованное) до тех пор, пока ему может быть однозначно приписано то или иное внесистемное (специфическое) значение , например, как в составе фразеологизма die Tränen trocknen (осушать чьи-л. слезы).

В некоторых случаях компонент приходится рассматривать как такую составную часть фразеологизма, которая лишена словесных свойств, несоизмерима со словом.

Семантическое преобразование компонентов, их деактуализация вызывается чаще всего метафорическим переосмыслением свободного словосочетания – объекта метафоризации. Метафоризация слова и словосочетания – явления качественно нового порядка. При метафоризации слова возникает новое переносное значение. Например, слово das Schwein в переносном значении характеризует нечистоплотного, а во ФЕ voll wie ein Schwein нетрезвого человека. При метафоризации свободного словосочетания возникает фразеологизм, наделенный обобщенно-переносным значением; при этом компоненты в составе такого фразеологизма не приобретают переносного значения.

Характер и механизм семантического преобразования компонентов остается до сих пор неизученным.

Нельзя, однако, не заметить, что в процессе фразеологизации не все словесные свойства компонентов равномерно и без остатка поглощаются общим значением фразеологизма: отдельные компоненты обладают особой предрасположенностью к передаче символического значения или к переходу в так называемые “потенциальные слова”. Некоторой части компонентов присуще внесистемное значение, многие компоненты в составе фразеологизма являются семантически доминирующими, оказываются смысловым центром и т.п. Наиболее прочно удерживаются в составе грамматически господствующего компонента категориальное значение, но оно в силу своей абстрагированности при толковании фразеологизма не получает словесного воплощения.

Факты показывают, что компонентам фразеологизмов нередко приписывается такое внесистемное значение, которое передается одним словом отвлеченного содержания.

Соответствующие компоненты семантически элементарны, их собственное (внесистемное) значение не поддается развернутому определению. В противоположность этому слова свободного употребления имеют многосемную структуру, вследствие чего их значение передается развернутым словосочетанием.

“Семантическое расстояние” между исходным словом и соответствующим компонентом может быть определено посредствам развернутого толкования фразеологизма. Поясним сказанное таким примером. Значение фразеологизма Schlösser in der Luft bauen (строить воздушные замки) можно передать глаголом träumen. Здесь каждому компоненту сообщается определенное значение. Каждое слово в составе этого словосочетания носит более отвлеченный характер, чем те слова, на базе которых сформировался этот фразеологизм. Глаголы bauen “строить, создавать какие-либо сооружения” и träumen “мечтать” непосредственно не связанны друг с другом. Между ними обнаруживается опосредованная семантическая связь через глагол machen, который учавствует в определении слова строить. Дело в том, что при толковании глагола träumen используется одно и то же слово machen, являющееся носителем общего семантического элемента у соответствующих слов.

Из примеров видно, что степень семантического расхождения между словом свободного употребления строить и соответствующим компонентом фразеологизма относительно невелика и поддается измерению. Характер и величину этих расхождений можно измерить в составе тех фразеологизмов, составляющие которых допускают покомпонентный внутриязыковой перевод.

Взаимодействие свободного словосочетания с переосмысленным на его основе фразеологизмом создает внутренний образ, внутреннюю форму фразеологизма, живущую в семантической структуре фразеологической единицы и во многом предопределяющую ее семантическую эволюцию. Внутренняя форма присуща лишь фразеологизмам, которые могут быть наложены на свободное словосочетание такого же лексического состава и на его фоне дают семантический и метафорический эффект: das sind zwei Paar Stiefel (две разные вещи); seines Wegs gehen (идти своей дорогой); einen Trumpf in der Hand haben (иметь на руках все козыри).

Общее (целостное) значение таких фразеологизмов не выводится из значений компонентов (ввиду их деактуализации), а мотивируется внутренним образом (внутренней формой), который подлежит расшифровке. Мотивировка и выводимость – явления различного порядка в области фразеологии. Так значение фразеологизма auf Hauen und Hecken mit j-n stehen (быть с кем-либо на ножах) – мотивированно, ибо ясно сознается его внутренняя форма, образ, лежащий в его основе, но это значение нельзя вывести из значения каждого компонента в отдельности, так как они деактуализированны в семантическом отношении. Прибавим к этому, что соответственное значение компонентов Hauen и Hecken определить невозможно. Напротив, во фразеологизме zwischen Baum und Borke stecken (находиться в критическом положении) значение отчасти определяется семантически доминирующим компонентом stecken `застрять`. Неслучайно в развернутое толкование включен этот смыслообразующий компонент.

Внутренняя форма участвует в образовании фразеологического значения, которое возникает в результате метафорического переосмысления того словосочетания, которое формирует внутренний образ, лежащий в основе такого фразеологизма, предсказывает объект обозначения, т.е. несет своеобразную указательную функцию, иначе нельзя было бы говорить о мотивированности целостного значения.

Итак, к основным признакам ФЕ можно отнести воспроизводимость, идиоматичность, устойчивость, семантическую целостность, расчлененное строение и, как было упомянуто выше, многим фразеологизмам присуща экспрессивность.

4. Классификация ФЕ

Устойчивые соединения слов очень многообразны как в структурном, семантическом, так и в функциональном плане. Вследствие этого всякая систематизация фразеологического материала в виде классификации строится в зависимости от того, какие свойства ФЕ подвергаются анализу.

В лингвистической литературе известно несколько классификаций фразеологизмов. Для немецкой литературы характерна классификация Фридриха Зейлера, представленная в его обширном труде “Deutsche Sprichwörterkunde”. Типичным для этой работы является то, что она систематизирует лишь один вид устойчивых слов, а именно такие сочетания которые обладают экспрессивностью, эмоциональностью, оценочным характером.

Ф. Зейлер различает следующие группы ФЕ:

1. пословицы (Sprichwörter);

2. литературные варианты пословиц – афоризмы, сентенции

(Aphorismen, Sentenzen);

3. поговорки (die sprichwörtlichen Redensarten);

4. парные словосочетания (die sprichwörtlichen Formeln);

5. крылатые слова (geflügelte Worte).

К недостаткам данной классификации относится, во-первых, неполный охват всех видов устойчивых словосочетаний немецкого языка, т.е. игнорирование неафористических словосочетаний, которые составляют весьма важную часть фразеологии, и, во-вторых, нечеткость термина ”поговорка”, включающего фразеологию, различную по своему эмоциональному потенциалу, мотивированности значения и пр.

Значительное распространение в германистике получила структурно-семантическая классификация академика В.В. Виноградова.

В.В. Виноградов подразделял все ФЕ на три группы:

1. фразеологические сращения;

2. фразеологические единства;

3. фразеологические сочетания.

Ф р а з е о л о г и ч е с к и е с р а щ е н и я или идиомы представляют собой абсолютно неделимые, неразложимые словосочетания, значение которых независимо от их лексического состава. Они имеют полностью затемненную семантическую мотивировку. В их значении нет никакой, даже потенциальной связи со значением их компонентов. Примерами таких словосочетаний в немецком языке являются выражения einen Korb bekommen (получить отказ при сватовстве); j-m Brief und Siegel geben (поручиться перед кем-либо за что-либо, уверить кого-либо в чем-либо).

Значение этих выражений немотивированно с точки зрения системы современного немецкого языка и может быть вскрыто лишь при помощи исторического и этимологического анализа. Данные идиомы возникли в связи с немецкими обычаями, имевшими место в определенные периоды жизни немецкого народа.

Вторая группа по классификации Виноградова – ф р а з е о л о г и ч е с к и е е д и н с т в а – отличаются от фразеологических сращений тем, что здесь значение целого связано с пониманием потенциального смысла слов, образующих эти выражения. Фразеологические единства включают довольно многочисленную группу фразеологических единиц. Сюда относятся:

1. о б р а з н о-м о т и в и р о в а н н ы е с л о в о с о ч е т а н и я , т.е. устойчивые словосочетания с явно ощутимым переносом значения, например, keinen Schimmer von etwas haben (не иметь не малейшего представления о чем-либо). Значение фразеологического выражения возникает в данном случае вследствие переосмысления слова Schimmer, поскольку оно означает `слабый, тусклый, еле заметный огонек`;

2. п а р н ы е с о е д и н е н и я с л о в, например, mit Sack und Pack (со всеми пожитками);

3. п о с л о в и ц ы: wer zwei Hasen zugleich hetzt, fängt keinen (за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь);

4. а ф о р и з м ы, с е н т е н ц и и, например, wer fremde Sprache nicht kennt, weiß nichts von seiner eigenen (кто не знает чужого языка, не знает ничего в своем родном) (Goethe).

Это масса ФЕ, объединенных общим признаком – выводимостью значения целого из значения суммы компонентов, составляющих устойчивое словосочетание, - неоднородна по своему общему значению и структурным особенностям.

Третья группа по классификации акад. Виноградова – ф р а з е о л о г и ч е с к и е с о ч е т а н и я – коренным образом отличается от фразеологических сращений и фразеологических единств.

Фразеологические сочетания образуются из слов с несвободными, связанными значениями, возникающими как переносные на базе основного значения. Сочетание таких значений строго ограничено определенным, узким семантическим кругом лексических единиц. Проанализировав данное явление, В.В. Виноградов пишет: “многие слова или отдельные значения многих слов, преимущественно переносного или синонимического характера, ограничены в этих связях. Эти значения могут проявляться лишь в сочетании со строго определенными словами, т.е. в узкой сфере семантических отношений. Вокруг многозначного слова группируется несколько фразеологических серий” (Виноградов 1953: 17).

Аналогичную картину можно проследить в немецком языке. Так, например, на базе основного значения глагола packen `хватать, схватывать`, развилось переносное значение `охватывать` (о чувствах). В этом случае глагол сочетается лишь с некоторыми существительными, в частности со словами Angst, Schrecken, Schauder (можно сказать Angst, Schauder, Schrecken packt ein, но нельзя Glück, Freude hat ihn gepackt).

Глагол nehmen образует две различные фразеологические серии, п р и

н и м а т ь: Verlauf nehmen (принимать оборот), zu Herzen nehmen (принимать близко к сердцу ); б р а т ь т.е. отнимать, лишать: die Sprache nehmen (отнялся язык, лишиться дара речи), die Kraft nehmen (лишиться сил).

Следовательно для фразеологических сочетаний не характерна образность, которая имеет место во фразеологических единствах в связи с переосмыслением общего значения свободных словосочетаний, на основе которых они возникают. Во фразеологических сочетаниях, переносное значение имеет лишь один компонент словосочетания.

Основным источником функционального принципа классификации ФЕ для Степановой и Чернышевой так же является работа академика В.В. Виноградова. Они подразделяют все фразеологизмы на две большие группы - 1. л е к с и ч е с к и е е д и н с т в а, 2. ф р а з е о л о г и ч е с к и е сочетания. Лексические единства - это устойчивые выражения выполняющие назывную функцию например, zum Ausdruck bringen (выразить что-либо), Diet halten (соблюдать диету). Эти устойчивые словосочетания стилистически нейтральны. Они соответствуют фразеологическим сочетаниям классификации Виноградова. Фразеологические сочетания это фразеологизмы в первоначальном (первичном, прямом) значении, эмоционально окрашенные синонимы к уже существующим единствам. Эту группу можно так же назвать и д и о м а м и. По мнению Степановой и Чернышевой к идиомам относятся: 1. собственно сами идиомы – совершенно немотивированные фразеологические словосочетания; 2. образно-мотивированные словосочетания; 3. парные словосочетания; 4. пословицы; 5. крылатые слова; 6. устоявшиеся сравнения.

И д и о м ы – т.е. совершенно немотивированные словосочетания (j-m Hof machen ухаживать за кем-либо, unter die Haube bringen выдать замуж) соответствующие фразеологическим сложным образованиям и образно мотивированные словосочетания (sich den Kopf zerbrechen ломать голову над чем-либо, die Nase in etw. stecken совать нос во что-то), которые соответствуют фразеологическим единствам по классификации Виноградова.

П а р н ы е с л о в о с о ч е т а н и я (Wortpaaren) немецкого языка обычно эквивалентны слову и служат для выражения одного понятия. “Парные словосочетания – это фразеологизмы с целостным смыслом, возникающим в результате семантического преобразования сочинительных компонентов. Компоненты парного словосочетания представлены либо двумя однородными словами – существительными, прилагательными, глаголами, предлогами, наречиями, которые соединены при помощи союзов und, oder, weder…noch (unter Dach und Fach –под крышей, под кровом; mit Ach und Krach – с грехом пополам, еле-еле); либо различными частями речи, которые могут быть соединены предлогами fur, um, an, zu например: ein und alles – всё; быть всем; das A und O – суть, самое главное” (Гергиева 2006: 9)

Особое место среди ФЕ занимают п о с л о в и ц ы (Sprichworter) . Их первая особенность заключается в том, что они эквивалентны не слову, а предложению, и выражают не понятие, а суждение, например: wer das Feuer haben will, muss den Rauch leiden. Одна из характерных особенностей пословицы ее краткость. Выразительными средствами пословицы являются: краткость, образность, ритм, рифма.

Широкое применение выразительных средств в пословице не случайно. Пословица есть вид устной народной поэзии. Это заставляет некоторых лингвистов сомневаться в принадлежности пословиц к фразеологии языка. Степанова и Чернышева считают, что: “пословица должна рассматриваться как в фольклоре, так и во фразеологии. Принимая во внимание широкую употребимость пословици, ее функционирование в словарном составе языка как одного из важных элементов эмоционально-экспрессивной речи, и то, что пословицы каждый раз воспроизводятся в речи, а не создаются в ней вновь, будет правильным рассматривать пословицу в составе фразеологических единений ” (Степанова Чернышева 1962: 238).

К пятой группе фразеологии относятся так называемые `к р ы л а т ы е с л о в а`(geflugelte Worten). Они представляют собой цитаты из античной и христианской мифологии, античной и классической литературы, афоризмы и сентенции мыслителей и политических деятелей, например: die verbotene Frucht (запретный плод), j-m durch die Finger sehen ( смотреть сквозь пальцы на что-либо), sich mit fremden Federn schmuken (рядиться в чужие перья). Крылатые слова происходят из единого источника, они являются, в основном, интернациональным слоем фразеологии.

Последней из рассматривиемых групп идиоматики являются традиционные сравнения (stehende Vergleiche). Отнесение их к фразеологии вполне правомерно, ведь они входят в словарный состав языка как устойчивые словосочетания и каждый раз в речи они не создаются вновь, а воспроизводятся, что является одним из основных признаков фразеологической единицы. Часто традиционные сравнения в разных языках не совпадают, к примеру: er sah aus wie ein begossener Pudel – он выглядел как мокрая курица.

Запас приведенных выше идиом в каждом языке огромен, и продолжает пополняться новыми словосочетаниями, источником которых в большинстве случаев является окружающая человека действительность, различные явления и предметы.

5. Выводы

1. Путь к современной фразеологии был очень долог, ученые многого добились, но тем не менее фразеология все еще динамично развивается, так как развивается и сам язык. Следует заметить, что в некоторых современных грамматиках и сейчас определенные виды фразеологических сочетаний слов продолжают по-прежнему рассматриваться как один из подвидов сложных слов. Теория фразеологии до сих пор нуждается в существенных уточнениях.

2. Огромное разнообразие фразеологизмов, их функциональность, компонентный состав – это все не давало покоя многим великим филологам.

Большой вклад в становление фразеологии как самостоятельной дисциплины внес и Ш. Балли.

3. Под фразеологизмом понимается устойчивое сочетание двух или более слов, имеющее постоянную структуру и значение, возникшее в результате семантического переосмысления первичного значения данного словосочетания.

4. Существенными признаками ФЕ можно назвать устойчивость, воспроизводимость, идиоматичность, семантическую целостность, расчлененное строение, экспрессивность, которая присуща многим, но не всем фразеологизмам.

5. Неоднородность и разнообразие устойчивых словосочетаний позволяет классифицировать их согласно различным признакам. В лингвистической литературе популярны классификации Ф. Зейлера, В.В. Виноградова, М.Д. Степановой и И.И. Чернышевой.

Глава II: Архаизмы в системе языка

1. Изменения в словарном составе языка

Словарный состав языка больше, чем всякая другая сторона языка, отражает жизнь и историю народа-носителя данного языка.

Исчезновение некоторых слов и появление новых, а так же постепенное изменение значения ряда слов указывает, какие предметы постепенно выходили из употребления, или наоборот, входили в быт данного народа, какие обычаи, общественные учреждения и т.п. отмирали и складывались, какие области культуры, науки, искусства начинали особенно интенсивно развиваться в ту или иную эпоху.

Современная немецкая лексика – наследница многих обозначений, сложившихся в более давние времена.

В истории немецкого языка обычно выделяют несколько периодов:

- Д р е в н е н е м е ц к и й период исчисляется с середины 8 в. до середины или конца 11 в. Важнейшим переломным моментом этого периода является переход от бесписьменного состояния к письменному. Правда, в течение всего древненемецкого периода латынь продолжает занимать господствующее положение как язык письменности.

Первыми памятниками немецкого письма являются г л о с с ы, т. е. словари с латинским текстам, и п о д с т р о ч н ы е п е р е в о д ы, применявшиеся при обучении латинскому языку в монастырских школах.

Историко-литературная ценность памятников древненемецкой письменности невелика. Напротив, очень велико их значение для истории немецкого языка – они дают нам детальное представление о том, каков был немецкий язык того времени.

- С р е д н е н е м е ц к и й период охватывает развитие немецкого языка с конца 11 в. до конца 15 в. Он выделяется как на основании структурных изменений, происшедших в языке, так и на основании изменений в характере функционирования языка. Наиболее существенными для отграничения данного периода от предыдущего являются и з м е н е н и я в с т р у к т у р е я з ы к а.

Постепенно накапливаясь в предшествующий период, они дают к началу средненемецкого периода определенный качественный сдвиг в звуковой системе и грамматическом строе немецкого языка. Изменения в характере функционирования языка в этот период менее велики: в сфере письменности латинский язык продолжает еще занимать господствующее положение вплоть до конца средненемецкого периода; основной формой существования немецкого языка остаются областные диалекты. И все же в характере функционирования языка также происходят значительные изменения: во-п е р в ы х, несмотря на господство в письменности латинского языка, сфера применения письменного немецкого языка неуклонно расширяется, и развиваются новые жанры письменной речи; в о-в т о р ы х, в связи с этим в рамках отдельных областей Германии продолжают развиваться областные варианты литературного языка; в-т р е т ь и х, существенно изменяется и сам состав диалектов, границы их распространения и характер различий между ними.

- Н о в о н е м е ц к и й период с 16 в. до наших дней. Он характеризуется дальнейшими изменениями с т р у к т у р ы я з ы к а: продолжается раз-витие грамматического строя в том направлении, которое определилось уже в средненемецкий период. Именно в этот период складывается в своих основных чертах звуковая система современного немецкого языка, а также и система современной орфографии; мощное развитие получает лексика и фразеология.

При переходе от средних веков к новому периоду истории, в эпоху Реформации и крестьянских войн, немецкий язык вытесняет латинский язык из всех областей письменности, кроме науки.

В истории формирования немецкого национального языка выделяются следующие 2 периода:

а) р а н н е н о в о н е м е ц к и й п е р и о д – с начала 16 до середины 18 вв.; в эти века начинается формирование единого немецкого литературного языка: определяется его диалектная база, начинается выработка фонетической, грамматической и лексической норм этого литературного языка, язык более чем когда-либо раньше становится объектом сознательного отбора и литературной обработки;

б) с о б с т в е н н о н о в о н е м е ц к и й п е р и о д – с середины 18 в. до наших дней; в это время завершается формирование единого национального литературного языка; он закрепляется в немецкой классической литературе и продолжает развиваться уже как сложившийся национальный литературный язык.

Изменения в структуре языка и изменения в характере функционирования языка в период складывания национального языка протекают в тесной взаимосвязи.

Вырабатываются основы современной орфографии и словоизменения.

С усиливающейся литературной обработкой языка, начавшейся в ранненовонемецкий период и особенно интенсивной в собственно новонемецкий период, тесно связано дальнейшее развитие синтаксиса, развитие лексики и фразеологии и, специально, развитие современной богатой системы стилей литературного языка.

2. Понятие архаизма

Словарный состав представляет собой ту сторону языка, которая более всех других подвержена историческим изменениям. Если изменения в фонологической системе и звуковой “материи” языка, в его грамматическом строе трудно заметить на протяжении жизни одного поколения, то изменения в словарном составе наблюдаются повседневно.

Любое нововведение в технике, в быту, в общественной жизни, в области идеологии и культуры сопровождается появлением новых слов и выражений либо новых значений у старых слов.

И наоборот, устаревание и уход в прошлое тех или иных орудий, форм быта, общественных институтов неуклонно влекут за собой и уход из языка соответствующих слов. Бывает и так, что слова меняют свои значения и даже вовсе выходят из употребления без какой-либо связи с изменениями в соответствующих денотатах или же денотаты меняют свои словесные обозначения, нисколько не меняя, однако, своей природы или роли в жизни человека.

Стоит подчеркнуть что, говоря о лексических архаизмах немецкого языка, мы имеем в виду не исчезнувшие из языка слова, а лексические единицы продолжающие употребляться, хотя и при известном функциональном ограничении.

Если неологизмы свидетельствуют о постоянном пополнении словарного состава языка, то архаизмы – показывают, что какое-то количество слов выбывает из языка, переходит из активного словарного состава в пассивный.

Количество вновь появляющихся слов, как и количество новых значений, возникающих у старых слов, обычно превышает число слов и число отдельных значений слов, ставших архаичными. Тем самым, словарный состав языка непрерывно пополняется и обогащается.

При изучении архаизмов (от основы греч. слова archaios древний) необходимо постоянно помнить, что в современных языках отмирание слов протекает иначе, чем это было в древности в языках, не имевших письменности, когда многие устаревшие слова просто постепенно (и бесследно) исчезали из языка. В настоящее же время огромное большинство устаревших слов зафиксировано в том или ином письменном памятнике, для которого эти слова архаизмами не являются. Сохранившиеся таким образом устаревшие и вышедшие из живого употребления слова могут быть извлечены из соответствующих памятников и вновь использованы для тех или иных целей, что иногда ведет к оживлению архаизмов и внедрению их вновь в язык.

Так, например, слово Turnier, как обозначение рыцарских состязаний, является вышедшим из употребления словом, используемым лишь историками и авторами исторических романов при описании соответствующих явлений средневековья. Однако это слово вновь вернулось к жизни в более широком значении `состязание вообще`. Это показывают следующие термины, включающие основу этого слова – Schachturnier (шахматный турнир), Reitturnier (конноспортивные состязания).

Архаизмы используются как элементы `высокого` поэтического стиля либо, напротив, как средство иронии. Они могут сохраняться в составе устойчивых сочетаний.

Стоит добавить, что архаизмы продолжают употребляться, когда речь идет о прошлом, а так же в специфичном `музейном контексте`.

3. Виды архаизмов

В составе архаизмов немецкого языка имеются различные типы слов, которые должны быть четко отграничены друг от друга.

Архаизмы, первого рода - т.е. слова, исчезающие вместе с исчезновением обозначаемого ими явления и употребляемые лишь историками и писателями при описании соответствующей эпохи, - обычно (в отличие от прочих устаревших слов) именуются и с т о р и з м а м и.

И ст о р и з м ы (Historismen), т. е. слова и обороты, которые устарели в результате исчезновения обозначаемых ими реалий.

Историзмы (в данном случае речь идет конкретно о лексических историзмах), бывают разного возраста и разной продуктивности: Leibzoll (вид налога в средневек.); Gleve (вид средневек. оружия). Приведенные слова относятся к эпохе средневековья и употребляются лишь в научной и учебной литературе или в художественных произведениях, в которых изображается соответствующая эпоха. Но бывают историзмы значительно более молодые и продуктивные: die Pferdebahn (конка), Clavichord (клавикорды). Большое число слов переходит в разряд историзмов при смене государственного строя и общественно-производных отношений: der Wirtschaftsführer (хозяйственник), der Blockwarte (сторожевая вышка) и т.п. Историзмами для современного немецкого языка являются и такие слова, как: Kurfurst (курфюрст), Minnesang (миннезанг, любовная рыцарская лирика), Vesperie (рыцарские состязания, предшествующие более крупному турниру).

Историзмы (а также и прочие архаизмы) данного языка могут быть использованы не только для передачи исторического колорита соответствующей эпохи из жизни народа-носителя этого языка; путем применения архаизмов родного языка, писатель иногда характеризует древнюю эпоху другого народа, что является стилистическим использованием архаизмов.

В каждом языке среди лексических архаизмов имеются и так называемые архаизмы семантические, т. е. слова и обороты, сохранившие прежнюю форму, но в значительной степени, вытесненные более молодыми синонимами. В последнем случае архаизмы часто получают новое значение или новую стилистическую окраску.

С е м а н т и ч е с к и е а р х а и з м ы (die Bedeutungsarchaismen) – сравнительно распространенное явление в современном немецком языке например: Lenz (ср. совр. Frühling); Leu (ср. совр. Löwe); Minne (ср. совр. Liebe); Magd (ср. совр. Jungfrau).Большинство архаизмов данного типа используются в качестве экспрессивной лексики, преимущественно с возвышенной тональной окраской; у некоторых из них развиваются новые значения.

Иногда слова могут стать архаичными не полностью, а лишь в части своей смысловой структуры. Данное положение можно проиллюстрировать на словах gar, abtreten, artig, которые архаичны только в значениях: gar очень, abtreten останавливаться (в гостинице), artig красивый и не являются архаизмами в следующих значениях: усиления (gar nicht, gar keiner); (seinen Platz abtreten); послушания (Kinder, seid artig).

Помимо архаизмов семантических, к лексическим архаизмам в известной мере относятся и архаизмы ф о н е т и к о – м о р ф о л о г и ч е с к и е (Formworter или lautlich – morphologische Archaismen), заключающиеся в устаревшем звучании основ слов или устаревшем оформлении отдельных их форм. Это архаизмы, имеющие отношение соответственно к фонетике и грамматике. Однако они относятся также и к лексикологии, т. к. затрагивают звучание слова, составляющее неразрывное единство с его значением.

Фономорфологическим архаизмом является вариант Haufe формы им. п. слова Haufen (куча). Haufe (в прямом значении куча) уже почти вышел из упортребления, обычно говорят не ein Haufe Sand (куча песка), а ein Haufen Sand, в качестве примеров можно привести также сложные слова Sandhaufen (куча песка), Schutthaufen( куча мусора) (но не Sandhaufe, Schutthaufe).

Фономорфологическим архаизмом (для обиходной речи) считается вариант Friede наряду с обычным Frieden (мир). Friede употребляется (наряду с Frieden) как вариант, имеющий оттенок торжественности, и довольно часто встречается.

К архаизмам принадлежат не только устаревшие слова и устаревшие значения слов (лексические архаизмы), но так же и устаревшие грамматические формы, или же устаревшее употребление существующих грамматических форм (грамматические архаизмы). Так, например, грамматическим (морфологическим) архаизмом является форма родительного падежа местоимений wer? was? – wes?, вытесненная расширенной формой wessen? и сохранившаяся лишь в отдельных, восходящих к прежним эпохам пословицах и поговорках: wes das Herz voll ist, des geht der Mund über (у кого что болит, тот о том и говорит).

Проблема грамматических архаизмов является предметом изучения грамматики и стилистики.

Итак, среди архаизмов выделяются три вида: историзмы, семантические и фонетико-морфологические архаизмы.

4. Выводы

1.Постоянное обогащение языка новыми словами и устаревание отдельных лексических единиц - есть динамика развития языка.

2.Многие слова очень быстро становятся продуктивными и приобретают устойчивость благодаря актуальности обозначаемых ими предметов или явлений. В то же время многие старые слова, относившиеся к наиболее устойчивому пласту лексики, по разным причинам становятся все менее и менее употребительными. Это указывает на то, что между устойчивыми и подвижными элементами лексики происходит постоянный взаимообмен.

3. Под архаизмами понимаются слова и грамматические формы, постепенно вышедшие из активного употребления.

4. Общая теория архаизмов и неологизмов, даже при наличии большого количества работ по заданной теме, разработана все еще недостаточно.

5. Поскольку слово представляет собой единство понятия, значения и формы, среди архаизмов можно различать:

а). Историзмы – слова, которые больше не употребляются в результате устаревания обозначаемых ими ранее предметов или явлений;

б). Семантические архаизмы. Зачастую архаизмы данного типа продолжают употребляться для придания тексту эмоциональной или ироничной окрашнности.

в). Фонетико-морфологические архаизмы – слова с устаревшим звучанием.

Заключение

Не смотря на то, что фразеология выделилась в отдельную науку сравнительно недавно, ею занимались с античных времен.

На протяжении многих столетий разными учеными было выдвинуто огромное количество определений данной этой отрасли языкознания и предмета ее изучения.

В настоящей работе дана попытка систематического рассмотрения понятия фразеологизма, его признаков, классификаций ФЕ. Мы определили, что фразеологизмом является устойчивое по своему составу и целостное по значению идиоматичное, неразложимое словосочетание.

Фразеологизму присущ ряд определяющих его признаков: воспроизводимость; идиоматичность; устойчивость; семантическая целостность; расчлененное строение; экспрессивность.

В результате многообразия фразеологических единиц возникает необходимость в их систематизации в виде классификаций. Наиболее популярными в лингвистики являются классификации Ф.Зейлера, В.В. Виноградова, М.Д. Степановой и И.И. Чернышевой.

Но даже при таком тщательном анализе ФЕ, отдельный слой лексики, содержащий фразеологизмы с архаичным компонентом был недостаточно разработан.

В связи с постоянным и не прекращающимся процессом развития языка происходит постоянное пополнение его состава, и в противовес этому процесс устаревания некоторых слов и выпадение их из современного словаря.

Во фразеологии выделяют три вида архаизмов: историзмы – вышедшие из употребления слова, в результате исчезновения обозначаемых ими предметов и явлений; архаизмы семантические – они сохранили свою прежнюю форму, но преимущество отдается их более молодым синонимам; фонетико-морфологические архаизмы, т.е. словосочетания устаревшие по звучанию или внешней оформленности.

ФЕ с архаичным компонентом обозначают многообразие жизни людей на протяжении многих веков. Функциональная активность ФЕ с архаизмами проявляется в обиходной разговорной речи, в литературе и публицистике. Образность, многообразие и экспрессивность, которая присуща им, является причиной их употребления.

Библиография

1. Бабкин А.М. Русская фразеология. Её развитие и источники. – М.:

Наука, 1970. 261 с.

2. Балли Ш. 1962

3. Будагов Р.А. Введение в науку о языке. – М.: Просвящение, 1965.

4. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. –

М.: Наука, 1977. 312 с.43.

5. Гергиева З.Г. Парные словосочетания в системе немецкой

фразеологии. – Владикавказ: Из-во СОГУ, 2006. 63 с.

6. Гухман М.М. От языка немецкой народности к немецкому

литературному языку. – М.: Академия наук, 1955.

7. Жуков В.П. Русская фразеология. – М.: Высшая школа, 1986. 309 с.

8. Левковская К.А. Лексикология немецкого языка. – М.: Гос. Учпедиз,

1956.

9. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. – М. С-П.: ACADEMA, 2005.

10. Москальская О.И. История современного немецкого языка. –

Ленинград: Учпедиз, 1959.

11. Назарян А.Г. Фразеология современного французского языка. – М.:

Высшая школа, 1976. 317 с.

12. Современный русский язык. Под ред. Новикова А.А. – С-П. М.: Лань,

2003.

13. Розенталь Д.Э. Теленкова М.А. Словарь лингвистических теминов. –

М.: ОНИКС 21 ВЕК, 2003

14. Розен Е.В. Немецкая лексикология: история и современность. – М.:

Высшая школа, 1991.

15. Степанова М.Д. Чернышева И.И. Лексикология современного

немецкого языка. – М.: Высшая школа, 1962. 320 с.

16. Чернышева И.И. Фразеология современного немецкого языка. – М.:

Высшая школа, 1970. 200 с.

17. Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. – М.:

Высшая школа, 1985. 160 с.

18. Seiler F. Deutsche Sprichworterkunde. // Lesestoffe zur deutschen

Phraseologie. – M. Просвещение, 1985. С 113-123

19. Stepanоwa M.D. Cernyseva I.I. Lexikologie der deutschen

Gegenwartssprache. – M .: vyssaja skola, 1986/ 247 S.

20. Schewelyowa L.W. Lexikologie der deutschen Gegenwartssprache. – М.:

vyssaja skola

Скачати

Схожі роботи

2011-12-13

Вправи для формування загальних навичок аудіювання.Методичні розробки уроків та позакласних заходів для середнього шкільного віку.Активні методи навчання. Комунікативно-орієнтоване викладання іноземної мови.Роль лінгвокраїнознавчого аспекту у підвищенні пізнавальної активності

2011-12-14

Клас прислівників в українській мові.Клас прислівників в англійській мові.Семантико-стилістичні особливості прислівників.Особливості суфіксальних та без суфіксальних прислівників та їх переклад на українську мову

2011-04-28

Граматична категорія стану в українських дієсловах, на матеріалі роману П.Мирного „Хіба ревуть воли, як ясла повні?”. Категорія дієслівного стану в сучасному розумінні

2015-12-17

Процесс становления фразеологии как новой лингвистической дисциплины глубоко и всесторонне описан в ряде последних фразеологических исследований на материале русского, английского и немецкого языков.

2015-10-05

Важнейшей задачей школы на современном этапе является формирование у учащихся потребности к овладению знаниями и способами действий с ними в соответствии с познавательными установками.

В современных условиях, когда объем необходимых человеку и обществу знаний быстро возрастает, уже нельзя ограничиваться лишь освоением определенной суммы знаний: важно развить у учащихся потребность и умение постоянно пополнять свои знания и умения, ориентироваться в стремительном потоке научной и политической информации.